ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Потемкина подняли и положили на кровать. Призванные к нему доктора сокрушенно качали головой.

Один из них шепнул коллеге:

— Мне кажется, что его дни сочтены: он отравлен каким-то медленно действующим, таинственным ядом!

Коллега развел руками: видно было, что он думал то же самое.

К вечеру Потемкину стало лучше, хотя и одолевала страшная слабость. Он приказал, чтобы карета была наготове, и стал ждать часа, когда ему станет легче.

Но и утром слабость не прошла, так что ехать не представлялось возможным. Больной метался, вскрикивая: «В Николаев! В Николаев!» Но стоило ему приподняться с постели, как он бессильно падал обратно.

В середине дня светлейший приказал позвать Свища. Но в ответ на его приказание окружающие смутились и, видимо, не знали, что сказать.

— Верно, опять пьян? — слабо спросил Потемкин.

Всеобщее смущение усилилось.

Повинуясь настойчивым расспросам светлейшего, ему рассказали, что Свищ ночью умер. На него было страшно смотреть: он был весь черный, распухший, точно его кто-то задушил…

— Бог покарал! — со стоном вырвалось у Потемкина, а затем, помолчав, он прибавил: — Это был верный слуга. Устроить ему торжественные похороны!

Через день светлейшему совсем полегчало, только слегка кружилась голова.

Он попробовал встать, походить по комнате и увидел, что достаточно крепок для переезда, а потому приказал подать карету.

Слегка опираясь на плечо слуги, Потемкин спустился к подъезду.

Но надо же было случиться так, что в этот самый день и час был назначен вынос Свища в церковь, и когда лакей крикнул из подъезда «подавай!», то по роковому стечению обстоятельств к крыльцу подъехали… похоронные дроги…

Потемкин вскрикнул и со стоном осел на землю. Его опять втащили наверх и положили на кровать. Снова ему стало хуже, снова несколько дней не могло быть и речи о выезде.

Наконец Потемкин не пожелал больше ждать.

— Хоть на руках придется в карету снести, а поеду! — настойчиво ответил он на все увещевания врачей.

Пришлось действительно снести его на руках в карету. Поезд с сопровождавшими Потемкина лицами пышным кортежем выехал из Ясс.

До первой остановки доехали благополучно. Правда, светлейший метался, рвался куда-то и все время жаловался на духоту. Прошла ночь. Рано утром тронулись дальше.

Но едва проехали несколько верст, как князь приказал остановиться.

— Будет! — сказал он. — Теперь некуда ехать: я умираю! Выньте меня из коляски: я хочу умереть на поле!

В степи раскинули ковер и уложили судорожно стонавшего князя. Слабо пробивались первые лучи рассвета. Вскоре князь затих. Все отошли от него, чтобы не мешать спать. Остался только конвойный казак, охранявший сон светлейшего.

Вдруг Потемкин задергался, застонал, а затем, приподнявшись, вскрикнул:

— Бодена! Это ты…

Но он не договорил и рухнул на подушку. Слабая дрожь, пробежавшая по его телу, была последним движением этого много грешившего человека.

Вскоре казак заметил, что светлейший отошел к иной жизни. Он достал из кармана два грязных медных пятака и закрыл ими сомкнувшиеся веки покойного…

Когда-то давно Аттила, Бич Божий, умер на груди цыганки Ильдико, отравившей нелюбимого. Почти так же умер и русский Аттила, этот истинный дьявольский бич родины.

Вот как описана его смерть в одном из лучших стихотворений Державина «Водопад»:

Чей труп, как на распутье мгла,
Лежит на темном лоне ночи?
Простое рубище — чресла,
Две лепты покрывают очи,
Прижаты к хладной груди персты,
Уста безмолвствуют отверсты!
Чей одр — земля; кров — воздух синь;
Чертоги — вкруг пустынны виды?
Не ты ли Счастья, Славы сын,
Великолепный князь Тавриды?
Не ты ли с высоты честей
Внезапно пал среди степей?

VIII

Известие о смерти Потемкина быстро облетело весь мир. Достигло оно и скромного женского монастыря в Яссах.

