ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

- Я бы предпочла этого не делать, - сказала Андреа. Когда Деккер объявил по радио, что они нашли Стоува Эрлинга мертвым, она почувствовала тошноту и стыд, потому что не могла не вспомнить о том, как желала, чтобы его поглотила пустыня.

- Пожалуйста. Я слишком взвинчена, Андреа. Помогите мне.

Докторша в самом деле выглядела расстроенной, и Андреа без возражений пошла вместе с ней. По дороге журналистка обдумывала, как бы ей половчее подобраться к Док и расспросить, где ее носили черти, когда начался весь этот переполох; но ей не пришло в голову ни одной идеи, как это сделать, не открыв при этом, что ее и самой не было на месте. Когда они добрались до участка 22К, то увидели, как Деккер пытается осветить тело, чтобы установить причину смерти.

- Судите сами. Если это не убийство, то суицид, сделанный решительной рукой. У него ножевое ранение в основании черепа. Смертельный удар.

- Такой удар очень трудно нанести, - нахмурившись, сказал Деккер.

- Что значит - трудно? - вмешался Расселл, вставая рядом с наемником. Чуть позади Кира Ларсен пыталась успокоить профессора, закутывая его в одеяло.

- Это значит, что его убили с одного удара, точнейшим попаданием. И очень острым ножом - лезвие, словно бритва. Крови почти нет, - пояснила Харель, снимая резиновые перчатки, которые она надевала, чтобы ощупать рану.

- Убийца - профессионал, мистер Расселл.

- Кто обнаружил тело?

- Когда магнитометр перестал передавать данные, в компьютере профессора прозвучал сигнал тревоги, - сказал Деккер, кивнув в сторону старика. - Он тут же направился сюда, собираясь устроить Стоуву головомойку. Увидев его лежащим на земле, профессор решил, что он спит, и начал свистеть ему прямо в ухо, пока, наконец, до него не дошло, что перед ним лежит труп. Тогда он продолжил гудеть, подавая нам сигналы.

- Даже представить боюсь, что скажет мистер Кайн, когда узнает о том, что произошло. Черт побери, куда смотрели ваши люди, Деккер? Как это могло случиться?

- Полагаю, они смотрели за пределы лагеря, как им и приказали. У нас всего трое дозорных на огромную территорию в безлунную ночь. Они делают, что могут.

- Немного же они могут, как я погляжу, - хмыкнул Расселл, указывая на труп.

- А я это вам и говорил, Расселл. Говорил, что просто безумие явиться сюда всего лишь с шестью солдатами. Таким образом вы вынудили нас оставлять на часах всего трех человек со сменой каждые четыре часа. Чтобы покрыть враждебную территорию вроде этой нам нужно как минимум двадцать. Так что теперь не пытайтесь свалить вину на меня.

- Вы и близко не в теме. Вы же знаете, что бы случилось, если бы правительство Иордании...

- Может быть, вы наконец кончите препираться? - профессор поднялся во весь рост; наброшенное одеяло нелепыми складками свисало с его плеч, а голос дрожал от ярости. Он уже успел оправиться от первого шока, и теперь готов был излить свой праведный гнев на первого встречного. - Погиб один из моих помощников. И это я прислал его сюда. Может, прекратите винить друг друга?

Рассел раздраженно поморщился. К удивлению Андреа, Деккер тоже, хотя наемник попытался скрыть досаду, повернувшись к доктору Харель.

- Что еще вы можете нам сказать?

- Полагаю, что его убили там, наверху, и тело скатилось по склону вниз.

- Вы так думаете? - спросил Расселл, подняв бровь.

- Весьма сожалею, но я все-таки не судебно-медицинский эксперт. Я всего лишь рядовой медик. И даже то, что я специализируюсь на военной медицине, не означает, что я умею безошибочно распознавать следы преступления. К тому же, крайне маловероятно, что мы сможем разыскать какие-либо улики в этой груде камней и песка.

- Вы не в курсе, у него были враги, профессор? - спросил Деккер.

- Он постоянно ругался с Давидом Паппасом. Знаете ли, своего рода соперничество, которое я иногда сам поощрял.

- Вы часто видели, как они ссорятся?

- Много раз, однако до кровопролития ни разу не дошло, - и тут Форрестер неожиданно уперся пальцем в лоб Деккера. - Ну-ка, ну-ка, или вы полагаете, что это сделал один из моих ребят, вы это хотите сказать?

