ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Она понимала, что убежать от Палача у нее не получится. В тот момент, когда он убил Вафа, шансов у нее не было. Моментально призвать могут только самые сильные призыватели.

Он на секунду замер, волоча за спиной свой меч. Он шел на нее, неукротимо приближаясь, чтобы обрушить на ее голову всю тяжесть своего меча. Безэмоциональное лицо ничего не выражало, он двигался словно марионетка в кукольном театре.

Ей еще повезло, что она столько продержалась.

Если бы не слышала Скачок…

Мысль пришла неожиданно.

Рэй вообще‑то профессионал, у него Скачок прокачан полностью со всеми пассивками, к тому же он владеет иллюзиями, что делает его в разы опаснее. Однако, он никак не скрывает свое перемещение. Он нападает одинаково: сверху с задержкой.

Обычно же Рэй инерцию для удара набирает до перемещения, чтобы телепортироваться сразу в момент удара. Этим он не дает противнику даже шанса на уклонение. Таким приемом пользуются только самые опытные Палачи, каким Рэй и является. Все же тот, кто участвовал на войне в клане Тень Колоссов, простаком быть не может.

А это означает только одно.

— Рэй! Ты слышишь меня?! — позвала она его.

Он остановился.

Чуть задрожал.

Он там! Он жив! Сопротивляется!

— Задержи себя, как можешь! — сказала она.

Рэй, кажется, понял, движения у него стали очень рваными, он постоянно норовил закрыть глаза, оступиться, выронить меч, но подчинение не отпускало его и почти сводило его действия в ноль.

Однако этого девушке хватило.

— Явись бесформенный и жуткий! — начала она призыв. — Приди, страшащийся луны. Сегодня в небе нету света! Явись проклятие судьбы!

Круг засветился серым светом и начал формировать перед Рэем демона.

Но Палач не стал ждать.

Замахнулся мечом и с умением обрушил дзамбато на демона, образовав небольшой кратер в месте удара.

Свет погас…

— Бесполезно, — спокойно сказала Алиса.

Уже было поздно.

Между ней и Палачом появилось бесформенное создание, состоящее из серого дыма.

Гелиофоб или Демон — призрак. Гелиофобами обычно называют всех неосязаемых духовных созданий. Призраки и духи тоже относятся к ним, но их чаще причисляют к нежити, а вот гелиофобы — это ближе к демонам. Они уязвимы к духовной энергии, к светлой силе, да и на солнечном свете они очень слабы. Но тут нет света солнца, Рэй темный, он магией света не владеет, магию похоже применяет крайне топорно, и духовной не владеет, к тому же вряд ли он сейчас может перевооружиться в духовное оружие. А что у него такое есть, она не сомневалась. Ее Гелиофоб обладает не очень большим спектром способностей, да и силы у него для сражений мало. Но зато он может становиться как полностью неосязаемым и неуязвимым для физических атак, так и более плотным, чтобы держать физические объекты.

Палач сделал несколько взмахов и ударов, но сейчас гелиофоб неуязвим для физических атак. Да, ее демон сейчас слишком слаб, чтобы выдержать даже Вспышку Духа от Монаха, но тот, кто не способен сражаться с духами, не сможет навредить ее демону.

Пока Рэй пытался убить демона, Алиса смогла подняться. Нога сильно болела, похоже, она сломала ее.

Плохо.

Рука тоже не очень.

— Демон! Захвати его! — приказала она гелиофобу.

Он пришел в движение и начал окружать Рэя.

Тот переместился, но демон полетел за ним.

Попытка атаковать ничем не помогла. Демон грамотно менял свое состояние.

Он попытался напасть напрямую на Алису, но это было опрометчивым решением, потому что демон прекрасно понимал, что Рэй так поступит, и мягко поймал его, когда тот был в полете.

Он начал медленно окутывать Палача, не давая ему возможности двигаться и применять Скачок. Демон медленно и неотвратимо держал Рэя.

— Рэй, — обратилась она к Палачу. Подошла близко. — Познакомься, это Ириска!

Лицо Рэя перекосила гримаса ярости. Он явно уже не мешал своему телу убивать и был готов совершить это.

Наступила ему на мозоль.

