ЛитМир - Электронная Библиотека

На этот раз, к счастью, обошлось. Сон Иоанны не представлял опасности, и вообще хорошо, что она хотя бы сможет выспаться — Барбара подозревала, что в дни после объявления о смерти Леннокса Норте дочь плохо проводила ночи. Теперь они с перепуганной Мартой проследят, чтобы больше ничего не случилось. Нужно просто убедить Иоанну в том, что все уже позади.

Самой жене командора нужно было принять еще одно важное решение. Барбара Кройчет, убедившись, что дочь после посещения врача крепко спит, вытерла слезы и вышла из комнаты Иоанны, осторожно прикрыв за собой дверь. Им всем предстоит перешагнуть через случившееся, и, помимо их старшей дочери, Стефану придется труднее всех. Разумеется, он не отдаст Иоанну службе безопасности и не позволит ее осудить, но предательство одной из любимых дочерей все же ранило командора сильнее, чем он показывает. Барбаре предстояло защитить их обоих: и Стефана, и Иоанну, — и, кажется, она знала, с чьей помощью это можно выполнить.

Она не без внутреннего колебания вошла в Сеть и запросила нужную информацию. Поскольку допуск у Барбары Кройчет был самого высокого уровня, поисковая система без колебаний выдала ей нужный номер личного коммуникатора. Супруга командора, считавшаяся самой влиятельной женщиной на "Одиннадцати", несколько секунд колебалась, прежде чем активировать вызов. Обратного пути уже не будет. Впрочем, это казалось единственным выходом. И для них, и для Стефана. Кто‑то должен был, наконец, разрубить этот гордиев узел их затянувшегося танца на множество персон! Глубоко вздохнув, словно перед погружением в глубокую воду, Барбара Кройчет прикоснулась к сенсорному экрану своего личного коммуникатора…

… — Привет, Шандар! — голографическое изображение улыбнулось, едва появившись на сенсорном экране секретного портативного коммуникатора профессора Керми.

О существовании этого комма знали только члены семьи — Шандар был уверен, что они будут молчать. Возможно, когда‑нибудь он расскажет о нем и Сильвер — когда у него появится убежденность, что она готова. Строго говоря, все подробности засекреченного эксперимента Исследовательского центра не знал даже командор Кройчет — это было одним из условий, поставленных перед его началом.

— Привет, Александр! — вздохнул доктор Керми.

Глаза Александра Фокса, несмотря на улыбку, смотрели проницательно и строго. Голографическое изображение казалось настолько живым, что Шандару хотелось протянуть руку и коснуться старого друга. Но он уже давно мертв, и прах его покоится в одном из высотных колумбариев — "поближе к космосу", как выражался при жизни сам изобретатель.

— Глупо пытаться объяснять тебе, что тут у нас произошло, верно? — Шандар пожал плечами в своей обычной слегка рассеянной манере. — Или ты чего‑то еще не знаешь?

— Да, я в курсе всего, — улыбка пропала окончательно. — Теперь от меня трудно что‑либо утаить, хотя на некоторое время это и удалось — наш преступник оказался талантливым компьютерщиком, и мне пришлось изрядно попотеть, вылавливая его "червя". А моя Лисичка едва не погибла! Вы не очень‑то хорошо за ней присматриваете!

— Ты должен знать, что все произошло случайно, — доктор Керми устало потер лоб ладонью. — Такие ситуации не поддаются прогнозированию, Алекс! И, если бы не она и… не другие люди, с которыми она оказалась связана, погиб бы весь ковчег!..

— Ладно, я вовсе не собирался заставить тебя оправдываться, — изображение махнуло рукой. — Ты активировал меня ради программы? Я уже направил ее в твой компьютер — и проследи, пожалуйста, чтобы сделали все в точности по моим инструкциям, не отступая ни в каких мелочах!

— Хорошо, — Шандар откинулся в кресле. — "Сильвер" уже доставили сегодня утром. Это будет отличный сюрприз для девочки.

— Само собой, — лицо Александра Фокса посветлело, как бывало всегда, когда он говорил о дочери. — А что за молодой человек этот космопилот Маккинан — еще один активный участник ваших околовоенных разборок?