Тем временем Андреа созерцала труп Эрлинга со смесью удивления и оцепенения. Ей хотелось шагнуть вперед, войти в освещенный фонарями круг, дернуть Эрлинга за косичку и продемонстрировать всем, что он вовсе не мертв, что это просто дурная шутка профессора, чтобы надо всеми поиздеваться. Она поверила в серьезность происходящего, лишь когда хрупкий профессор ткнул пальцем в гиганта Деккера. В это мгновение тайна, которую она хранила уже несколько дней, прорвалась, как давление воды разрушает плотину.

- Мистер Деккер!

Южноафриканец повернулся к ней; выражение его лица было не слишком дружелюбным.

- Мисс Отеро, - начал он. - Как сказал маэстро Шопенгауэр, первое впечатление, которое мы производим на человека, остается навсегда. Так вот, на данный момент я уже по горло сыт вашей физиономией. Вам ясно?

- Я не понимаю, что вы вообще здесь делаете, когда вас никто сюда не звал, - добавил Расселл. - Прессе здесь не место, это дело не подлежит широкой огласке. Так что возвращайтесь в лагерь.

Журналистка отступила на шаг назад, однако не отвела глаза, сумев выдержать свирепый взгляд наемника. Вопреки увещеваниям Фаулера, Андреа решила выплеснуть всё.

- Я никуда не пойду. Возможно, этот человек погиб по моей вине.

Лицо Деккера приблизилось к ней вплотную, так что Андреа почувствовала жар его дыхания.

- Выражайтесь яснее, - потребовал он.

- Когда мы прибыли в каньон, я видела какого-то человека на вершине вон той скалы.

- Что? Вы видели постороннего человека? И никому ничего не сказали?

- Тогда я просто не придала этому значения. Простите меня.

- Просто потрясающе! "Ах, простите меня!" Ну, значит, всё улажено. Черт бы вас побрал!

Расселл в растерянности затряс головой. Деккер с силой почесал шрам, пытаясь переварить услышанное. И лишь Кира Ларсен отреагировала моментально: оставив профессора Форрестера, она метнулась к Андреа и от души влепила ей пощечину.

- Сука! - выкрикнула она.

Андреа была настолько потрясена, что даже не пыталась защищаться. Она увидела такую муку и боль в глазах Киры, что сразу поняла всё. Руки ее бессильно опустились.

- Мне очень жаль. Простите.

- Сука! - повторила девушка, кидаясь на нее с кулаками, нанося удар за ударом в лицо, в грудь, в плечо. - Почему ты никому не сказала, что за нами следят? Ты что, не знаешь, что мы ищем? Не знаешь, насколько это важно?

Харель и Деккер схватили Ларсен за руки и оттащили. Та почти не сопротивлялась, однако, увидев, что докторша хочет ее увести, неожиданно вырвалась и бросилась назад к телу.

- Он был моим другом, - прошептала она.

В эту минуту появился запыхавшийся Давид Паппас. По его лицу и шее стекали крупные капли пота; очки его были запорошены песком, что говорило о том, что он неоднократно падал, пока торопился сюда.

- Профессор Форрестер! - закричал он. - Профессор Форрестер!

- Что случилось, Давид?

- Данные! Данные Стоува... - прохрипел молодой человек, опускаясь на колени и с трудом переводя дыхание.

Профессор остановил его небрежным жестом.

- Сейчас не время, Давид. Твой товарищ погиб, его тело уже остывает.

- Но, профессор Форрестер, вы должны меня выслушать. Эти графики... Мне удалось...

- Хорошо, Давид, - ответил профессор. - Завтра обсудим.

Давид совершил то, на что в жизни бы не отважился, если бы не кошмарное напряжение событий этой ночи: схватил профессора за одеяло и развернул к себе.

- Вы не понимаете! Там пик. 19779!

Профессор Форрестер поначалу никак не отреагировал на это заявление, а потом заговорил очень медленно и тихо, так что Давид едва его услышал.

- Насколько большой пик?

- Огромный, сэр.

Профессор рухнул на колени. Он был не в состоянии говорить и раскачивался взад-вперед словно в безмолвной молитве, хотя скорее плакал, чем молился.

35
{"b":"254600","o":1}