ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Как я… могу знать, чем вы там занимались? — Она с заметным усилием овладела собой. По существу, все перечисленное превосходно вписывалось в картину, которую Лаура давно и в деталях создала в воображении, но инстинкт подсказывал, что сейчас развивать эту тему опасно. — Мне известно лишь, что вы недавно с большой выгодой акционировали свое предприятие на фондовой бирже. А потом благополучно отбыли в Венесуэлу с красавицей невестой. Элен де… Миссис Раджебл особо отмечала ее дворянское происхождение.

— Элен де Буи, — неохотно уточнил он. — Без сомнения, бабушка расписывала вам ее красоту и невероятные достоинства?

— Да уж, — сдержанно подтвердила Лаура, вспоминая, с какой едкостью отзывалась Нелли о будущей невестке. «Пустоголовая костлявая позерша, с которой мой мальчик непременно помрет от тоски, когда схлынет первая волна страсти». — Миссис Раджебл уверяла, что смирилась с тем, что вы целый год будете путешествовать по Южной Америке. Конечно же, вы все устроили перед отъездом, заверив ее, что на время вашего отсутствия дела фирмы останутся в надежных руках. Но, как она ждала каждый раз почтальона! И как ей трудно было скрыть разочарование, когда в бесплодных ожиданиях проходил месяц за месяцем!

— Господи, и все из-за меня?.. — подавленно вымолвил Джесс.

— И вы еще спрашиваете! — Лаура воинственно вздернула маленький подбородок. — Нелли и слышать не хотела предложений, что вы настолько заняты собой и приятным обществом, что не в состоянии послать открытку или позвонить. Ей оставалось только утешаться мыслями, что, попади вы в какой-то переплет, об этом узнали бы местные власти, а в случае серьезной болезни это де… то есть, — быстро поправилась она, — ваша невеста непременно сообщила бы ей.

Лаура сделала глубокий вдох, чтобы сдержать волнение, — слишком сильное, чтобы заметить, как побледнело, исказилось лицо Фоклейна. Не задумываясь о последствиях, она решила выплеснуть на «наследника» все наболевшее в душе.

— Так отчего же вы обошлись с ней столь бесцеремонно? Ни пары строчек ко дню рождения или Рождеству, ни звонка? Разве почтовые ящики бывают только у нас в Англии? Или спортивные баталии в университете так увлекли вас, что на обучение грамоте не хватило времени?

— По крайней мере, этого времени было достаточно, чтобы научиться элементарным правилам хорошего тона, — хрипло отрезал Джесс, недвусмысленно намекая, что, пытаясь обсуждать его поведение, Лаура рискует переступить опасную грань.

Быть может, ее тирада была слишком дерзкой, но должно же дойти наконец до молодого хозяина, как тяжело переживала Нелли его отсутствие?

— В таком случае жаль, что в ваш элементарный курс не были включены уроки обхождения с людьми, которые вас любят. — Несмотря на полученный отпор, Лаура бесстрашно стояла на своем. — Разве приятная внешность, ум и успехи в спорте — это все, что требуется, чтобы быть джентльменом? — продолжила она свою отповедь со спокойной решимостью. — Судя по всему, вам никогда не приходилось слышать раньше афоризм: «Мужчина есть продукт воспитания?»

— Вообще говоря, это был девиз нашей школы, — холодно сообщил Джесс. — Именно по этой причине я стою здесь, призывая на помощь всю свою выдержку, чтобы удержаться от резкостей в ситуации, когда менее терпеливый человек непременно постарался бы внушить вам, что в обязанности экономки не входит читать нотации своим хозяевам!

Внушить с помощью физической силы, он это имеет в виду? В темных глазах Фоклейна сверкнул недобрый огонек, который мог означать, что шутки кончились и что она всерьез испытывает судьбу, продолжая учить его уму-разуму.

Лаура провела кончиком языка по неожиданно пересохшим губам, почувствовав, что с ее стороны требуется несколько большая деликатность, но пойти на попятную, не попытавшись защитить свои позиции еще раз, она не могла.

— Прежде, чем я стала «экономкой», как вы изволили выразиться, я успела очень привязаться к миссис Раджебл. Если продолжать эту тему, то вы — «внучок», вогнавший ее в гроб, — никак не тянете на роль моего хозяина и никогда им не будете! С той минуты, когда вы со своей супругой поставите в известность нотариуса о своем нахождении в Англии, мои обязанности автоматически прекращаются.