— Хороший парень, — без колебаний ответил лидер Исследовательского центра. — Я просмотрел его досье. Из пустошников, но был очипован еще в детстве, пока родители не увезли его из Города. Лидер по призванию и, если бы не увечье, вероятно, был бы назначен командиром одной из ближайших экспедиций. Сейчас его кандидатуру официально рассматривают для предложения места заместителя лидера Центра летной подготовки. Кроме того, это фактически он поднял общую тревогу, обратившись ко мне. Ну и, как ты понимаешь, нужно иметь немало мужества, чтобы сражаться с вооруженным психом, сидя в инвалидном кресле!

— Ладно, ладно, убедил! — Александр засмеялся, но тут же снова посерьезнел. — Присмотри, чтобы он хорошо обращался с моей девочкой!

— Присмотрю, — пообещал Шандар. — Теперь уж точно глаз с нее не спущу!

— Ну, тогда до встречи! — голографическое изображение отсалютовало на прощание и исчезло, не дожидаясь ответа.

— До встречи, — пробормотал доктор Керми, глядя, как сворачивается в воздухе опустевший экран.

Он откинулся в кресле, задумчиво глядя на коммуникатор, лежащий перед ним на столе. Никто не знал о том, что уже три года ковчегом управляет не только искусственный разум, созданный на Земле. Зная о своей смертельной болезни и скором уходе, изобретатель Александр Фокс совместно со своим другом Шандаром Керми в последние годы жизни разрабатывал масштабный и сверхсекретный проект, адаптируя свои навыки к управлению "Одиннадцатью". Согласно личному завещанию и распоряжениям Александра, после его смерти мозг был тут же извлечен из черепа и перемещен в специальный контейнер, подключенный к "сердцу" и "разуму" ковчега.

Они хотели сделать "Одиннадцать" более человечным и, как ни странно, преуспели. Несколько раз Александр — человек, которого больше не существовало, — принимая собственные решения, помогал ковчегу выжить в космосе. В первые месяцы после ухода друга Шандар каждый день вот так сидел и смотрел на коммуникатор, мечтая поговорить с ним. Но они заранее условились, что связь будут устанавливать только по экстренной необходимости. Вот сегодня у лидера Исследовательского центра как раз такая и появилась. Наследнице Александра нужен был новый "сильвер" — и не какая‑то обычная, "поточная" модель и даже не эксклюзивная версия, выпускавшаяся для правительственных чиновников! Нет, этот "летун" должен был стать почти точной копией старого. И компьютер в нем должен был говорить все тем же привычным для Силь голосом — голосом ее отца.

Да уж, Леннокс Норте действительно был гениальным компьютерщиком, раз его "вирус — червь" так надолго занял Александра Фокса! Жаль, очень жаль, что такой человек оказался буквально "выеден" космосом. Микаэла Войцеховская назвала его "человеком без надежды". Горько, когда такие выдающиеся личности оказываются опасными сумасшедшими!

Коммуникатор подмигнул лампочкой, извещая о том, что программа загружена. Шандар несколькими движениями перенес ее на свой портативный чип, погрузил рабочую электронику в "спящий" режим под паролем и вышел из кабинета. Сегодня он обещал побывать еще в одном месте, куда непременно нужно было успеть. Рядом с его штатным магнитомобилем на стоянке поблескивал хромированными боками серебристый "сильвер" — его сегодня доставили по специальному заказу лидера. Прежде чем опуститься на мягкое сиденье, доктор Керми окинул его придирчивым взглядом и остался доволен. После того, как в нем сделают все, как в старом, и загрузят "подарок" от Александра, Сильвер он наверняка понравится! Шандар скажет ей, что отец оставил на всякий случай резервную копию программы. Пока он не имел права сказать, что мозг великого изобретателя так и не покинул их мир. Возможно, чуть позже. Когда он будет уверен в том, что девочка действительно к этому готова…

…Осторожно сгибая и разгибая пальцы правой руки, Сильвер старалась привыкнуть к ощущению свободы от повязки и не паниковать. Ладонь выглядела совершенно неповрежденной — современная медицина действительно творила чудеса. За десять дней ожог полностью зажил, и повязку сняли. Но Силь все еще чувствовала слегка саднящую и почесывающуюся "новую кожу". Вот же глупость — теперь ей предстоит заново привыкать к собственной правой руке! И пальцы пока сгибаются неуверенно, как будто им что‑то мешает… Девушка неуверенно покрутила в руке медиатор[1].

вернуться

1

Медиатор — тонкая пластинка с заостренным концом, предназначена для игры на гитаре.

100
{"b":"254590","o":1}