ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Сколачиванию пятой колонны немало способствовала и нацистская расовая теория, согласно которой народ определялся как «политическая общность, основывающаяся на расе и составляющая живой организм, находящийся в постоянной эволюции». Элементами народа объявлялись «расовое происхождение, язык, историческое развитие, нравы и верования». Проповедники расовой теории доказывали:

«Представляя в прошлом, настоящем и будущем ценности расы, понятие народа не укладывается в определённые границы, но составляет подвижную реальность, простирающуюся далеко за пределы понятия государства»[45].

Понятие немецкого народа дополнялось понятием немецкой народности (Volkstum), которая якобы тоже составляла «часть германского народа, проживающего в многочисленных странах: Польше, Чехословакии, Швейцарии, Франции, Люксембурге, Бельгии, Голландии, Дании, Румынии, России, Югославии, Бразилии, Соединённых Штатах и других». Немецкие меньшинства во всех этих странах рассматривались нацистскими «теоретиками» как «народные группы» (Volksgruppen), «лишь временно отделённые от основного корня»[46].

Проживание «национальных групп» на «чужбине» нацистские пропагандисты объясняли недостатком «жизненного пространства». Концепция «жизненного пространства» дополняла нацистскую расовую теорию и призывала к изысканию средств и методов, которые бы позволили нацистам распространить свою юрисдикцию за пределы государственных границ и легализовать изменническую деятельность лиц немецкого происхождения, направленную против государств, гражданами которых они являлись, добиться присоединения части территорий, в которых эти меньшинства проживали, к нацистскому рейху.

В своей речи, произнесённой 5 ноября 1937 г., Гитлер объяснил бесчисленные трудности Германии отсутствием «жизненного пространства» и заявил «о своей несокрушимой решимости разрешить эту германскую проблему насильственным путём»[47].

В книге Вальтера Галя «История для высших учебных заведений» (Бреслау, 1928 год), взятой нацистами на вооружение после их прихода к власти, особенно явно выступала эта неразрывная связь нацистской расовой теории с концепцией «жизненного пространства». Галь вещал:

«Немцы – единственный народ в Европе, сравнительно большая часть которого, целая треть, живёт на чужой земле; это – „народ без пространства“. Из 76 миллионов немцев, проживающих в различных районах Центральной Европы, только 62 миллиона живёт на территории собственно Германии. В настоящее время на немецкой земле расположены пять государств: Германская империя, немецкая Австрия, Люксембург, Лихтенштейн и Данциг; сюда не относится нижнегерманская Голландия. Десять других государств частично занимают немецкую территорию: Дания, Литва, Польша, Чехословакия, Венгрия, Югославия, Италия, Швейцария, Франция и Бельгия»[48].

Все немцы делились на «граждан Германской империи» (Reichsbürger), обладающих полнотой прав[49], «подданных Германской империи» (Reichsangehörige), фактически лишённых политических прав «зарубежных немцев» (Auslandsdeutsche), входивших в состав Германской империи до первой мировой войны, и всех прочих немцев (Volksdeutsche). Всячески препятствуя ассимиляции проживавших за пределами Германии лиц немецкого происхождения, нацисты объединяли их в «народные группы», внушая им, что «кровь сильнее паспорта», вследствие чего каждый зарубежный немец обязан был служить нацистскому рейху независимо от его гражданской принадлежности.

Насаждение нацистской агентуры проводилось также путём широкого поощрения двойного гражданства. В имперском законе от 21 мая 1935 г. устанавливалось, что каждый немец обязан нести воинскую повинность, причём разъяснялось, что немцем в смысле, предусмотренном в настоящей статье, является всякий гражданин, даже если он одновременно состоит в гражданстве иностранного государства. От несения воинской службы не освобождался и тот, кто её отбывал в другом государстве, гражданином которого он одновременно являлся. Гитлеровский декрет от 24 января 1942 г. уполномочивал имперского министра внутренних дел определять страны, в которых германские граждане могут быть натурализованы по их о том заявлению, по заявлению супруга или законного опекуна без утраты при этом германского гражданства.

Созданную зарубежную агентуру нацистский рейх начал использовать в организации актов диверсий и терроризма ещё до начала второй мировой войны для срыва всяких соглашений, направленных на обеспечение безопасности Европы, для создания условий к аншлюсу Австрии и захвату Судетской области Чехословакии, а затем для окончательного закабаления этой страны в 1939 году.

