ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

О связях «красных бригад» с израильской секретной службой «Моссад» пишет миланская газета «Панорама», приводя рассказ об этом члена «красных бригад» Альфредо Буанавиты, который ранее принадлежал к так называемой «исторической ячейке» этой организации, а ныне отбывает шестой год заключения. В мае 1981 года он отрёкся от своих бывших товарищей и решил рассказать обо всём, что знал.

«В 1973 году в Милане агенты израильской разведки, – сообщил Буанавита следователю Ф. Импозимато, – вступили в контакт с „красными бригадами“. Они предложили поставлять им оружие, финансировать их и обеспечить им поддержку даже в некоторых органах государственного аппарата. Была также обещана помощь в организации курсов военной подготовки. Взамен они требовали усиления террористических акций, направленных на дестабилизацию политической обстановки в Италии».

Чтобы показать степень своей осведомлённости, агенты «Моссад» указали террористам место, где скрывался Марко Пизетта, заклятый враг «красных бригад», который согласился сотрудничать с итальянской службой безопасности. Спустя несколько лет, а точнее в конце 1977 года, поступило новое предложение.

Об этом следователям рассказал Патрицио Печи, первый из раскаявшихся «краснобригадовцев».

«В качестве доказательства того, что „Моссад“ была зинтересована поддерживать с нами связи, нам сообщили имена двух людей, собиравшихся вступить в наши ряды, но которым, по её утверждению, нельзя было доверять».

И на этот раз информация израильтян оказалась верной.

При обсуждении в парламенте вопроса о терроризме представители демократических сил страны в своих выступлениях напомнили, что Дж. Бертоли, совершивший в 1973 году ряд террористических покушений в Милане, незадолго до этого вернулся из Израиля.

Ф. Импозимато, расследовавший в течение длительного времени деятельность «красных бригад», сообщил в интервью газете «Мессаджеро», что в «красные бригады» внедрились агенты секретных служб Израиля, которые обеспечивают снабжение «бригадистов» оружием, деньгами и информацией. Замысел Израиля, по мнению Импозимато, состоял в том, чтобы дестабилизировать политическое положение в Италии, привести страну к гражданской войне, а в конечном итоге – закрепить её на ультраправых, проамериканских позициях.

Американские спецслужбы действуют, конечно, не только при помощи «Моссад». Итальянский журналист Г. Каппато писал в своё время в журнале «Джорни – Вие нуове»:

«Сегодня уже никто не сомневается, что за спиной итальянских террористов стоит Центральное разведывательное управление США… Мы можем назвать одно имя: Маркус Раскин – генеральный директор „Инститьют фор полиси стадиз“, частной организации, которая финансируется семейством Рокфеллеров. Именно эта организация вот уже 10 лет управляет как правыми, так и „левыми“ подрывными группировками, действующими в Западной Европе».

Направленность терроризма против коммунистического и рабочего движения, против стран социализма особенно явно выявилась в так называемом «деле Антонова».

13 мая 1981 г. на площади Св. Петра в Риме произошло покушение на папу римского Иоанна Павла II. Стрелявший был задержан на месте преступления. Им оказался турецкий гражданин Мехмет Али Агджа, первоначально выдававший себя за «террориста-одиночку», уже однажды привлекавшийся к уголовной ответственности за убийство 1 февраля 1979 г. прогрессивного турецкого журналиста Абди Ипекчи, бежавший ещё во время судебного процесса с помощью сообщников из тщательно охраняемой стамбульской тюрьмы и заочно приговорённый в апреле 1980 года стамбульским судом к смертной казни[250].

Следствие по делу о покушении на главу католической церкви длилось 53 дня, судебный процесс – 3 дня. Преступник был приговорён к пожизненному заключению и отбывал наказание в строго изолированной тюрьме в г. Асколи-Пичено.

Решив использовать этот террористический акт в подрывной деятельности против стран социализма, реакционные силы подвергли Агджу усиленной обработке. В ней приняли участие: один из арестантов тюрьмы босс неаполитанской «каморры» Раффаэле Кутоло, тюремный католический священник Мариано Сантини – связной кутоло, арестованный впоследствии за оказание услуг «каморре», и один из главарей «красных бригад» Джованни Пичено, известный тесными связями с неофашистскими группировками в Западной Европе. Как передавал западногерманский журнал «Шпигель», 21 декабря 1981 г. майор Петручелли из военной разведки Италии (СИСМИ) и инспектор гражданской секретной службы (СИСДЕ) посетили Агджу в его тюремной камере. Как турецкий террорист впоследствии рассказывал своему итальянскому защитнику, оба агента обещали ему за «болгарские сведения» существенное сокращение срока тюремного заключения[251].

