ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

“Ты в порядке?” спросил я, наклонив голову, чтобы встретить ее взгляд.

Она кивнула, немного потрясенная тем, что была поймана. “Все хорошо, просто разбита”.

“Слегка переутомилась?”

Ее измученная улыбка заставила что-то болезненно сжаться у меня под ребрами, но тот способ, которым она облизала губы, перед тем как высказаться, дернул во мне ту часть, что находилась ниже живота. “Я был расстроен думая, что не смогу прийти посмотреть на тебя сегодня. И этим утром все свое время я потратил на то, чтобы прогуляться между твоим зданием и этим, размышляя над тем, насколько нелепо было то, что я намеревался делать что-либо без тебя, Элиота или любого из Райан Медиа. И затем ты пришла сюда и конечно ты измучена, но ты заставила меня улыбаться…”. Она наклонила голову и изучала мое лицо. “Презентация была точно такой, какой я хотел ее видеть, а затем предложения по работе… и ты. Ты говорила, что любишь меня. И ты здесь”.

Она протянула руку, чтобы прижать свою ладонь к моей груди. Я знал, что она могла почувствовать, как мое сердце билось в грудной клетке. “Мой адреналин снижается, и сейчас я просто…”. Она отодвинула свою руку в сторону от меня и махнула ею перед собой, прежде чем ей показалось правильным опустить ее. “Я не уверен в том, как собираюсь работать сегодня вечером”.

Как сегодня вечером собираюсь работать? Я определенно мог сказать ей, как пройдет эта работа. Мы бы разговаривали до темноты, а затем трахались, пока бы не взошло солнце. Я потянулся к ней, обернув свою руку вокруг ее плеча. Боже, ей это понравилось.

“Позволь мне волноваться обо всем этом. Я отвезу тебя домой”.

На сей раз, она покачала головой, еще больше отодвигаясь назад. “Все в порядке, если ты должен вернуться к работе, мы можем…”

Хмурясь, я прорычал, “Не глупи. Уже почти четыре. Я не вернусь к работе. Моя машина здесь, и ты сядешь в нее”.

Ее улыбка заострилась в уголках губ. “Явление Властного Беннетта. Теперь яопределенно не еду с тобой”.

“Хлоя, я не шучу. Я не выпущу тебя из виду до Рождества”.

Она искоса посмотрела на послеполуденное июньское солнце. “Рождество? В моем понимании, это звуки небольшой канители в подвале”.

“Если бы ты не хотела этого, эти отношения бы не работали, в конце концов”, подразнил я её.

Она засмеялась, но не ответила. Вместо этого, глубокие карие глаза, смерили меня дерзким взглядом, при этом не моргающие и трудно читаемые.

Я почувствовал себя настолько выбитым из колеи всем этим, что изо всех сил пытался скрыть свое разочарование.

Размещая свои руки на ее бедрах, я нагнулся, чтобы вдавить маленький поцелуй по центру ее ротика. Черт, я нуждался в большем. “Поехали. Никаких подвалов. Только мы”.

“Беннетт…”

Я оборвал ее еще одним поцелуем, как бы это не парадоксально звучало, смягчив этим незначительное разногласие. “Моя машина. Сейчас же”.

“Ты уверен, что не хочешь услышать то, что я должна тебе сказать?”

“Абсолютно верно. Ты можешь говорить все, что хочешь, как только мое лицо прочно засядет между твоими ногами”.

Хлоя кивнула и последовала за мной, когда я взял ее руку и мягко потянул к парковке, но она загадочно улыбалась все это время.

На протяжении всей поездки к ее квартире она легко касалась моего бедра, двигая пальцами вверх и вниз, потом наклонилась, чтобы облизать мою шею, скользя рукой по моему члену, и рассказала о крошечных красных трусиках, которые она надела этим утром, нуждаясь в этой маленькой уверенной рекламе.

“Это подорвет твою самоуверенность, если я их порву?” спросил я, наклоняясь, чтобы поцеловать ее на красный свет. Автомобиль позади меня просигналил как раз в то самое время, когда это становилось приятным: ее губы наградили меня крошечными укусами, ее звуки заполнили мой рот, мою голову, и — черт — всю мою грудь. Я должен был получить ее голой и под собой.

