ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Стивен Хокинг. Непобедимый разум
Черная кошка для генерала
Гении и аутсайдеры: Почему одним все, а другим ничего?
Radiohead. Present Tense. История группы в хрониках культовых медиа
Индия без вранья
Путь Самки
Кристалл преткновения
Охотница
Не уйти от соблазна

Леннокс Норте, мальчишка — космопилот из "идейных", единственный на несколько поколений "возвращенец", раньше времени поседевший "мертвец", которому повезло побывать за гранью и ухитриться выскользнуть из холодных объятий смертельного космоса, человек без надежды. Ленни, Ленни, что ты сделал с собой? Что мы все с тобой сделали?.. На следующий день после той страшной пятницы она запросила полное досье Леннокса. На полупрозрачном экране коммуникатора мелькали извлеченные из чипа голографические изображения, дипломы, свидетельства об обучении. Бывший "мертвец" не соврал — он действительно десять лет готовился к завершающему аккорду своего "путешествия". Стал магистром компьютерного мастерства, прослушал в Центре летной подготовки углубленный спецкурс по взрывчатым веществам… Герою "Одиннадцати" везде были рады, никто и не предполагал, для чего в конце концов он использует свои знания!

Микаэла судорожно сглотнула подкативший к горлу комок. Несмотря на все, что сделал Леннокс, она по — прежнему помнила его восторженные мальчишеские глаза, когда космопилота назначили ей на замену. Мика знала, что он виновен во множестве смертей, однако не могла думать о нем только как о безжалостном взрывнике и хладнокровном убийце. Он считал, что поступает, как должно. Что спасает ковчег, упорно цепляющийся за иллюзию жизни. Что дарует людям избавление от ложной, опасной надежды. Он хотел превратить "Одиннадцать" в огромный дрейфующий склеп, похороненный в глубине Вселенной. Подарить им смертельный покой — последнее, на что еще способен космос…

Долгие годы она думала, что обманувших смерть в их выпуске было двое. А оказалось, что только она. Горечь поражения мешала дышать, непослушное сердце то и дело пропускало удары. Оплакивая Леннокса, Войцеховская испытывала почти физическую боль. Еще одна легенда уходила с "Одиннадцати" — легенда, в финале обернувшаяся кошмаром! Этого не должно было случиться! "Космос выпил меня, Мика, — вспомнились ей слова Ленни. — Выпил до дна, и ничего не оставил…" Она не поняла его тогда, не восприняла его слова как просьбу о помощи… "Ищи человека, который потерял надежду, — говорил Старый Пес. — Того, у которого не осталось сил верить в будущее". И его она тоже не сразу поняла. Ленни заглянул за черту и сломался. Потерял надежду. Отказался от веры в будущее — общее будущего всего ковчега…

Оставалось утешаться только тем, что они спасли все, что могли. Найденный в весьма плачевном состоянии доктор Эсстен, несколько дней просидевший в подвале в чудовищных условиях и полном неведении относительно своей будущей судьбы, уже проходит реабилитацию у кого‑то из своих коллег. Большому Совету доложили о том, что расследование пришло к своему логическому завершению. Рейда на Пустошь в ближайшее время не предвидится. Техцентр во время их "сражения" не пострадал, и ковчег вместе со всеми своими жителями в безопасности. У Габриэля Дольера, по словам врачей, отличные перспективы выздоровления, а если он вздумает почувствовать себя хуже, им наверняка займется Дороти — прошедшие события только укрепили Микаэлу в подозрениях, что эта парочка друг к другу неровно дышит. Да и Сильвер Фокс, кажется, обрела своего защитника в лице одного из пострадавших космопилотов… Как Ленни ни старался принести ковчегу разрушения, получается, что именно его поступки стали определяющими и для чьей‑то новой жизни. Печальная философия…

Она почувствовала, как чья‑то ладонь мягко легла ей на плечо, и едва не задохнулась: прикосновение жаром обожгло Мику даже через плотную ткань кителя. Ей даже не нужно было оглядываться — рукопожатия только одного человека приводили ее в такое состояние. Она не думала, что в этом тихом отдаленном парке почти на границе Города Два с Пустошью, может встретить Стефана Кройчета!

