ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Саджо и ее бобры. С вопросами и ответами для почемучек
Исчезновения
Rotten. Вход воспрещен. Культовая биография фронтмена Sex Pistols Джонни Лайдона
Под знаком Близнецов. Дикий горный тимьян. Карусель
Заговор Флореса
Смерть миссис Вестуэй
Метод Нагумо. Японская система питания, которая поможет снизить вес, вернуть молодость кожи и улучшить здоровье за 4 недели
Книга, в которой прячется семейное счастье. О мудром воспитании без помощи психолога
Ханна Грин и ее невыносимо обыденное существование
Содержание  
A
A

— Не имеете права, — жестко сказал Опрятин. — Мы работали вдвоем.

— Хорошо. Я умолчу о вашей схеме, можете ею подавиться. Но мысль об «установке заражения» принадлежит мне. Я заберу нож и подготовлю сообщение о своей работе…

Юра сделал большие глаза и ткнул Николая локтем. Нож!..

— Вы забываете, Анатолий Петрович, что нож достал я, — сдержанно заметил Опрятин.

— Она отдала вам нож не ради ваших прекрасных глаз, а ради меня… И вообще, если б я ее раньше послушался… Э, да что говорить!.. Послушайте, чего вы упираетесь? — продолжал он, помолчав. — Работу мы, конечно, проделали огромнейшую. Идемте и честно скажем: вот это сделали, а это не можем, давайте теперь навалимся сообща… Почестей и славы от вас не убудет…

— Довольно! — прервал его Опрятин. — Надоело нянчиться с вами. Вы жалкий наркоман!

— Мерзавец! — закричал Бенедиктов. — Не вы ли снабжали меня этой отравой? Вам было выгодно… чтоб держать меня в руках… Но Бенедиктов еще не конченный человек! Я лягу в клинику и… И подите к чертям. Можете прихватить с собой ваш «ключ тайны»!

— Ступайте наверх! Мы возвращаемся в город.

— Ну нет! Мне нужно завершить последний опыт. Сейчас спущусь вниз, отдохну немножко в прохладе, а потом…

— Я отстраняю вас от работы.

— Вы — меня? — Бенедиктов невесело засмеялся. — Не валяйте дурака. Уходите, а завтра пришлите за мной катер…

— Я пришлю приказ о вашем увольнении.

Голоса смолкли. Видимо, оба ученых перешли в другое помещение.

— Ты слышал? Ты слышал? — жарко зашептал Юра. — У них матвеевский нож и «ключ тайны»… Мы не ошиблись: это они стащили из музея «ключ тайны»…

— Молчи!

Некоторое время они выжидали, прислушивались.

— Колька, нужно вмешаться! Здесь уголовщиной пахнет.

— Пока что пахнет озоном…

— Озоном? — Юра принюхался. Из шахты потянуло свежим предгрозовым запахом. — Высокое напряжение… — пробормотал он.

По ту сторону дота заскрипела и хлопнула дверь.

Николай, пригнувшись, побежал к грифону, Юра и Валерка — за ним. Ползком добрались до своего прежнего укрытия.

Они увидели, как Опрятин с черным чемоданчиком в руке спустился с увала на пляж и подошел к Вове.

— Чего вдруг? — донесся снизу Вовин голос. — На три дня приехали ведь.

Опрятин что-то тихо ответил.

— А он остается? — спросил Вова.

— Да.

— Ну, обождите немного. Сейчас мотор соберу.

— Поживее!

Опрятин принялся нервно расхаживать по пляжу.

— Что будем делать, Колька? — прошептал Юра. — Ждать, пока они вернутся за Бенедиктовым?

— А черт их знает, когда они вернутся. Ждать нельзя.

— Тогда — делать нечего — пошли к ним. Пусть хотя бы одного из нас подбросят в город.

— Не хочу, чтоб Опрятин узнал, что мы здесь.

— И я не хочу, а что поделаешь?

— Раздует еще, будто мы шпионим за ним. Лаборатория-то у него секретная.

— Слышал? Он ее не по назначению использует…

— В том-то и штука, — сказал Николай. — Он переполошится, если нас тут увидит, и Бенедиктову какую-нибудь пакость устроит…

— Знаешь что? Пусть Валерка спустится, скажет, что потерпел здесь крушение. Валерку ведь Опрятин не знает…

— Нет. Мы сделаем по-другому. Он ничего не узнает.

Юра посмотрел на друга, недоуменно помигал.

— Валерка, не в службу, а в дружбу, сбегай в лагерь, возьми баллоны акваланга, — сказал Николай. — И подсолнечное масло захвати. Мы будем ждать вон там.

— Ты что задумал? — сказал Юра. — Ты хочешь…

— Да, — кивнул Николай. — Прицеплюсь к моторке под водой и…

— Не сходи с ума!

— Беги, Валерка, быстрее! Только женщинам ни слова. Ни слова, понятно?