— Проснулся, — покивала она. Что и требовалось доказать, Рэй все же еще тут. Похоже, прилив ярости дал ему возможность больше сопротивляться. — Выруби его, — сказала она Ириске и демон тут же перекрыл Рэю подачу кислорода.

Он начал задыхаться и вскоре потерял создание. Тело она не позволяла отпускать.

Следом она порылась в инвентаре. Достала оттуда специальный посох. Посох Шамана — Травителя. Создан специально для обряда очищения, чем больше вольешь ману, чем сильнее будет духовное воздействие. Вот только враг не должен уходить из определенной зоны, иначе все пойдет коту под хвост.

— Отпускай! — приказала она демону, и тот тут же отпустил Палача и отступил за спину к девушке. Она подняла посох и ударила им о землю.

Белая энергия начала струиться от посоха и вливаться в ее друга, вытравливая из его тела постороннего. Алиса вкладывала всю ману в посох, желая освободить друга от проклятия.

Сильнее! Еще сильнее!

— АААААА! — Рэй кричал, нет, кричал призрак, захвативший его. Духовная сила приносила ему сильную боль, изгоняя из живого тела.

— Прочь! — крикнула она и влила в посох за раз две сотни маны, ударив тело друга мощной волной духовной энергии.

Белая вспышка ослепила округу, и тьма покинула несчастное тело…

* * *

Боль во всем теле была такой, что Рэй еле мог шевелиться. Казалось, каждое движение отзывалось дикой болью в каждой клетке и молекуле организма.

Даже веки болели, хотя он не представлял, чему там болеть.

Диким усилием воли он заставил себя открыть глаза.

Зрение было мутным, ничего не видно.

Он видел перед собой свет. Свет дрожал и дергался.

Постепенно зрение нормализовывалось и становилось все более четким. Со зрением у Рэя все было в порядке, а если учитывать, сколько сил и денег он потратил на пересадку себе этих особых глаз, то он бы удивился, если бы нормально видеть не смог.

Когда зрение стало достаточно четким, чтобы нормально видеть, он начал осматривать это место.

Находился Палач в какой‑то комнате. Старая, грязная, пыльная комната. Тут сильно воняло сыростью, пылью и затхлостью. В комнате горел камин. Его свет позволил получше рассмотреть окружение, хотя он и так отлично видел в темноте.

Он отметил, что окна в доме занавешены шторами.

Рэй не подавал признаков того, что он проснулся. Паранойя у него была хорошо развита.

Он не помнил, как тут оказался.

Последнее что он помнил, как его окружил туман, а затем была темнота.

Еще он вспомнил слово Ириска.

От мысли об ирисках он скривился.

Рэй дико ненавидел ириски. В детстве он очень любил сладкое и не любил чистить зубы.

Итог закономерный.

У дантиста он провел много времени, заработав себе фобию на этот мерзкий звук и вибрацию в зубах. Его до сих пор корежило при одном только воспоминании об этом.

Когда он отошел от доктора, то решил в тайне от сестер полакомиться ирисками и подлые сладости выдернули ему все пломбы. После чего ему вновь пришлось пойти к дантисту.

С тех пор Рэй стал крайне ненавистно относиться к ирискам, да и всем остальным сладостям, предпочитая беречь зубы, чтобы вновь к этим демонам в кресло не попасть. Так что когда он услышал для себя это крайне ненавистное слово, то чуть сдох от ярости.

Вскоре он успокоился и постарался забыть о печальном опыте, сконцентрировавшись на боли в теле. Сейчас он этой боли был рад, потому что она мешала ему думать о тяжелом детстве.

Первой мыслью о том, как он оказался тут, было то, что его похитили. Но лежал он в кровати, камин давал тепло, да и комфортно тут было.

Однако, увидев на соседнем кресле свернувшуюся в клубок Алису, он успокоился.

Тут все свои.

Странно, что кроме нее он никого тут больше не видел. Разве что вместо дров в камине сидела адская гончая.

- 'Оказывается, я грелся о пламя Инферно', — пришла ему мысль.

Потянувшись к поясу, он достал себе зелья регенерации, обезболивающее и немного крови. Как дампиру, Рэю все же приходилось пить кровь. Да, она была неплохим зельем лечения, но обязанность пить постоянно немного мешала. Он с нетерпением ждал момента, когда станет архонтом, там ему кровь больше не понадобится.

40
{"b":"254578","o":1}