ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Национально-освободительные организации и отношение к ним социалистических государств

Несмотря на существование приведённых выше документов, буржуазные государственные деятели, юристы и публицисты с удивительным упорством относят к числу террористических организаций Ирландскую Республиканскую Армию (ИРА), ООП и некоторые другие организации, отстаивающие национальную независимость и право народов на самоопределение. К числу террористов после начала войны против Ливана был отнесён весь многострадальный народ этой страны.

Чаще и злобнее всего обрушиваются буржуазные политические деятели на ирландцев, на протяжении нескольких веков ведущих героическую борьбу против британских колонизаторов, на палестинцев, лишённых родины сионистскими оккупантами, захватившими страну, и ливанцев, ведущих героическую борьбу с оккупантами.

Борьба ирландского народа за независимость началась в XII веке. Прогрессивный парижский профессор Мориц Гольдринг, специализирующийся по истории Ирландии, пишет:

«Как и всякий колонизатор, английский завоеватель хотел сделать из Ирландии народ без истории, народ без души. В связи с тем, что завоеватель отрицал историю, освобождение страны означало и восстановление этой истории, включая и самую древнюю. Археология превратилась в революционное оружие в битвах за национальную независимость»[264].

Начало завоевания Ирландии английскими феодалами было положено буллой папы Адриана IV, объявившего в 1156 году, что он «дарит» Ирландию королю Генриху II, как лен, пожалованный им на условиях уплаты Риму динария Святого Петра. Римский папа, выступавший в роли «ставленника бога» на земле, арбитра в спорах между государствами, оплотом феодальной системы, присваивал таким образом себе «право» распоряжаться политическими судьбами народов и раздаривать их земли покорным себе государям. Английские феодалы во главе с Генрихом II, искавшие предлога ограбить Ирландию, воспользовались происходившими там в то время смутами и вторглись в страну. Завоевание Ирландии началось в тот период, когда в Англии складывалась централизованная феодальная монархия. Ирландия же в XII веке была раздробленной страной, стоявшей на более низкой ступени развития.

И с тех пор национально-освободительная борьба ирландского народа никогда не прекращалась. Иногда она затихала под тяжестью расправы или благодаря ничтожным подачкам колонизаторов, но всегда вспыхивала с новой силой.

Ирландское восстание 1641–1652 годов вылилось в длительную национально-освободительную войну. В результате победы англичан в Ирландии – первой английской колонии – был установлен режим национального и социального гнёта. Восстания 1798 года (организовано обществом «Объединённые ирландцы»), 1848 года (организовано «Ирландской конфедерацией»), 1867 года (организовано «Фениями»), 1916 года свидетельствовали о решимости ирландцев отстоять свою независимость. В 1919–1921 годах развернулась настолько широкая освободительная война, что лондонский кабинет пошёл на уступки: в 1921 году был заключён англо-ирландский договор о предоставлении Ирландии статуса доминиона. Из этого статуса была исключена Северная Ирландия (Ольстер), занимающая северо-восточную часть острова, которая продолжала оставаться под неограниченным господством Великобритании. Однако ни доминион, ни тем более Северная Ирландия не были удовлетворены новым статусом. Наконец, в 1949 году Ирландия была провозглашена республикой, и теперь прогрессивные силы Ирландской Республики и Северной Ирландии борются за объединение страны, за экономическую и политическую независимость, за гражданские права и свободы.

Глубоко исследовав ситуацию, сложившуюся в Северной Ирландии, генеральный секретарь Компартии Ирландии Майкл О'Риордан и член Национального исполкома Компартии Ирландии Бетти Синклэр констатируют, что если руководство ИРА в конце 60-х годов вместе с коммунистами и другими прогрессивными силами приняло участие в создании широкого движения под руководством Ассоциации защиты гражданских прав в Северной Ирландии, то часть руководящей верхушки ИРА продолжала делать ставку на тактику террора, считая себя той «элитой», которая способна в одиночку довести до конца борьбу за национальное освобождение, чтобы затем «народ смог решить, какой он желает видеть свою страну»[265].

Критикуя приверженцев «бомбометания», руководители Компартии Ирландии указывают на последствия их тактики.

