ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Загадка ранчо Ковингтон
Я – эфор
Низший
Дикие цветы
Все романы в одном томе
Я – твой должник
Злитесь, чтобы не болеть! Как наши эмоции влияют на наше здоровье
Все формулы мира
Академия Астор-Холт
A
A

Ее рука не возилась позади меня, поскольку она сразу же сунула ключ в замок. Я услышал знакомый писк и щелчок, после чего она открыла дверь, удерживая меня на пороге.

“Прямо в мою гостиную”, предложил я. “Или по коридору к моей кровати”.

Я мог ощутить, как она направила меня в гостиную, ее глаза, перемещались между моим лицом, ее рукой на моем галстуке и домом позади нее. В конце концов, она впервые видела мой дом.

“Мило”, прошептала она, выглядя при этом так, будто решала, что сделает со мной, и в тоже время неожиданно резко остановив меня. “Так чисто. Так похоже на ... тебя”.

“Спасибо”, сказал я, смеясь. “Я так думаю”.

Словно припоминая, что она наказывала меня за что-то, она бросила на меня суровый взгляд. “Останься здесь”.

Она ушла и, хотя я испытывал желание увидеть то, что она задумала, я следовал ее инструкциям. Только после нескольких секунд она вернулась с одним из моих стульев с высокой спинкой из столовой. Как только она расположила его позади меня, она надавила на мои плечи, убеждая меня этим сесть.

Повернувшись, она направилась к моей звуковой системе, отходя от меня все дальше, и изучила кнопки.

“ Сначала включи … ”

“Шшш”. Не оборачиваясь, Хлоя выставила руку, чтобы успокоить меня.

Я закрыл рот, стиснув зубы. Она немного испытывала мое терпение. Если бы она не указала, на то чтобы я продолжал сидеть, и если бы не подозревал, что она хотела поиграть, то к этому времени я бы имел ее плашмя на ее животике и держал ее задницу в подвешенном состоянии для того чтобы отшлепать.

Только после нескольких мгновений плавный, пульсирующий ритм проник в комнату, наполняя ее на всю громкость, хриплым голосом женщины. Хлоя раздумывала, стоя около стереосистемы, плечи двигались наравне с ее глубокими, прерывистыми вздохами.

“Малышка, иди сюда”, зашептал я, надеясь, что она услышит меня поверх музыки.

Она повернулась, возвращаясь ко мне и останавливаясь настолько близко, что ее бедра прижались к моим коленям. Мое лицо было на уровне ее груди, и я не мог не наклониться вперед и не поцеловать ее грудь через майку. Но ее руки поднялись и отодвинули мои плечи так, что я снова сидел прямо.

Она последовала за моим телом, передвинувшись так, чтобы оседлать мои колени. Протянув обе руки вперед, она стала играть с моим галстуком.

“Что ты сказал снаружи...”, еле слышно сказала она. “Возможно, нам действительно нужно еще немного поговорить”.

“Ладно”.

“Но если ты не хочешь сейчас говорить, мы можем пойти в твою комнату, и ты можешь делать со мной, всё что захочешь”. Она направила свой пристальный взгляд к моему лицу, пронизывая меня темными глазами. “Мы можем поговорить позже”.

“Я буду говорить обо всем, о чем ты хочешь”. Я сглотнул и улыбнулся ей. “Затем я отнесу тебя к своей кровати и сделаю всё, что я захочу”.

Я едва мог дышать. Я потянулся, чтобы расстегнуть верхнюю пуговицу своей рубашки, но она поймала мою руку и отбросила ее, ее бровь поднялась в безмолвном вопросе.

Медленно, она развязала мой галстук, пока он не был обернут вокруг ее руки наподобие ленты боксера. Я был настолько возбужден этой властью в ней, что, когда она переместила мои руки по краям стула, я на самом деле даже не обратил на это внимания. Мой член стал неприятно твердым, и я передвинул бедра так, чтобы изменить угол наклона в штанах. Мое сердце колотилось под грудной клеткой. Что, на хрен, она собиралась делать?

“Скажи, что любишь меня”, зашептала она.

Мое сердце мчалось галопом, и моя кровь, казалось, бурлила в моих венах. “Я люблю тебя. Дико. Я …”. Я представлял это себе тысячу раз, но в этот момент чувствовал себя слишком заведенным и мои слова выходили с задерживающим дыхание напором. Глубоко вздохнув и закрыв глаза, я пробормотал, “я дико люблю тебя”.

