ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Синий вирус любви
Печенье счастья
За век до встречи
Двое в животе. Трогательные записки о том, как сохранить чувство юмора, трезвый рассудок и не сойти с ума от радостей материнства
Дорогой Эван Хансен
Будет больно. История врача, ушедшего из профессии на пике карьеры
Клан «Дятлы» выходит в большой мир
Наследие древних. История одной любви
Алиса в Стране чудес

— Мэд Маклеод, — сказал он, качая головой. – Где же, черт возьми, ты был?

Мэддокс взял пиво и смотрел, как Алан протирает белой тканью барную стойку. — Не ной. Знаешь, на пару лет старше, но не намного мудрее.

Алан поднял на него взгляд водянистых голубых глаз. – Мои соболезнования по поводу Священника. Мы все понесли утрату. Он был настоящим столпом Раздора, — Алан указал на него. – Итак, кожа, мотоцикл, что с этим случилось?

Мэддокс думал, что это намек на насмешку, и сжал бокал. — Ничего не случилось, — сказал он. – Все люди разные, Алан.

Мужчина поднял руки и рассмеялся. – Только не бей. Я не осуждаю. Не хотелось бы пасть жертвой знаменитого нрава Мэда Маклеода.

— Вообще-то, — осторожно сказал Мэддокс, — как я понимаю, это у моего брата теперь такой нрав.

Алан поднял брови. – У Дженсена? — тупо спросил он, как будто у Мэддокс была куча братьев.

— У Дженсена, — подтвердил он.

— Неа, с чего это ты так считаешь? Он может быть и сильный, но дерьмо, он довольно мягкий по характеру.

Мэддокс решил копнуть поглубже.

— Считаешь, Чез Коллетти согласится?

При упоминании имени с Аланом что-то случилось. Он, должно быть, ужасный игрок в покер. Сразу спрятал глаза, вокруг рта побледнел. Мэддокс знал, что он ударил прямо в цель, даже когда спросил себя, что, черт возьми, он ожидает от этого получить. Надеялся ли он, что Дженсен хладнокровно убил другого человека? Нет, не надеялся. Он уже пожалел, что дал старт этому. Он хотел выпить свое пиво и уйти.

— Что он тебе рассказал? — тихо сказал Алан. Он выглядел так, будто собирался заплакать. — Черт, он рассказал тебе все, не так ли?

Мэддокс почувствовал, что его адреналин повышается. Это все дурно пахло. — Конечно, он рассказал мне все, — солгал он. — Мы же братья.

Алан развернулся. — Чез не мог держать чертов рот на замке, — он вертел тряпку в руках, пока говорил, — он всегда был жадным, глупым, сукиным сыном. Брайс сказал, что успокоит его. Появление с горой золота вызывает вопросы. Это займет немного времени, сказал Брайс. И мы не должны были явно тратиться.

Мэддокс терпеливо кивнул, как будто он точно знал, к чему вел Алан. Его разум, очевидно, был шустрее.

Гора Золота?

Он вспомнил, вид мучительного осознания на лице Дженсена, когда Мигель рассказал о сейфе и показал миниатюрные золотые камешки. Мэддокс понимал, что не был человеком непревзойденного ума, но начал потихоньку собирать кусочки головоломки. Старый сейф был грязный на вид, как будто был закопан в земле на протяжении многих лет, возможно, даже столетий. Он вспомнил свое первоначальное заключение, что его очистили от сокровищ и бесцеремонно выбросили в тайной пещере недалеко от старого кладбища. Место Дженсена, и, возможно, только Дженсен знал о нем. Мэддокс не имел возможности узнать окончание истории; как был найден сейф, и что произошло после. Но иногда в старых историях лишь толика правды. О чем отец тоже всегда предупреждал его.

Золото на возвышенности, но и смерть тоже. Держись подальше от того места, мальчик.

Да, смерть действительно была. И его брат был во всем этом замешан.

— Таким образом, — сказал он, изо всех сил сдерживаясь, даже когда Алан заметно задрожал, — жесткая расправа со стариной Чезом, но если бы он молчал, Дженсен не заткнул бы его.

Алан, казалось, пришел в себя. Его глаза сузились, и Мэддокс понял, что сказал слишком много.

— Не потому, — пробормотал он тихо. — Чез угрожал малышу.

— Мигелю? – удивлено спросил Мэддокс.

Алан не ответил, но его мысли были написаны на его лице. Он терзался словно пришибленный хорек, пока до него дошло, что Мэддокс не знал того, что он выдал. В конце концов, если Дженсен проболтался своему брату, упомянул бы он, что веских причин для смертельного выстрела не было? Кроме того, Алан, возможно, вспомнил, насколько чужими стали братья Маклеод за последнее десятилетие. Для Дженсена было бы неоправданно доверять Мэддоксу информацию такую скрытую, чтобы засадить себя за решетку.