«Независимо от субъективных намерений отдельных участников террористических актов, – пишут они, – их действия нередко побуждают людей отдавать свои симпатии и поддержку тем, кто выступает под фальшивыми лозунгами „восстановления порядка и законности“ (как будто они когда-нибудь существовали в юнионистской современной Ирландии). Так произошло в Дублине, когда 21 июля 1976 г. террористы организовали там убийство вновь назначенного посла Великобритании в Ирландии. Всё сочувствие общественности сразу оказалось на стороне жертв террора и в конечном счёте – на стороне британской администрации. В такой атмосфере началась крупнейшая в истории страны „охота“ за организаторами покушения, в которой по решению правительства приняли участие три тысячи гражданских гвардейцев и солдат. Угроза массовых облав нависла и над Северной Ирландией, и самой Британией»[266].

Следует отметить, что буржуазные юристы – «борцы с терроризмом» не проводят никакого различия между одиночками-«бомбистами», деятельность которых осуждается коммунистическими партиями и странами социализма, с одной стороны, и участниками широкой национально-освободительной борьбы ирландского народа, противостоящего, иногда с оружием в руках, карательным экспедициям правительственных войск, – с другой. Вызывает гневное возмущение юристов социалистических государств и тот факт, что юристы, обличающие «ирландских террористов», обходят молчанием вопиющие преступления Великобритании в отношении населения Ольстера.

После 1969 года в связи с резким обострением обстановки в Северной Ирландии, вызванным жестоким притеснением католического меньшинства, Англия ввела в пределы Ольстера 19-тысячную оккупационную армию. Аресты, пытки, преследования приняли в стране такие масштабы, что вопрос о них по инициативе правительства Ирландской Республики был поставлен на рассмотрение Европейского суда по защите прав человека в Страсбурге. Суд изучил представленные письменные доказательства, заслушал показания свидетелей и заключения экспертов. В докладе, сделанном врачом-хирургом министерства здравоохранения и социального обеспечения Англии Р. Ирвином в 1979 году, в частности, указывалось на то, что он, обследуя узников в центре допросов Каслри, зарегистрировал 130 случаев пыток и побоев арестованных полицией ирландцев. Врач конкретизировал эти жестокости: переломы рук, пальцев, проколы барабанных перепонок, множественные травмы от ударов дубинками и др. Несмываемым позором Англии стала и тюрьма Мейз. Этот зловонный концлагерь наших дней тюремных дел мастера считают самым «современным» местом заточения во всей Западной Европе. Сюда отправляют непокорных республиканцев. Здесь их нещадно избивают, подвергают изощрённым издевательствам. В этих военно-полицейских бараках устраиваются психологические пытки, чтобы вырвать у заключённых фальшивые «признания». Пребывавший в тюрьме Мейз глава ирландской католической церкви О'Фиах отметил:

«Власти отказываются признать, что эти заключённые представляют собой иную категорию, нежели обычные уголовники»[267].

18 января 1978 г. Европейский суд признал, что Соединённое Королевство полностью виновно в нарушении ст. 3 Европейской конвенции о правах человека и несёт ответственность за жестокое и унижающее достоинство человека обращение с задержанными и заключёнными лицами в Северной Ирландии. Следовательно, судом были установлены акты варварства и вандализма, к которым прибегают британские колонизаторы. Уже одно это делает законной в свете действующего международного права национально-освободительную борьбу североирландского народа. Отдельные акты терроризма являются вопросами тактики, а не существа, и могут рассматриваться как нарушения правил войны, предусмотренных в Женевских конвенциях 1949 года и в прилегающих к ним протоколах 1977 года, но отнюдь не как основание для отнесения участников этой национально-освободительной войны к числу «бандитов», «убийц» и «террористов».

вернуться

264

Goldring М. L'lrlande. Idéologie d'une révolution nationale. P., 1975, pp. 123–124.

вернуться

265

Проблемы мира и социализма, 1976, № 10, с. 60.

вернуться

266

Там же, с. 63.

вернуться

267

Известия, 1981, 25 августа.

55
{"b":"254569","o":1}