“Но ты был рассержен на меня, когда я ушла”.

Мой живот скрутило. Это собиралось обернуться ссорой? Было ли это к лучшему или худшему?

Хлоя наклонилась вперед, поцеловала мой подбородок, мои губы, мою щеку. Она направила свой ротик к моему уху.

И затем я почувствовал, как что-то стянуло мои запястья; она связала мои руки позади стула галстуком. “Все в порядке”, сказала она. “Не волнуйся. Я просто хочу поговорить об этом”.

Она хотела обсудить это, хотела чувствовать себя комфортно, слушая, как это повлияло на меня, как я был сердит. Но ей нужно было сначала привязать меня? Я улыбнулся, поворачиваясь так, чтобы поймать ее губы в поцелуе.

“Да, я был рассержен на тебя. В основном я был разбит, но к тому же еще и зол”.

“Скажи, почему ты был рассержен”. Ее рот перемещался дальше по мне, к моей шее, и она посасывала мою кожу, в то время как я решал, что ответить.

Было такое чувство, что наш разлад произошел миллион лет назад, подобно тому, как это ранее произошло сегодня. Факт в том, что она была здесь, сидя верхом на моих коленях и целуя меня, давая мне тем самым понять, что это было, в большей степени, старой историей. Но мою грудь сдавило воспоминание о том, как она ушла от меня … как будто это было недавно.

“Ты никогда не позволяла мне объясниться или извиниться. Я звонил. Я пришел в твою квартиру. Я должен был что-нибудь сделать, чтобы решить эту проблему”.

Она ничего не говорила, не пыталась себя защитить. Вместо этого она встала, отступила, и нагнулась, чтобы открепить ремешки с ее туфлей. Она выступила из них, вернувшись ко мне, провела пальцами по моим волосам и притянула мое лицо к своей груди.

“Мы знали, что будет нелегко перейти от ожесточенного траха до любви”, сказал я в мягкую ткань ее топа. “И впервые я всё испортил, позволив тебе уйти от меня”.

Она расстегнула верхнюю пуговицу на ее джинсах, медленно потянула молнию, и затем сняла их со своих ног. Еще через несколько секунд ее майка присоединилась к джинсам на полу. Она стояла передо мной практически голой, в лифчике и крошечных красных кружевных трусиках. В полумраке комнаты ее кожа была похожа на шелк.

Черт, черт, черт, черт.

“Я только сейчас понял, что любил тебя, что возможно был влюблен в тебя какое-то время, а потом внезапно ты ушла”. Я посмотрел на нее, надеясь, что я не зашел слишком далеко.

Она слегка присела на мои колени, и я захотел больше, чем что-либо, чтобы мои руки свободно прошлись по ее упругим бедрам. Вместо этого, я уставился туда, где были разведены ее ноги, всего лишь в нескольких дюймах от моего члена.

“Я сожалею”, прошептала она. Я моргнул от удивления. “Я не могу изменить это, потому что я сделала то, что должна была сделать в то время. Но я знаю, что это причинило тебе боль, и я знаю, что было не справедливо просто отстраниться от тебя”.

Я кивнул, наклоняя мой подбородок, так чтобы, она могла придвинуться ближе и поцеловать меня. Ее рот, мягкий и влажный, прижался к моему, и крошечный стон сорвался с ее губ.

“Спасибо за то, что пришел этим утром”, сказала она напротив меня.

“А ты пришла бы ко мне?” спросил я.

“Да”.

“Когда?”

“Завтра утром. После того, как я закончила бы свою презентацию. Я решила так приблизительно неделю назад”.

Я застонал, наклоняясь вперед, чтобы поцеловать ее. Она изогнулась так, что вместо этого, я поцеловал ее подбородок, и спустился к ее горлу.

“Ты виделся с кем-нибудь еще, в то время как мы были на расстоянии друг от друга?”

Я остановился и уставился на нее. “Что — это серьезный вопрос? Нет”.

Улыбка растянулась по ее личику. “Я просто должна была услышать это”.

“Хлоя, если ты позволила какому-то мужику прикасаться к тебе, клянусь Богом, я …”

“Успокойся, Триггер[1] ”. Она прижалась двумя кончиками пальцев к моему рту. “Я ничего такого не делала”.

вернуться

1

Триггер - класс электронных устройств, обладающих способностью длительно находиться в одном из двух устойчивых состояний и чередовать их под воздействием внешних сигналов. По характеру действия триггеры относятся к импульсным устройствам.

6
{"b":"254594","o":1}