Мэддокс сделал еще один глоток пива и невзначай бросил взгляд на Алана. Человек заерзал, но он по- новому насторожился. У него под баром могло быть оружие, но на это не было похоже. Мэд решил, что если он сделает шаг, он сможет легко перекинуться через прилавок и завалить тощего Алана Таунсенда.

Тогда Мэддокс заметил, как взгляд Алана переместился куда-то за его спину. Выражение его лица выражало облегчение, что тревожило. У Мэддокса даже не было шанса обернуться, до того, как тяжелый удар обрушился на голову справа.

— Лжец, — прошипел мужской голос.

Мэддокс осел, в его ушах зазвенело, но он не упал. Он, не глядя, рванулся вперед, понимая, что столкнулся с грубой силой другого человека, но второй удар был между лопатками, из-за чего он свалился на колени. Болезненное ощущение тепла заструилось по его голове, и он понял, что это кровь. Смутно, он предположил, что противник, скорее всего, его собственный брат. Дженсен не любил его. И если бы он чувствовал угрозу, Мэддокс верил, что тот был готов исключить все риски. Как он делал и раньше.

Струи крови полились на глаза, но Мэддокс все еще видел, что Алан суетятся, как курица, запирая дверь в ресторан. Он попытался подняться, но его разум, на удивление, был не в состоянии эффективно общаться с его конечностями.

— Звони копу, — сказал мужской голос, и Мэддокс понял, что его собственный вывод оказался неверным. Дженсен был не единственным, кто мог напасть на него. Реальность была еще хуже. Мэддокс посмотрел вверх и увидел бездонные холодные глаза Брайса Сандерса. Тогда его накрыло мраком, и он больше ничего не видел.

Глава 22.

Раздор-Сити, Территория штат Аризона

1890

— Джеймс, — взмолилась она. — Пожалуйста.

Маршал Раздор-Сити, мужчина назначенный для соблюдения закона и порядка, закрыл на мгновение глаза. Затем он разразился болезненным кашлем, который заставил его согнуться пополам и прислониться к двери тюрьмы для поддержки.

Анника взяла его за руку. Она знала, что Джеймс Долан не плохой человек. Но его могло покорежить болезнью, гневом и коррупционным влиянием, не важно, чем больше.

— Джеймс, — попыталась обратиться она снова.

— Долан, — проревел Свилинг в десяти футах. Оказалось, он не двигался со своего поста рядом с тюрьмой, где Анника видела его, стоящего там же несколькими часами ранее, сразу после того, как Мерсера затащили внутрь. Глаза-бусинки жестокого босса на шахте прошлись по ней. — Не обманывайся. Его шлюха позволит ему перерезать тебе горло во сне, — Свиллинг облизнул пот с губ. Его взгляд метнулся, чтобы убедиться, что никто из проходящих жителей не слушает. — Итак, миссис Долан, посмотрите, когда сожмется шейка вашего благоверного через несколько недолгих часов?

— Ублюдок! — закричала Анника и бросилась на него. Она бы вбила эту усмешку в грязь, даже если бы это убило её. Джеймс поймал ее и оттянул, схватив за дрожащие запястья.

Свиллинг наслаждался. Он усмехнулся. — Мой наемник сказал, что дэйнсы уже в спешке уходят из своей дыры в старом Улье. Они бегут сломя голову к югу от границы, чтобы избежать веревки для себя, — он покачнулся на каблуках, и был чрезвычайно довольный собой.

— Ты лжешь, — сказала Анника, закрыв глаза. Она не поверит, пока не увидит собственными глазами. Мерсер верил в тех мужчин. Она верила в Мерсера.

Свиллинг недоброжелательно шагнул вперед. – Каттер Дэйн понимает, что я всегда знал. Кто-то всегда совершает ошибки, миссис Долан. А кто-то всегда о них знает.

— Ты поддерживаешь его, — прошипела Анника. Джеймс все еще держал ее за запястья. Она в ужасе вырвалась. — Вы все. Джеймс, ты должен был быть на стороне закона. Как долго ты сотрудничаешь с дьяволом?

Джеймс Долан не мог ответить. Он мог только кашлять.

Свиллинг усмехнулся. — Он поддерживает себя. Подлец из подлецов. Мерсер проиграл.

47
{"b":"254556","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Забудь мое имя
Счастливая лиса Джунипер
Восемнадцать капсул красного цвета
Манипулирование людьми: приемы спецслужб и конкурентных разведок
Варвара-краса и Тёмный властелин
Говори как английская королева / The Queen’s English and how to use it
Гладь, люби, хвали: нескучное руководство по воспитанию собаки
Последняя ведьма Ишэна
Призрак победы