ЛитМир - Электронная Библиотека

– Хорошо. Есть еще кто-нибудь из наших?

– Наверное. Твой дядя был во дворе. А племянников я пока не видел.

Я внутренне содрогнулся. В детстве мы с Генри каждое лето проводили в компании наших кузенов, Брайана и Криса. Брайан был самым старшим, тихим серьезным парнем, в чем-то похожим на меня. Мы с ним неплохо ладили. Но Крис – точнее, Булл, как он предпочитал себя называть!.. Порой я был готов отгрызть руку, лишь бы от него сбежать. Мама говорила, что Крис хотел быть таким же, как и мы, потому и придумал себе прозвище на Б: Брайан, Беннетт, Булл… Я, правда, считал, что это полный бред: имя Генри ведь начинается с другой буквы, а Булл с неизменной банкой пива в руке, в вечно расстегнутой рубашке и увешанный золотыми цепями, терявшимися в черной поросли на груди, явно не желал ни кому уступать. Просто Крису нравилась быть Буллом, потому что он был идиотом.

– Уверен, Крис будет рад с тобой повидаться, – хмыкнул отец.

– Буду начеку, – кивнул я. – И не сомневаюсь, что Лайл за ужином порадует тебя парочкой новых особо красочных историй из своего военного прошлого. Сперва поделившись результатами последнего обследования у проктолога…

Усмехнувшись, отец кивнул и помахал кому-то на другом конце комнаты. Его старший брат, Лайл – да-да, отец Булла, – совершенно не умел следить за языком. За эти годы я потерял счет рассказам о пьяных матросских похождениях или родинках, которые удалила со спины его жена, до ужаса физиологичным и крайне подробным.

– Может, дать ему за ужином слово, пусть скажет тост?

Я расхохотался.

– О да, папа, хотел бы я на это посмотреть!

Из ниоткуда вдруг вынырнула мать, поцеловала меня в щеку и, тут же послюнявив палец, потянулась, чтобы стереть отпечаток ярко-розовой помады. Кое-как увернувшись, я схватил с ближайшего стола салфетку.

– Ты почему не надел синий костюм?

Мать отобрала у меня салфетку и принялась оттирать щеку.

– Здравствуй, мама. Прекрасно выглядишь.

– Здравствуй, милый. Синий костюм мне нравится намного больше.

Я покосился вниз и пригладил полы темно-серого пиджака от «Прада».

– А мне нравится этот.

Лучше не пояснять, что одевался я в два часа ночи в пьянящем послеоргазменном тумане.

– Синий больше соответствовал бы обстановке. – Она сердито фыркнула. – А так ты выглядишь, будто собрался на похороны.

Отец вручил ей свой коктейль, и она, опрокинув его в себя дрожащей рукой, ушла.

– Да уж, это было весело, – протянул я, и отец рассмеялся.

К нам присоединилась Хлоя – слегка раздраженная после разговора с родными, – и мы обошли террасу, приветствуя собравшихся гостей. Вскоре позвонила мать, сообщила, что ужин готов, и мы перебрались в зал.

По карточкам с именами я нашел наши места – почти в самом центре. Хлою посадили по правую руку от меня, рядом – Фредерика. Отец, видно, последовал его совету, потому что тетушки Хлои – Мэри и Джудит – сидели бок о бок, громко разговаривая и то и дело хлопая ладонью по столу. Крис… точнее, Булл вошел, когда все уже расселись. Он выкрикнул мое имя и отсалютовал банкой пива, после чего прошелся по Хлое долгим – слишком долгим – задумчивым взглядом и одобряюще поднял большой палец.

Надо бы позвонить приятелю из налоговой – пусть проверят его счета.

Я шучу, конечно же.

Почти.

На ужин подали запеченного лосося с домашними помидорами и картофельное пюре под соусом берблан. Отличный выбор, который позволял спокойно общаться.

– Да вы прикалываетесь, что ли? – орал Булл через весь зал нашей пожилой тетушке со стороны матери. – Фанаты «Иглз[2]» по жизни корчат из себя обделенных и обиженных. Хотите внимания и похвалы? Выиграйте уже этот долбаный чемпионат хоть раз! – Он припал к банке с пивом и кое-как подавил громкую отрыжку. – О, а еще вот что: вот вы уже старая, наверняка знаете… Какого хрена «Колесо фортуны» еще в эфире? Вы вообще в курсе, что у них даже сайт есть, куда можно зайти и нарядить Ванну Уайт? Там платьица всякие, как у бумажной куклы, прикиньте? Не, только не подумайте, я сам не видел! – Он оглядел всех, кому посчастливилось сидеть с ним за одним столом, проверяя, внимательно ли его слушают. – Но сам факт!.. Хотя вот что скажу: она, конечно, с годами моложе не становится, но если б мне удалось найти такую же красотку, как эта краля, когда она вышагивает на экране возле тачек… это б реально был приз в студию.

