ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Оказывается, его работа была разделена на две части.

Первым запускался микромодуль по импорту данных из Диагноста, и только потом под воздействием этого же микромодуля и на основании полученной информации структура второй части основного лечебного модуля несколько преобразовывалась, и только после этого он приступал к работе.

Запустив процесс в действие, я мог наблюдать, как Диагност и этот микромодуль обменялись через мой встроенный интерфейс данными (получается, они работали не напрямую, и без Искателя эта конструкция переставала взаимодействовать). Наблюдал, как разворачивается сложная многомерная структура основного медицинского ментального модуля и как она прикрепляется, подключается и встраивается в информационно-ментальное поле корнола. После этого началось направленное воздействие активированной и работающей структуры на повреждённые участки поля Лениавеса, а у меня же на Диагносте в это время появился ещё один индикатор, который, как я понял, отображал прогресс работы ментального модуля.

При этом существенно возрос и прогресс восстановления всех остальных функций организма Лениавеса. Это стало заметно уже после первых нескольких минут работы модуля.

«Полезная вещь», – ещё раз убедился я на примере работы модуля.

Я засёк примерное время его применения, чтобы отсчитать двадцать минут до следующего раза, когда будет необходимо приступить, как сказано в инструкции, к лечению нашего пациента, если я хочу добиться скорейшего его выздоровления.

И теперь решил, что пора разобраться с последним (одним из самых интересных) изученным мной ментомодулем – «Прыжок».

Только я не успел начать, так как неугомонное создание, поселившееся в моём рюкзаке, громко напомнило о том, что неплохо бы перекусить. А то некоторые сильно опасные и ужасные давно проголодались, а в гневе они страшны.

В общем, бурчащий меховой комочек по имени Рыкун притащил мне три полоски вяленого мяса, сообщил о том, что свою порцию он уже съел, а теперь ему необходима вода, он хочет пить.

Поэтому, жуя один из ломтиков мяса, я повторил вчерашнюю процедуру с соком лианы и фильтрующим камнем.

Когда всё было готово, я дал попить этому небольшому торопыге, а потом напился сам.

Только после нашего маленького импровизированного завтрака у меня получилось вернуться к прерванному занятию.

«Так, что мы имеем?» – подумал я, рассматривая виртуальную модель ментомодуля локальной телепортации.

Напоминал он некую спираль, своим основанием начинающуюся в точке отсчёта и вершиной спиралевидного конуса указывающую в точку привязки или место переноса объекта.

Параллельно с основным работало несколько дополнительных модулей, обеспечивающих безопасность и точность переноса, а также отвечающих за открытие миниатюрной портальной воронки, совмещённой с самим оператором.

Однако, тщательно изучив и просмотрев виртуальную структуру и смоделировав её работу, я понял, что многие параметры можно изменять с помощью того же ментоинтерфейса вручную. Например, отключить проверку на безопасность переноса и перенастроить портальную воронку на другие координаты.

Но самое главное, я заметил, что точку привязки не обязательно задавать визуально, как было настроено по умолчанию. Видимо, с ментомодулями мало кто из практиков хочет разбираться, если сказано, что он так работает, то так оно и есть, коль ими не используются такие вполне очевидные и, казалось бы, лежащие на поверхности вещи.

В общем, если воспользоваться уже моими знаниями и тем, что есть у Искателя, а именно совместить имеющуюся структуру ментомодуля «Прыжок» и привязать его не к визуально считанным и заданным координатам, а к установленной самостоятельно метке, например задав её руной «Цель», которую я подсмотрел у корнола, то в этом случае не будет необходимости видеть заданную точку телепортации, достаточно лишь ощущать местоположение ментоструктуры руны «Цель», и тогда мы, по идее, должны переместиться именно к ней.

С первого взгляда никаких особых противоречий в той теории, что я тут выстроил, не было, однако ментоинтерфейс не смог подсчитать вероятность положительного исхода при таком прыжке. Однако он подтвердил то, что основные постулаты мной выдвинуты верно и такая ментоструктура полностью функциональна и теоретически должна работать в соответствии с заданными параметрами.