Подниматься в лифте до ее квартиры было безумием. Она была здесь, черт, она была здесь, и я скучал по ней так сильно, что если бы у меня была возможность, эта ночь продлилась бы в течение трех дней. Она подтянула вверх свою юбку, и я поднял ее, устраиваясь между ее ногами и вдавливая свой изнывающий член в нее.

“Я собираюсь заставить тебя кончить так много раз”, пообещал я.

“Ммм, обещаешь?”

“Обещаю”.

Я качнул бедрами, и она судорожно вздохнула, шепча, “Ладно, но сначала…”

Лифт прозвенел, она поерзала и, освобождаясь, плавно скользнула на пол. Хлоя опустила свою юбку, разгладив ее, и пошла передо мной по коридору в сторону своей квартиры.

В моем животе что-то опустилось.

Я не уйду отсюда, после того как мы были порознь, и я уговорил ее охранника впустить меня поговорить с ней. Я не хотел закончить всё, потратив наше время просто разговаривая с ней за пределами ее двери. Я испытывал странное беспокойство. Я всего лишь хотел почувствовать облегчение от нашего воссоединения, не думая обо всем, что мы упустили за месяцы нашей жизни в отдалении друг от друга. Чтобы отвлечь себя, я склонился и стал посасывать ее кожу под ушком, при этом, работая над застежкой-молнией позади ее юбки, пока она возилась со своим ключом.

Она распахнула дверь, поворачиваясь ко мне. “Беннетт…” начала она, но я протолкнул ее внутрь, прислоняя спиной к самой ближайшей стене, и останавливая ее своим ртом. Черт, она имела приятный вкус, соединение лимонной воды, которую она пила и знакомый вкус, который она всегда имела: нежная мята и мягчайшие изголодавшиеся губы. Мои пальцы пристали к задней части ее юбки, но я потерял все свое изящество, дергая застежку-молнию вниз и толкая кусок ткани на пол, тот час же потянувшись к ее блейзеру.Почему, черт возьми, она все еще носит эту проклятую вещь? Почему она до сих пор носит что-либо?

Я уставился на ее затвердевшие соски под темно-фиолетовой блузкой, и потянул за один из них, обхватив кончиком пальца. Ее резкое затрудненное дыхание привлекло мои глаза к её.

“Я скучал по этому. Я скучал по тебе”.

Ее язык выглянул из ее влажных губ. “Я, тоже”.

“Черт, я люблю тебя”.

Когда я целовал ее горло, ее грудь поднималась и опускалась из-за ускоренного дыхания, и я не был уверен, как это поможет мне успокоится, и по возможностизамедлить ход . Взял бы я ее здесь, поначалу быстро и жестко, или отнес бы ее к кушетке, либо стулу, и поставил на колени, таким образом, ее заполучив? Я думал обо всем этом слишком долго – проигрывая в голове, как пойдет каждый из моих сценариев – и на мгновение почувствовал себя немного парализованным реальным присутствием ее здесь, во плоти.

Я нуждался во всем этом. Я должен был чувствовать ее звуки и ее кожу, потерять себя в комфорте ее руки, обволакивающей мою плоть, наблюдать, как капельки пота покроют ее лоб, в то время как она будет объезжать меня, показывая также, насколько сильно она по мне соскучилась. Я увидел бы это в том способе, при котором бы она ритмично двигалась, приближаясь к оргазму, или сжимала меня, когда бы я произнес ее имя тем тихим шепотом, который ей всегда так нравился.

Мои руки дрожали, когда я потянулся и осторожно расстегнул ее верхнюю пуговицу, освобождая ее. Это отобразилось где-то в застенчиво-развитой части моего мозга, то, что я не хотел обрывать пуговицы на ее блузке, которую она надела на свою презентацию по защите тезиса.

Я и этим хотел насладиться. Насладиться ею.

“Беннетт?”

“Ммм?” Я расстегнул другую пуговицу и провел пальцем вдоль ее горла.

“Я люблю тебя”, сказала она, ее руки, обхватили мои предплечья, а ее глаза были широко раскрыты. Мои руки дрогнули , и у меня перехватило дыхание . “ Но ... ты возненавидишь то , что я должна тебе сказать ”.

2
{"b":"254594","o":1}