Окинув ее пренебрежительным взглядом, Фоклейн тяжело опустился в плетеное кресло, вытянув перед собой ноги.

— Раз уж вы предпочли проигнорировать мой предыдущий вопрос, миссис э-э… — Дэвис, позволю кое-что уточнить. Так о какой жене речь?

Лаура нахмурилась, ощутив всем сердцем пугающую пропасть недоверия.

— Вы хотите сказать, что не женились на Элен де Буи?

— Разве я непонятно выразился? — передернул плечами Джесс. — Мы расстались вскоре после прибытия в Венесуэлу. В следующий раз я повстречал ее уже на обложке дамского журнала. Вместе с новым избранником — гонщиком Хуаном Нимейрой, обладателем Гран-при.

— Ах, значит, так… — Лаура остолбенело уставилась на Фоклейна, не понимая ровным счетом ничего. Она ожидала услышать все что угодно, но только не подобное признание. Этот великолепный самец, баловень судьбы, обладать которым можно было лишь в грезах, оставлен женщиной? Нет, здесь что-то неладно… — Что ж, представляю, как ужасно вы должны были обращаться со своей невестой, — бесстрастно заключила она.

— Очевидно, мадемуазель де Буи согласилась бы с вами. — Всем своим видом Джесс выказывал усталость и равнодушие.

— И вы не нашли никого… взамен? — Невозможно представить, чтобы цветущие красотки, не окружали его в Буэнос-Айресе или Рио, или Каракасе… везде, куда пылкого корсиканца заносила жажда странствий. Равным образом совершенно невероятно, что среди них так и не нашлось ни одной готовой заполнить вакантное место в сердце молодого богача. И в его постели, разумеется.

— Нет, не нашел, — буркнул Джесс, раздраженно добавив: — Я передумал насчет кофе. В этом доме найдется хоть капля алкоголя? Или вы не только мужененавистница, но еще и трезвенница в придачу?

— Шотландский виски подойдет? — Ощущая прилив вины за жестокую бесцеремонность, с которой она обрушила на своего гостя известие о смерти его родственницы, и последующий более чем холодный прием, Лаура пропустила «комплимент» мимо ушей.

— Отлично! — Фоклейна еще хватило на вымученную улыбку, хотя становилось ясным, что новоявленный хозяин действительно вымотался до предела.

Лаура подошла к бару, который ни разу не открывала со дня смерти Нелли, и, наливая добрую порцию виски в хрустальный бокал, обнаружила, что ее руки трясутся.

— Вода? Содовая? Имбирный лимонад? — любезно предложила она на выбор.

— Спасибо, сойдет и так. — Он взял бокал из ее рук и сделал основательный глоток, после чего запрокинул голову и прикрыл глаза, внимая магическому действию горячительного напитка.

Лаура машинально наблюдала за этой сценой, изучала морщинки возле глаз, оставленные какими-то сильными переживаниями на некогда мальчишеском лице. Теперь это было лицо опытного, видавшего виды мужчины.

Похоже, что предательство Элен стало для него серьезным ударом. Быть может, это явилось причиной глубокой душевной травмы и даже привело к своего рода затворничеству, уходу от внезапно опостылевшего образа жизни? Не в этом ли крылась причина его исчезновения из жизни Нелли?

Лаура прерывисто вздохнула, понимая, что после своих невольных издевательств она едва ли может рассчитывать на какое бы то ни было расположение. Hо, чувство долга перед Нелли, однако, требовало во что бы то ни стало достучаться до Фоклейна, выяснив, что он думает о правовых последствиях ухода Элен.

— Джесс… — с усилием вымолвила она, борясь с растущим в душе смятением. Затем, не получив ни малейшего знака, что обращение было услышано, Лаура осторожно дотронулась до его руки в попытке завладеть вниманием и сдавленно прошептала: — Но, как же Хантерс? Если вы не женаты, что будет с имением?

2 глава

Джесс открыл глаза. Его лицо было поразительно умиротворенным. Покраснев, Лаура слегка отпрянула в сторону.

4
{"b":"254560","o":1}