ЛитМир - Электронная Библиотека

— Очень приятно, — вежливо пробормотал Габриэль, устраиваясь в предложенном кресле.

Стриженая блондинка кивнула, по — прежнему с волчьей недоверчивостью глядя на посетителя. Пожалуй, если бы он действительно пришел только предложить свою помощь и поддержку, то сейчас просто развернулся бы и удалился. Если надменной соседке, открывшей ему дверь, было, кажется, наплевать на девушку, то Дороти, очевидно, прочно взяла ее под свою опеку и относилась чуть ли не как к родной дочери. Тому несчастному, который решил бы сейчас совершить еще одно покушение на Сильвер Фокс, лично Габриэль мог бы только посочувствовать — вдовушка проглотит его целиком вместе с одеждой и ботинками и не подавится.

— Доктор сказал, что успокоительное подействует через полчаса, — многозначительно уронила Дороти, покосившись на девушку.

— Пока я чувствую себя вполне в силах разговаривать, — заметила Сильвер и снова обратилась к Дольеру. — Хотите чаю?

— Не откажусь, — вообще‑то обычно Габриэль чай не пил, предпочитая кофе или специально "под него" синтезированные энергетические напитки, но решил, что в форме чаепития их беседа пойдет как‑то бодрее: может, и Дороти Монтего слегка смягчится и перестанет прикидывать, что оторвать ему в первую очередь — руки, ноги или голову?

Девушка достала из стенной ниши еще одну небольшую чашку (неужели и правда фарфор?) и, поколдовав над панелью разогревателя воды, вскоре поставила перед гостем ароматный напиток, пододвинула к нему коробочку с таблетированным прессованным подсластителем и вазочку с печеньем.

— Угощайтесь, пожалуйста, — улыбка на несколько секунд совершенно преобразила ее лицо, хотя ее тут же сменило прежнее напряженное выражение. — Спасибо, что решили меня навестить.

Дороти скептически хмыкнула, как будто сильно сомневалась в том, что именно это было основной целью Дольера. Он наградил ее мрачным взглядом. Им всем было не до игр, и он собирался добыть нужные сведения во что бы то ни стало. Госпожа Монтего в ответ сверкнула на него глазами, словно показывая, что собирается защищать Сильвер вне зависимости от чистоты его помыслов и прозрачности намерений.

— Обязанность командира — выполнять за своих бойцов то, что они не могут сделать сами, — вежливо отозвался Габриэль, надеясь, что девушка не заметила этот безмолвный обмен недвусмысленными вызовами. — Если бы космопилот Маккинан мог, он обязательно навестил бы вас, и я уверен, что, как только встанет на ноги, он так и сделает. Завтра, когда я буду в клинике, смогу передать ему, что с вами все в порядке.

— Завтра я и сама смогу его навестить, — Сильвер слабо улыбнулась, — если, конечно, у Бриана нет других планов.

Откуда бы им взяться, если парень пока прикован к больничной койке и инвалидному креслу?! Впрочем, девушка хорошенькая, а Маккинан, кажется, серьезно за нее волнуется, да и по парку они, как понял Дольер, гуляли вдвоем, так что этот визит для выздоравливающего лишним не будет.

— Тебе лучше несколько дней не выходить из дома, — предостерегающе заметила Дороти, покосившись на подругу.

— Я не собираюсь сидеть взаперти, трястись и ждать, пока служба безопасности поймает того убийцу! — в голосе Сильвер проскользнули истерические нотки: видимо, вопрос уже обсуждался, и к общему решению они с Дороти пока не пришли. — Мне нужно ездить на перевязки, к психологу, навещать Камиллу и Бриана в клинике, а Кароля — у него дома. Да и вообще, не собираюсь подчинять свою жизнь какому‑то… "мертвецу"!

— Кстати, раз уж вы об этом заговорили… — Габриэль не мог не признать, что на тему девушка вышла чрезвычайно удачно. — Поскольку я отвечаю в том числе и за летное отделение номер три, то чувствую себя ответственным за то, что, возможно, делают мои космопилоты. Вы не могли бы подробнее рассказать о событиях, в которых оказался замешан человек в форме "мертвеца"?

— Как‑то вы быстро перешли к сути своего визита! — ехидно заметила Дороти Монтего. — Даже чаю не попили!

