ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В наши дни американское правительство, возрождая «доктрину Трумэна», вновь использует экономические рычаги для воздействия на своих партнёров по военно-политическим группировкам.

В канун 1982 года американская администрация объявила об экономических санкциях против Польши и Советского Союза и призвала своих западноевропейских союзников последовать её примеру и поддержать санкции. Поводом для «мер воздействия», а фактически для вмешательства во внутренние дела суверенного государства, стал провал контрреволюции в Польше.

Но противодействие стран Западной Европы диктату США всё усиливается. 12 августа 1982 г. делегация ЕЭС вручила в Вашингтоне представителям госдепартамента и министерства торговли США ноту, в которой критиковалось решение Соединённых Штатов запретить западноевропейским компаниям поставлять оборудование для строительства газопровода Сибирь – Западная Европа. Нота была одобрена всеми 10 государствами – участниками Общего рынка на заседании в Брюсселе. В ней подчёркивалось, что Европейское сообщество считает эти меры противоречащими международному праву и явно расходящимися с правилами и принципами, зафиксированными в законах США[85].

Одновременно с гегемонистскими устремлениями на Европейском континенте США после второй мировой войны всячески пытались и пытаются закрепить своё господство в молодых национальных государствах, освободившихся от колониальной зависимости. И тут они выступают под лживой маской «спасителей от коммунистического проникновения». Это направление внешней политики США нашло своё выражение в так называемой «доктрине Эйзенхауэра».

Попытки американских монополий колонизовать страны Ближнего и Среднего Востока предпринимались ещё в то время, когда народы этого региона одержали свои первые победы в борьбе за независимость против английских и французских поработителей и их ставленников из местной реакции. 14 октября 1951 г. по инициативе США были выдвинуты совместные предложения Вашингтона, Лондона и Анкары правительству Египта о создании так называемого «союзного средневосточного командования для совместной обороны Ближнего и Среднего Востока». Аналогичные предложения были переданы правительствам Сирии, Ливана, Ирака, Саудовской Аравии, Йемена, Израиля и Трансиордании. 10 ноября 1951 г. была опубликована декларация правительств США, Англии, Франции и Турции по тому же вопросу. Все четыре державы – авторы предложений – даже не скрывали намерения укрепить свои позиции в странах Ближнего и Среднего Востока, чтобы остановить процесс деколонизации этого региона, начавшийся после второй мировой войны. В предложениях предусматривалось: наводнение Ближнего и Среднего Востока вооружёнными силами государств – членов НАТО, передача в их распоряжение вооружённых сил, военных баз, коммуникаций, портов и других сооружений стран данного региона. Неудивительно, что народы Ближнего и Среднего Востока решительно отвергли идею создания «союзного средневосточного командования».

Тем не менее колониалистский пыл США это поражение отнюдь не умерило. В 1954–1955 гг. они приступили к сколачиванию так называемой Организации центрального договора (СЕНТО) – военно-политической группировки, в состав которой входили Англия, Турция, Пакистан, Ирак и Иран. США, хотя формально не состояли в СЕНТО, фактически заправляли в ней. Договор СЕНТО «пристегнул» три средневосточных государства к политике стран НАТО, разрешил ввод в пределы государств-членов вооружённых сил великих держав, если того потребует «объединённое военное командование СЕНТО». Такое командование было создано в апреле 1961 года. Однако и этот военный блок рухнул под ударами национально-освободительных движений в ряде включённых в него стран. В 1958 году после победоносной революции из СЕНТО вышел Ирак, в 1979 году после свержения шахского режима – Иран, за которым последовал Пакистан. В том же 1979 году правительство Турции, куда перебазировались руководящие органы СЕНТО, заявило о «самороспуске» этого проимпериалистического блока.

После прихода в Белый дом генерала Эйзенхауэра колониалистские происки США на Ближнем и Среднем Востоке резко активизировались. В конце 1956 года Эйзенхауэр выступил с заявлением о том, что страны этого региона «нуждаются в дополнительной силе для обеспечения своей безопасности». Американская печать в комментариях к заявлению заговорила о том, что на Ближнем Востоке после вынужденного ухода оттуда англо-французских колонизаторов образовался некий «вакуум силы», который должен быть обязательно заполнен американской военной и политической мощью.

«Доктрина вакуума силы» так напоминала только что освободившимся народам расистскую теорию «ничейных земель» (под которыми в начале колониального разбоя подразумевались территории, ещё не захваченные одной из колониальных держав), что тогдашний государственный секретарь США Д. Ф. Даллес просил американских государственных деятелей и публицистов воздерживаться от слишком частого её упоминания.

Тем не менее в своём послании конгрессу 5 января 1957 г. Эйзенхауэр сформулировал принципы ближневосточной политики США, получившие название «доктрина Эйзенхауэра». В ней Вашингтон заявил претензии на распространение «покровительства» США на страны Ближнего и Среднего Востока. Президент просил у конгресса разрешения направить в эти страны американские вооружённые силы в любой момент, когда он сочтёт нужным, не спрашивая каждый раз его согласия, требуемого конституцией США. Цель доктрины была сформулирована, как всегда в практике США, на пределе политической демагогии:

«Наметить меры на случай коммунистической агрессии – будь то прямой или косвенной».

Из содержания ряда международных актов, составленных под эгидой США (межамериканского договора о взаимной помощи, подписанного в Рио-де-Жанейро 2 сентября 1947 г.; так называемой антикоммунистической резолюции, принятой американской конференцией в Каракасе в марте 1954 года; статьи IV Манильского договора об обороне Юго-Восточной Азии (СЕАТО) от 8 сентября 1954 г., ныне утратившего силу, и других актов), видно, что под «коммунистической косвенной агрессией» США понимают национально-освободительную борьбу народов, не желающих больше подчиняться диктату иностранных или отечественных империалистических монополий; ссылка на «коммунистическую агрессию» используется для оправдания самых кровавых преступлений империализма.

Авторы «доктрины Эйзенхауэра» выступили в роли непрошенных «защитников» не только ближневосточных стран, но и стран Западной Европы, которой они обещали помочь «не потерять» источники снабжения нефтью. Притязания США на роль верховного руководителя европейских держав Эйзенхауэр выразил в очередном послании конгрессу 10 января 1957 г.:

«Наши обязательства, наши собственные просвещённые интересы, наш характер как нации обязывают нас взять на себя высокую роль в мировых делах – роль энергичного руководства».

«Доктрина Эйзенхауэра» служила обоснованием многих предпринятых в 50-е годы американским империализмом военных авантюр против стран Ближнего и Среднего Востока. Они осуществлялись как силами присоединившегося к «доктрине Эйзенхауэра» в мае 1957 года Израиля, так и собственными армиями (например, путём совместного с Англией вторжения США в Ливан и Иорданию летом 1958 года). Если до середины 70-х годов президенты США неизменно мотивировали свои попытки порабощения стран Ближнего и Среднего Востока необходимостью их «защиты» от мифического агрессора, то уже после прихода в Белый дом Дж. Картера они отбросили всякую демагогическую маскировку и стали проводить агрессивную политику в этом регионе во имя «защиты сферы жизненно важных интересов США». Так, в принятой в августе 1977 года директиве № 18 президента Картера предусматривалось, что

«одной из стратегических проблем первостепенной важности, стоящих перед творцами политики США, является сохранение Ближнего Востока и Средиземноморья как района, в котором может быть эффективно размещена американская мощь»[86].

вернуться

85

Правда, 1982, 13, 14 августа.

вернуться

86

Человек и закон, 1984, № 7, с. 91–92.

18
{"b":"254569","o":1}