— Это не ваша вина, Микаэла, — негромко произнес командор. — Не ваша, не Габриэля, не моя… Никто не виноват в том, что надежды космопилота Норте не оправдались. Он должен был понимать, что космос ничем ему не обязан. К сожалению, его вера не выдержала настоящего испытания. Не вините себя за то, что он в конце концов сделал такой выбор. Его душа, где бы она ни находилась, должна быть благодарна вам за то, что ковчег не запомнит его как предателя. В официальных летописях "Одиннадцати" Леннокс Норте останется героем, тем, кто вернулся, тем, на кого будут ориентироваться новые космопилоты.

— Чтобы уйти и не вернуться или вернуться потерявшими надежду? — Мика слегка повернула голову.

— Любой человек может сломаться, — несмотря на строгость тона, удивительного орехового оттенка глаза Кройчета смотрели сочувственно, и в их глубине проскальзывала острая нотка собственной скорби. — Для этого не обязательно становиться космопилотом и пытаться прикоснуться к Вселенной вне ковчега. Мы каждый день вынуждены делать выбор: или сражаться, или смириться и умереть. Но уйти за грань, прихватив с собой тех, кто не желает подобной доли, — не самый лучший вариант. И никто, даже герой, даже тот, кто считает, что знает, как лучше для других, не имеет права принимать решения за них.

— Мне давно следовало понять, что он нуждается в помощи, — Микаэла упрямо мотнула головой.

— Он так не считал, — мягко возразил командор. — Он был всего лишь парнем, которому повезло, а на "Одиннадцати" из него сделали легенду. И Леннокс решил, что по праву человека — легенды он безупречен и не может принимать неверных решений. Ни ваше, ни чье‑либо другое вмешательство ничего бы не изменило. Веру в космос он заменил верой в смерть как избавление для всех — и, боюсь, ничто не поколебало бы его фанатизма. Фактически Норте был обречен. Считайте, что он не вернулся из той экспедиции на Дельту-127. Вы не виноваты, Микаэла. Это не вы, а я должен нести ответственность за все, что происходит на ковчеге. И не надо считать, что вы были в силах предотвратить то, что случилось! По большому счету я виновен в случившемся гораздо больше, чем кто бы то ни было. Моя собственная слепота едва не привела к гибели ковчега и множества людей.

Стефан Кройчет решительно кивнул, как будто подтверждая свои слова самому себе, и еще раз сжал ее плечо, прежде чем повернуться и, покинув горбатый мостик, направиться к выходу из парка. Микаэла ошарашенно смотрела ему вслед. На мгновение ей показалось, что боль командора гораздо глубже той, которую она испытывала сама. Но почему?.. Он почти не знал Леннокса и не обязан был присматривать за бывшим космопилотом, как те, кого он считал своими друзьями. Обвинить его?! Ей никогда и в голову не пришло бы ничего подобного! Командор лучше всех них исполнял свои нелегкие обязанности по поддержанию порядка на "Одиннадцати"! Нет, это не его вина, что Леннокс потерял веру…

Ох, Ленни, почему ты так поступил? Неужели это безжалостный космос настолько перевернул твою душу, что ты перестал видеть другие исходы, кроме смерти? Ты действительно вернулся из той экспедиции уже неживой оболочкой себя прежнего? Или холодная межзвездная пустота, поглотившая наших товарищей — "мертвецов", лишь слегка надломила твою веру, а дальше по роковому пути тебя вели человеческое спокойствие и равнодушие, нечуткость тех, кто оказался рядом и стал лепить из тебя "легенду" вместо того, чтобы просто помочь, отозваться на безмолвный крик?.. Микаэла по своему опыту знала, что даже самые проницательные люди порой проявляют удивительную слепоту, не умея или не желая разобраться в чувствах близких!

Внушительная широкоплечая фигура командора "Одиннадцати" быстро удалялась по дорожке, но если бы, уходя, он оглянулся, то увидел бы, что Железная Микки плачет. Но он, конечно, не оглянулся. Стефан Кройчет вообще был не из тех, кто оглядывается…

Микаэла сглотнула и вытерла слезы со щек. На ее запястье запульсировал чип, сигналя о вызове по личному коммуникатору. Не глядя на высветившийся номер вызывающего, она щелчком пальцев активировала экран, на котором тут же появилось знакомое лицо, и брови Мики поползли вверх от удивления.

105
{"b":"254590","o":1}