Трудно проигнорировать такую откровенную враждебность, но Дольер с некоторым усилием выдавил из себя что‑то вроде улыбки (хотя у него и самого было подозрение, что это больше напоминает оскал).

— Я не смогу описать вам того "мертвеца", — Сильвер покачала головой. — В первый раз я видела только руку, а во второй он был слишком далеко и в шлеме. Я даже не могу с уверенностью сказать, что это один и тот же человек!

— Если предположить обратное, то получается, что в летном подразделении номер три обучено несколько человек, которые занимаются убийствами, похищениями, покушениями и подготовкой взрывов, — отрезала Дороти. — И все это под носом у своего непосредственного руководителя, которому, вероятно, надо быть слепым, чтобы не заметить подобной "организации"!

— Вы, похоже, предпочли бы считать, что я сам могу стоять во главе этой "организации"? — Габриэль почувствовал, что теряет терпение. — Странно, что вы меня не обыскали! Вдруг я притащил с собой пистолет или бластер и, уходя, оставлю за собой гору трупов?!

— Служба безопасности настроила здесь сеть видеонаблюдения в сенсорных панелях, — Дороти холодно улыбнулась. — Кроме того, они подключены к личному чипу Сильвер и регулярно проверяют ее состояние по частоте пульса. Если вам вдруг вздумается устроить в этой квартире пальбу или резню, живым от Войцеховской вы точно не уйдете!

Дольер издал что‑то вроде горлового рыка и не сжал кулаки только лишь по той причине, что у него в руке была изящная фарфоровая чашечка, стоившая на "Одиннадцати" нереальных денег. Монтего по — кошачьи фыркнула, зло уставившись на него. В ее глазах читался настоящий вызов, как будто она пыталась спровоцировать его на открытое нападение.

— Дороти, пожалуйста! — Сильвер Фокс снова слегка повысила голос, на ее лице появился легкий румянец, как будто она была смущена и рассержена поведением обоих гостей. — Господин Дольер, мы вас ни в чем не подозреваем, и я готова рассказать все, что помню. Бриан, кстати, вообще предположил, что форма "мертвеца" может быть всего лишь маскировкой для убийцы.

— Но он же должен был где‑то ее взять! — буркнула Монтего, наконец, оторвав пламенный взгляд от лица Габриэля и утыкаясь в свою чашку. — Кто бы ни был этот парень, он связан с "мертвецами"!

С этим не поспоришь. Дольер уже голову сломал, пытаясь измыслить способ, которым неизвестный злоумышленник мог бы раздобыть летную форму. Но по всему выходило, что или он сам, или кто‑то из его ближайшего окружения должен относиться к "мертвецам". Мысль о том, что один из его космопилотов — парней или девиц — устроил взрыв, уничтоживший почти сотню своих же, приводила Габриэля в бешенство.

— Кто бы ни был этот человек, я намерен его найти, — он постарался сохранять внешнее спокойствие, хотя это далось ему ценой немалого напряжения. — И не для того, чтобы прикрыть! Я хочу уничтожить его так, чтобы еще несколько поколений населения "Одиннадцати" помнило о том, насколько опасно идти на убийство моих людей!

Сильвер откинулась в кресле и начала рассказывать. Маккинан достаточно хорошо запомнил и изложил ее впечатления и от взрыва, и от посещения психолога, так что первую часть истории Дольер знал. Что же касается дневного покушения, то девушка еще недостаточно оправилась после него, поэтому рассказ ее был довольно сумбурным. Кроме того, на нее, похоже, начинало действовать успокоительное, которое она недавно приняла: речь становилась менее связной, а несколько раз Сильвер пришлось остановиться, чтобы сосредоточиться. Наконец, когда она в очередной раз нахмурилась, пытаясь поймать ускользающую мысль, Дороти Монтего решительно поднялась со своего кресла.

— Если не возражаете, господин Дольер, Силь пора отдыхать, — она многозначительно округлила глаза, недвусмысленно переводя взгляд на дверной проем. — Можете считать, что она польщена вашим вниманием. И, вероятно, будет признательна, если для следующего визита выберете более подходящее время. Например, когда поймают человека, который устроил взрыв и стрелял сегодня в Сильвер!

58
{"b":"254590","o":1}