Вернувшись к себе в келью, сестра Анастасия поведала настоятельнице только половину правды. Она рассказала, какая судьба связывала ее в прошлом с Потемкиным, как светлейший, встретив ее теперь в Яссах на улице, возгорелся прежней дьявольской похотью и решил обманом залучить ее к себе.

Она рассказала, как светлейший пытался соблазнить ее деньгами, как терзал стыдом и болью, но о дальнейшем сказала лишь, что ей удалось образумить князя, и он, приказав перевязать ее раны, отпустил без дальнейшего насилия.

Когда сестра Анастасия узнала о смерти Потемкина, она отправилась в церковь и долго молилась там, а потом, вернувшись в свою келью, вылила в чашку остаток яда, разбавила водой и выпила. Через два дня она тихо умерла — ведь надо было быть таким колоссом, как Потемкин, чтобы столь долгое время сопротивляться действию яда. Последними словами Бодены были:

— Ныне отпущаеши… Господи, прости ему и мне… Затем она тихо скончалась…

IX

После Потемкина осталось состояние в сорок четыре миллиона рублей серебром наличными деньгами и еще на пять миллионов золота и бриллиантов. Кроме того, остались также произведения искусства, ценность которых невозможно даже учесть. Получив все это, наследники светлейшего освобождались от уплаты долгов покойного (а их было немало). Высочайшим повелением счета по турецкой войне признавались законченными, хотя там казна недосчиталась многих миллионов. Дорого стоил народу возлюбленный императрицей Аттила!

В первые моменты скорби Екатерина II действительно не знала, как и чем достойно почтить память покойного.

В Петербурге известие о смерти светлейшего произвело потрясающее впечатление. Большинство — все те, кому смерть Потемкина была на руку (например, семья Зубовых или наследники светлейшего), — ликовали. Немногие — в том числе императрица — искренне печалились. Последняя провела несколько дней в таком отчаянии и слезах, что ей пришлось сделать кровопускание.

Австрийский посланник написал в то время своей жене:

«Смерть Потемкина заставила все облечься скорбью. Императрица не выходит из внутренних покоев; не было даже карточной игры».

Несколько успокоившись, императрица издала широковещательный манифест и повелела составить грамоту с перечислением всех подвигов Потемкина. Эта грамота должна была храниться в Херсонском соборе; в этом же городе было приказано соорудить памятник князю Таврическому.

Тело светлейшего перевезли сначала в Яссы, потом с пышной церемонией доставили в Херсон, где гроб поставили в склепе церкви святой Екатерины. На месте кончины был воздвигнут памятник.

Но все это просуществовало недолго. Одним из первых актов императора Павла I после его воцарения было приказание уничтожить памятник и засыпать землей склеп.

X

В 1873 году Одесское общество истории и древности снарядило ученую комиссию, которая должна была исследовать содержимое могилы Потемкина.

В заключении комиссии значилось, что найден был «…ящик, в котором лежал череп; на затылке этого черепа виднелись клочки темно-русых волос; кроме того, в ящике лежало несколько костей. В склепе нашли еще части деревянного и свинцового гробов, остатки позументов и гробовые скобы, а также три шитые канителью орденские звезды первой степени: Андрея, Владимира и Георгия»…

И только? И это — все, что осталось от крупнейшей фигуры в истории России XVIII века?

Да, читатель, это — все… Да и что могло остаться? Разве что зло? Но Россия много страдала и страдает, много зла уже растворила она бесследно в слезах. Такова, видно, ее историческая миссия… Не одного Потемкина стерпела и перенесла несчастная страна… Не привыкать стать!..

74
{"b":"254566","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Мастер войны : Маэстро Карл. Мастер войны. Хозяйка Судьба
Люблю, люблю одну!
42 истории для менеджера, или Сказки на ночь от Генри Минцберга
Отрицательный рейтинг
Тайна таежной деревни
Выжидая
НЛП-технологии: Разговорный гипноз
Я тебя отпускаю
Искусственный интеллект. Большие данные. Преступность