ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Раньше это была Румыния, а теперь Болгария. А что будет завтра - кто знает? Для вас имеет значение, что это морской порт, который нацисты не особо контролируют. Там вы найдете корабль в Стамбул. А из Стамбула доберетесь куда угодно.

- Но у нас нет денег. Мне нечем заплатить за билет.

- В этом конверте достаточно денег, чтобы купить билеты. И вот вам еще несколько марок на непредвиденные расходы.

Няня огляделась. В доме не осталось даже мебели, и Йора поняла, что за шум слышала вчера: старик заложил всё свое имущество, чтобы дать им этот шанс.

- Как вас отблагодарить, судья Рат?

- Никак. Ваше путешествие будет очень опасным. Я даже не уверен, что пропуска вам помогут. Да простит меня Бог, надеюсь, что не посылаю вас на смерть.

Два часа спустя Йора смогла вытащить мальчика на лестницу. Она уже собиралась бежать наружу, как у тротуара затормозил грузовик. Все живущие под гнетом нацистов хорошо знали эту похоронную мелодию. Начиналось всё с визга тормозов, потом были крики и глухой топот сапог по снегу. Затем топот становился отчетливей, когда подметки стучали по дереву, и все молились, чтобы эта песня длилась как можно дольше. Звук нарастал, а потом наступала пауза, когда музыканты стучали в дверь. И тут возникал жалобный хор, иногда заканчивающийся соло автоматной очереди. А когда песня стихала, снова зажигался свет, люди за столом продолжали обедать, а матери семейств улыбались, будто ничего не произошло.

Йора прекрасно знала эту мелодию и спряталась под лестницей, услышав первые ее такты. Солдат нервно прошел по темному крыльцу, пока его товарищи стучали в дверь Рата. В его руке был фонарь, и голодный луч света прорезал тьму, наткнувшись на серый потрепанный ботинок Йоры. Юдель с такой силой в нее вцепился, что Йоре пришлось прикусить губу, чтобы не вскрикнуть от боли. Солдат стоял так близко, что оба чуяли, как пахнет кожей его пальто, и холодный, металлический и сальный запах его оружия.

Наверху лестницы послышался звук выстрела. Солдат бросился к своим товарищам, которые что-то возбужденно кричали. Йора взяла Юделя на руки, вышла наружу и медленно пошла вдоль по улице.

НА БОРТУ "БЕГЕМОТА“. Вторник, 11 июля 2006 года. 18.03

Залив Акаба, Красное море

Почти все помещение занимал вытянутый стол с расставленными на нем в строгом порядке картонными папками, напротив которых сидели человек двадцать. Харель, Фаулер и Андреа вошли последними, так что им пришлось занять оставшиеся места. Андреа села между молодой афроамериканкой, одетой по-военному, и мужчиной средних лет с пышными усами. Девушка не обратила на нее никакого внимания, продолжая болтать со своими приятелями слева, в такой же, что и у нее, одежде. Мужчина протянул руку с толстыми шершавыми пальцами, похожими на упаковку из шести банок пива.

- Томми Айхберг, водитель, - представился он. - А вы, должно быть, мисс Отеро.

- Ну надо же, еще один человек меня знает. Приятно познакомиться.

Айхберг улыбнулся. У него было приятное круглое лицо, он начинал лысеть.

- Надеюсь, что вы уже лучше себя чувствуете.

Андреа собиралась уже ответить, но ее прервал громкий и неприятный кашель. Только что вошел старик, которому было далеко за семьдесят. Из-за многочисленных морщин глаз почти не было видно, и этот эффект только усиливался под маленькими очками. У старика была густая копна волос и огромная седая борода, развевающаяся, словно облако пепла. Он был в шортах и рубашке цвета хаки и массивных черных ботинках. Говорил он резко и неприятно, будто вгрызающийся в десну скальпель. Он начал свою речь, как только занял место во главе стола, где имелся портативный сенсорный экран. Рядом сидел секретарь Кайна.

- Дамы и господа. Меня зовут Сесил Форрестер, и я профессор библейской археологии в Массачусетском университете. Это, конечно, не Сорбонна, но тоже неплохое место.