– Господи боже, – пробормотала Хлоя мне на ухо. – Катастрофа.

Я отпил пару больших глотков из своего стакана.

– Не то слово.

– И ты рос с этим парнем?

Содрогнувшись, я кивнул и залпом допил остатки вина.

– И он всегда был таким?

Я мучительно возвел глаза к небу, вытирая салфеткой рот. Хлоя внимательно оглядела зал: сперва изучила моего кузена Брайана – настоящего красавчика, не вылезающего из спортивного зала, потом отца и двух его братьев – Лайла и Аллана, которые для своих лет тоже выглядели вполне ничего. Затем Генри и меня – и, наконец, снова Булла.

– А вы уверены, что он из вашего генеалогического древа? Может, он сын молочника?

Я захохотал так громко, что почти весь зал обернулся в нашу сторону.

– Мне надо еще выпить.

Я резко встал, громко отодвинув стул.

В кармане вдруг завибрировал телефон: пришли сообщения от матери.

«Милый, у тебя растрепались волосы».

«Нам все-таки подали Делоч Пино? Мы же выбрали вино с виноградников Престон?»

«Скажи отцу, хватит называть тетю Джоан золотоискательницей. Я не знаю, почему она нацепила столько украшений, но хамить все равно не надо».

Я сбежал в бар, чтобы выпить порцию «Джонни Блэк» побольше, а заодно обозреть пути отступления. Я, конечно, любил свою семью, но, черт возьми, иногда они ведут себя как последние кретины.

Кто-то вдруг потрепал меня по плечу.

– Так это вы женитесь на нашей Хлое? – раздался женский голос.

– Если ей не хватит ума сбежать до церемонии. – Я обернулся и тотчас же узнал своих собеседниц. – А вы, должно быть, ее тетушки.

Та, что справа, кивнула, и пересушенная розовая копна у нее на голове весело закачалась.

– Я Джудит. А это Мэри.

Волосы Джудит походили на клубок сахарной ваты – клянусь, от них даже пахло клубникой. Кожа была довольно гладкой для таких лет (если верить Хлое, тетушкам за пятьдесят), карие глаза – ясными и зоркими. Мэри оказалась очень на нее похожа, только прическа у нее была более сдержанная: она просто зачесала русые пряди наверх и скрепила заколкой. А еще Джудит была ростом с Хлою – то есть доставала мне до подбородка, – а вот Мэри едва ли дотягивала до пяти футов, зато компенсировала нехватку роста объемом груди.

Я вежливо улыбнулся.

– Рад наконец с вами познакомиться. Хлоя много о вас рассказывала.

Не обратив на мою протянутую руку ни малейшего внимания, обе сгребли меня в объятия, едва не задушив.

– Врунишка, – озорно усмехнулась Мэри. – Наша племянница та еще штучка, но льстить она не умеет.

– Она говорила, что приезжала к вам каждое лето. И называла вас клевыми.

А еще – озабоченными хищницами и шизанутыми. Только об этом говорить я, конечно же, не стал.

– Вот в это я верю, – фыркнула Джудит.

– И как вам, дамы, Сан-Диего?

Я вновь повернулся к барной стойке. Краем глаза я видел Хлою – Булл, естественно, воспользовался моим отсутствием и решил развлечь ее пошлыми шуточками. Мне хотелось героически спасти ее, и в то же время я понимал: если кому из женщин и не нужен рыцарь в сверкающих доспехах, так это Хлое.

– О, мы отлично проводим время! – Джудит обменялась многозначительным взглядом с сестрой. – Точнее, планируем. Знаете, мы ведь уже были здесь однажды, тридцать пять лет назад. Так что этот город еще не в курсе, что его ждет. Мы возьмем его штурмом – или падем смертью храбрых.

Я невольно рассмеялся. Похоже, беззастенчивая откровенность – семейная черта Миллсов.

– И какие же у вас планы? Покрасоваться на пляже и разбить пару сердец?

вернуться

2

 Philadelphia Eagles (Филадельфийские Орлы) – профессиональный футбольный клуб Филадельфии.

5
{"b":"254597","o":1}