— Есть! — пробормотал юнга немного растерянно.

Он юркнул за склон грифона и, спустившись к восточному берегу, побежал к лагерю.

— Не будь идиотом, — зашипел Юра. — До города пятьдесят миль!

— Знаю. Воздух в баллонах почти не израсходован. Я привяжусь под носом моторки, буду дышать через шноркель.

— Ты замерзнешь на полдороге.

— Маслом натрусь.

— Все равно не пущу! — Юра приподнялся на локтях. — Пойду к Опрятину. Черт с ним…

Николай с силой надавил на его плечо:

— Слушай, старик, все будет в порядке, за меня не беспокойся. Когда уплывем, ты пойди к Бенедиктову, поговори с ним. И Рита… пусть с ним встретится. А я сегодня же вечером пришлю за вами яхтклубовский катер. В крайнем случае, завтра утром. Все.

Спорить было бесполезно: Юра хорошо знал упрямство друга.

Они переползли на противоположный склон большого грифона — здесь текли теплые грязевые ручьи — и спустились к пляжу восточного берега.

Прибежал Валерка.

— Ничего не спрашивали? — сказал Николай, забирая у него спаренные баллоны.

— Валя спросила, зачем масло понадобилось.

— А ты что?

— Сказал — потом объясню. Они стирают там…

Николай налил из бутылки на ладонь янтарной жидкости и начал втирать ее в кожу. Тело его стало блестящим и скользким. Посмотрел на манометр акваланга: сто сорок атмосфер, почти полный запас. Затем он закинул баллоны за спину, Юра помог ему застегнуть ремни и пояс со свинцовыми грузами.

— Ну… — Николай стиснул Юрину ладонь, потом пожал руку Валерке. — До встречи, ребята.

— Смотри, Колька…

Только это и смог сказать Юра. Вид у него был несчастный. Николай хлопнул его по спине, улыбнулся.

Он смочил в воде маску и взял в зубы загубник, от которого к легочному автомату шли два гофрированных шланга, а вверх отходила трубка-шноркель для обычного дыхания. Натянул маску, закрывшую нос и глаза. Затем, укрепив на поясе кусок веревки, он, неуклюже переступая ластами, вошел в воду.

Когда вода дошла до подбородка, Николай переключил дыхание на баллоны, нырнул и поплыл над самым дном, усеянным мелкими ракушками.

Он обогнул обрывистый берег мыска и оказался в южной бухточке. Медленно, экономно расходуя воздух, он плыл вдоль берега, пока не увидел над собой темное, обросшее зеленью дно моторки. Тогда он подвсплыл, осторожно повел рукой по скользкому днищу. В носовой части он нащупал спасательный леер, свисавший с правого борта.

Вдруг моторка закачалась, грузно осела на корму: видимо, те двое вошли в нее.

«Только бы пузырьков не заметили», — подумал Николай, крепко ухватившись за леер.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

На острове Ипатия происходят важные события

Я уже сказал и должен повторить еще раз — это было непостижимо и чудовищно.

Д.Лондон, «Рейс на «Снарке»

Некоторое время Юра молча стоял на берегу, глядя на пузырьки воздуха, отмечавшие путь Николая под водой.

Валерка тронул его за локоть:

— Ветерок поднимается, Юрий Тимофеевич.

Юра послюнявил палец, поднял его вверх.

— Верно, — сказал он тусклым голосом. — Есть небольшой. Только, похоже, северный.

— Он ведь хороший пловец, правда?

— Угу.

Тишина взорвалась: в бухточке застучал мотор.

Юра встрепенулся и полез вверх на увал. Галька шуршала пол его босыми ногами, сыпался песок.

Они взобрались на склон большого грифона и увидели, как моторка выходит из бухточки. Вот она скрылась за мыском. Снова появилась. Мотор застучал чаще, лодка задрала нос и быстро стала удаляться от острова.

Юра прилип к биноклю. Вова и Опрятин сидели в корме. А под носом моторки торчала над самой водой голова в маске.

— Ловко пристроился, — пробормотал Юра.

— Ау! Мальчики! — донесся из глубины острова Валин голос. — Где вы?

Она и Рита появились на гребне соседнего песчаного увала. Юра встал, помахал им рукой.

Женщины вскарабкались на склон грифона.

— Какой-то звук, — выдохнула Рита. — Мы услышали, будто мотор стучит…

Валерка молча показал на моторку — темный штришок на синей воде.

— Это шлюпка? — воскликнула Валя. — Она идет сюда?

97
{"b":"254602","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Одесский листок сообщает
Где скрывается правда
Пробуждение женщины. 17 мудрых уроков счастья и любви
Как создать онлайн-школу
Мастер искажений
Отказ – удачный повод выйти замуж!
Никогда-нибудь. Как выйти из тупика и найти себя
Отзывчивое сердце. Большая книга добрых историй (сборник)
Секреты спокойствия «ленивой мамы»