Некоторые помощники профессора вежливо заулыбались, поскольку слышали эту шутку уже миллион раз.

- Вы наверняка строите догадки относительно цели этой поездки с тех самых пор, как ступили на борт судна. Полагаю, что ваши, а лучше сказать, наши контракты с "Кайн индастриз" о соблюдении конфиденциальности требуют соблюдения полного молчания с вашей стороны с момента их подписания и до того времени, когда ваша смерть осчастливит ваших наследников. Условия моего контракта, к сожалению, включают также необходимость ввести вас в курс дела в течение следующих полутора часов. Вы можете меня прервать, только чтобы задать умный вопрос. Мистер Расселл передал мне файлы с вашими данными, так что уровень вашего IQ мне известен, как и любимые марки презервативов. А потому люди мистера Деккера могут и не пытаться это сделать.

Развернувшаяся в сторону оратора Андреа услышала за спиной угрожающий шепот. Люди в форме нервно заерзали.

- Этот сукин сын считает себя самым умным, - услышала она. - Может, придется заставить его проглотить все зубы.

- Молчать!

Голос был тихим, но с оттенком такой жестокости, что Андреа не могла сдержать дрожь. Она повернула голову, чтобы увидеть, что он принадлежит Моргенсу Деккеру, человеку со шрамом, который стоял, опершись на переборку, в нескольких метрах позади. Солдаты тут же замолчали.

- Что ж, теперь, когда все заняли свои места, - продолжил Сесил Форрестер, - я вас представлю. Здесь собрались двадцать три человека, чтобы совершить величайшее открытие всех времен, и все вы сыграете в нем свою роль. Вы уже знакомы с мистером Расселом, который сидит справа от меня. Это он отобрал вас всех.

Помощник Кайна в качестве приветствия слегка наклонил голову.

- Справа от него - отец Энтони Фаулер, в экспедиции играющий роль наблюдателя от Ватикана. За ним группа трудяг: Нури Зайит и Рани Петерке, повар и его помощник. Роберт Фрик и Брайан Хэнли - по хозяйственной части.

Оба повара были мужчинами в возрасте. Зайит был человеком около шестидесяти, худым и с запавшими губами, а его помощник - крупнее и моложе, Андреа не могла сказать, на сколько именно. Оба администратора, наоборот, были молодыми и смуглыми.

- Помимо этих работников, получающих явно больше, чем они заслуживают, здесь есть мои помощники-подхалимы. Все читают лекции в дорогих университетах и думают, что знают больше, чем я: Давид Паппас, Гордон Дарвин, Кира Ларсен, Стоув Эрлинг и Эзра Левин.

Молодые археологи беспокойно заерзали на стульях, пытаясь придать лицам выражение абсолютной компетентности. Андреа стало их жаль. Этим пятерым было около тридцати лет, однако по причине безграничного ужаса, который наводил на них Форрестер, они сейчас казались гораздо моложе и растеряннее, чем были в действительности. Все они сидели по другую сторону стола, напротив людей в форме и молодой журналистки.

- И, наконец, мистер Деккер и его церберы: близнецы Готтлибы, Альрик и Алдис, Теви Ваака, Пако Торрес, Мария Джексон и Льюис Мэлони. Их задача - заботиться о нашей безопасности, являясь поистине тяжелой артиллерией нашей экспедиции. Кстати, вы не почувствовали разрушительной иронии этой фразы?

Военные даже бровью не повели, однако Деккер резко подался вперед, облокотившись локтями на стол.

- Мы направляемся в приграничную зону исламской страны, - заговорил он. - Учитывая характер нашей миссии... Короче говоря, местные жители вполне могут оказать нам недружелюбный прием. Я уверен, что профессор Форрестер оценит тяжесть нашей артиллерии, если это случится.

Форрестер уже открыл было рот, собираясь ответить, но что-то в лице Деккера навело его на мысль, что сейчас не самое лучшее время для пререканий.

- Чуть правее вы видите Андреа Отеро, нашего персонального летописца. Прошу вас сообщать ей все сведения и подавать заявки на интервью, чтобы она могла во всех подробностях поведать историю нашей экспедиции всему миру.

17
{"b":"254600","o":1}