Меня этот вариант заинтересовал потому, что в данное время я достаточно хорошо видел очертания одного из зданий на окраине города и посчитал, как бы хорошо было избежать многочасового спуска по лиане и оказаться где-нибудь вблизи него. Например, на его плоской и, по-видимому, ровной крыше (по мне, она до сих пор целая), и, судя по тому, что мне говорит о ней моя интуиция, эта предполагаемая крыша спокойно выдержит суммарный вес меня, корнола и всех наших вещей. И как бы я сэкономил время, совершив один этот прыжок! Да и лечением Лениавеса занялся бы в более комфортных условиях.

«И проверить-то мою теорию есть только один способ», – подумал я.

Но тут меня обрадовал Искатель:

«Возможно проведение холостого цикла тестовых испытаний ментомодуля с фиксацией всех результатов».

«И что это даст?» – не очень понял я.

«Будет выявлена и соотнесена погрешность между практической составляющей и теоретическими выкладками, произведёнными для оптимальных расчётов по построению ментомодуля. Если значение погрешности не выходит за допустимый уровень, то работа ментомодуля считается корректной. Этот способ является практической реализацией доказательства теоретической обоснованности созданной структуры ментомодуля».

«Хм. Интересно. И какая погрешность считается допустимой?» – задал я очередной вопрос.

«Она не должны превышать трёх с половиной процентов от оптимального результата. Это значение принято как стандарт тестирования в разработке новых ментомодулей для Института управления разведывательных операций содружества. В других организациях этот параметр колеблется в пределах от четырёх до семи процентов».

«Понятно. Тогда давай не будем отходить от самых строгих правил и воспользуемся значением в три с половиной процента», – сказал я.

«Принято», – выполнил мою установку ментоинтерфейс.

«Хорошо, ну тогда приступай к работе», – отдал я распоряжение.

«Оператору необходимо провести активацию ментомодуля и передать его управляющий контур на интерфейс управления ментоинтерфейса».

Я уже хотел сказать, что не знаю, как это проделать, но внезапно знание выполнения данной операции возникло в моей голове неизвестно откуда. При этом в логе ментоинтерфейса появилась ещё одна запись: «Основы управления ментоинтерфейсом серии Искатель-1 изучены», что сказало мне о получении нового пакета знаний. Поэтому при возникновении спиральной структуры ментомодуля «Прыжок» я уже знал, что делать и как себя вести, и, когда заметил небольшой подсвеченный фрагмент, сконцентрировавшись на нём, мысленно перетащил его на виртуальное окошко ментоинтерфейса в своём сознании.

Искатель мгновенно отрапортовал:

«Управление ментомодулем „Прыжок” получено. Начинаю холостой цикл работы ментомодуля. Длительность тестовой серии прогонов рабочего цикла составит пятнадцать минут».

И ментоинтерфейс приступил к работе.

Как только он взялся за дело, я смог визуально оценить принцип работы и самого модуля.

У меня перед глазами энергетическая структура ментомодуля сначала закрутилась в тугую спираль, а потом как бы выстрелила в направлении установленной метки, растянувшись в одну протяжённую линию, и так несколько раз подряд, пока я следил за ходом работ.

Метка произвольно перемещалась в пределах окружающего пространства, независимо от её реального месторасположения. Но оказалось, что привязать её можно только к какой-либо реально существующей энергетической структуре. То есть это должен быть либо материальный предмет со своей хоть и не слишком выраженной менто-энергетической структурой, либо, что удивительно, любая стабильная энергетическая структура в радиусе доступной видимости, а это могли оказаться как источник ментоэнергии, так и какой-нибудь зачарованный предмет, артефакт или иная энергетическая аномалия. И уже этот маяк использовать как точку отсчёта для работы ментомодуля.

14
{"b":"254580","o":1}