В конце апреля 1982 года, т. е. почти год спустя после ареста, молчаливый до этого Агджа заговорил. Он признал своё членство в организации «серые волки» – военизированного филиала ультраправой турецкой «Партии националистического движения», руководителем которой являлся полковник Альпарслан Тюркеш – убеждённый антикоммунист, сотрудничавший с нацистами во время второй мировой войны, и в показаниях Агджи начали проскальзывать первые намёки на «причастность» к террористическому акту против папы граждан Народной Республики Болгарии.

И тут снова выступила с подстрекательской акцией Клэр Стерлинг. Подогревая общественное мнение в затеваемой её хозяевами против стран социализма провокации, она поместила в сентябре 1982 года в консервативном американском журнале «Ридерс дайджест» тенденциозную статью, в которой намекала, что за преступлением на площади Св. Петра таится якобы «рука Болгарии». За этой статьёй последовали и другие, а в 1983 году Стерлинг объединила свои «изыскания» в пасквиль под названием «Время убийств», в котором на сей раз открыто и категорично обвинила Болгарию и Советский Союз в организации покушения на папу римского. К её голосу присоединил свой голос консультант крупного антисоветского центра «Рэнд корпорейшн» Пол Хенце, значащийся в двухтомном справочнике по ЦРУ, выпущенном в 1979 году американским издательством «Лайл Стюард инкорпорейтед», как кадровый сотрудник этого ведомства. В 1958–1959 годах он работал в Анкаре в качестве «советника посольства», и некоторые журналисты приписывают ему значительно более существенную роль, чем распространение фальшивок[252].

Эти два журналиста начали накалять обстановку, упорно и всё более открыто проповедуя «причастность» Болгарии к покушению, и машина завертелась в диктуемом спецслужбами США направлении. Агджа вдруг «вспомнил» о том, что был участником «болгарского заговора», а в ноябре 1982 года «опознал» своих болгарских «соучастников»: сотрудника представительства авиакомпании «Балкан» Сергея Антонова, помощника болгарского военного атташе майора Жельво Василева и кассира болгарского посольства в Риме Тодора Айвазова. На основании этих бездоказательных обвинений Антонов был арестован, а Василев и Айвазов избежали той же участи, так как, отработав в Италии положенный срок, возвратились на родину.

А между тем всё более вырисовывался круг лиц, действительно заинтересованных в устранении Иоанна Павла II. С одной стороны, избранный в октябре 1978 года епископ Кракова Кароль Войтыла был первым за 455 лет «иностранцем», а не итальянским «священнослужителем», начавшим к тому же производить кадровые перестановки, привлекая к управлению церковными делами кардиналов и епископов различных стран. Это вызывало недовольство ватиканского руководства, заинтересованного в устранении Иоанна Павла II. С другой стороны, в его устранении были заинтересованы и «серые волки», неоднократно высказывавшие мнение, что Ватикан открывает «крестовый поход против ислама». Кстати сказать, год спустя после покушения на площади Св. Петра произошла новая попытка покушения на того же папу. На сей раз покушавшийся был представителем духовенства. Во время паломничества главы католической церкви в Фатиму 13 мая 1982 г. некий аббат Жуан Фернандес Кроон, испанец по происхождению, пробился сквозь толпу к Иоанну Павлу II и уже поднял оружие, но был схвачен полицией. Во время допроса он признал, что «прибыл в Фатиму, чтобы убить папу»[253].

вернуться

250

См.: Паклин Н. Анатомия одной провокации. – Известия, 1985, 28 марта.

вернуться

251

Der Spiegel, 1985, № 21, s. 87.

вернуться

252

См.: За рубежом, 1985, № 23, с. 12; Советская Россия, 1985, 4, 28 октября.

вернуться

253

См.: Der Spiegel, 1985, № 21, s. 68–69, 74.

52
{"b":"254569","o":1}