Терроризм во внешнеполитической практике нацизма

В настоящее время установлено, что подготовка и организация марсельского убийства 9 октября 1934 г. активных сторонников создания системы коллективной безопасности в Европе – французского министра иностранных дел Луи Барту и югославского короля Александра I проводились германо-нацистским посольством в Париже, а конкретно – сотрудником службы военного атташе посольства полковником Шпейделем. Примечательно, что после окончания второй мировой войны он стал генералом бундесвера и командующим сухопутными силами НАТО в Центральной Европе. С этого поста Шпейдель был смещён только после того, как прогрессивным силам удалось доказать, что он является военным преступником. А тогда, в 1934 году, Шпейдель совместно с хорватскими фашистами вырабатывал план убийства и информировал исполнителей о пути следования намеченных ими жертв.

Этому гнусному акту нацистские спецслужбы дали высокопарное кодовое название – операция «тевтонский меч». Не менее гнусной была и другая операция, призванная подготовить аншлюс Австрии, – так называемый «план Отто».

В отличие от операции «тевтонский меч», в которой участвовали и хорватские террористы, в «плане Отто» нацистские спецслужбы обошлись без посторонней помощи. Им не понадобилась даже подмога дипломатических представительств. Немецкий учёный из ГДР Ю. Мадер следующим образом описывает события, которые предшествовали вступлению нацистских вооружённых сил в Австрию:

«В середине 1934 года Зейс-Инкварт и его приближённые эсэсовские сообщники в Дунайской столице – Эрнст Кальтенбруннер и Одило Глобочник решили, что час их настал. Был отдан приказ, вскрыты тайники, где хранилось оружие, на рукавах появились повязки со свастикой. 89-й эсэсовский штандарт начал путч; участвовал в нём и Отто Скорцени[50].

В центре бурных событий оказалась резиденция федерального канцлера на Ам Бальхаузплац. И вот здесь-то Скорцени показал, что на него можно „положиться“, что он надёжный участник эсэсовской банды. Отряд заранее отобранных эсэсовских убийц, смяв охрану, ворвался в канцлерский дворец. Сражённый несколькими пулями, рухнул у своего письменного стола канцлер Энгельберт Дольфус…

Однако нацисты не достигли тогда своей цели: им не удалось присоединить Австрию к гитлеровской Германии. Гитлер так и не дождался в тот раз условленного обращения с призывом об аншлюсе. Австрийский народ сумел восстановить порядок и обеспечить безопасность в своей стране. Нацистская партия была запрещена в Австрии. Эсэсовцы предпочли уйти в подполье. Те путчисты, которым грозила наибольшая кара, получили приказ бежать к своим берлинским вдохновителям»[51].

Аншлюс пришлось отложить на четыре года. Это были годы безудержного нацистского террора в отношении австрийских государственных деятелей и австрийского народа. В первых числах февраля 1938 года нацистские войска подошли вплотную к границам Австрии. Гитлер в категорической форме предложил австрийскому канцлеру Шушнигу незамедлительно прибыть в его резиденцию в Берхтесгадене. После выполнения этого требования, 12 февраля 1938 г., Шушнигу было приказано под угрозой вторжения нацистских войск в Австрию назначить на пост министра безопасности предводителя австрийских нацистов Зейс-Инкварта и предоставить им полную свободу в стране. Когда же Шушниг заявил, что намерен провести плебисцит по вопросу о том, желает ли Австрия оставаться независимой, Гитлер направил ему через всё тех же австрийских нацистов ультиматум. В нём Шушнигу предлагалось в течение двух часов под угрозой вторжения двухсоттысячной нацистской армии отказаться от своего поста и уступить его Зейс-Инкварту. Два дня спустя новый канцлер Зейс-Инкварт опубликовал закон о присоединении Австрии к нацистскому рейху в качестве одной из его земель.

вернуться

45

Цит. no: Fournier J. La conception nationai-socialiste du droit des gents. P., 1938, p. 24.

вернуться

46

КeIleг H. К. E. L. Nationalismus und Ctatismus. – Zeitschrift fur Geopolitik, 1938, Heft 2, s. 120; WaIz. Minderheitenrecht oder Volksgruppenrecht. – Volkerrecht und Volkerbund, 1936. Heft 1, s. 594.

вернуться

47

Rothstein A. The Munich conspiracy. L., 1958, p. 51.

вернуться

48

Цит. по: Мадер Ю. Серая рука. М., 1962, с. 22.

вернуться

49

В имперском законе о гражданстве от 15 сентября 1935 г. германское гражданство признавалось лишь за теми, «в ком течёт германская или родственная германской кровь» и кто «своим поведением доказал, что он действительно хочет и может служить Германской империи».

вернуться

50

Нацист-эсэсовец, террорист и головорез, совершивший и позднее ряд нашумевших террористических актов.

вернуться

51

Мадер Ю. По следам человека со шрамом. М., 1964, с. 21–22.

12
{"b":"254569","o":1}