ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— С — сука!

— А вот грубить не надо!

Вторая иголка устроилась рядом с первой, но оказалась менее действенной — видимо, на фоне уже терзавшей меня боли. Я даже не ойкнул, но, перехватив удивленный взгляд Чжу, опомнился:

— Скот!!! Больно же! А — а–а — а!..

— Еще чуть — чуть, и будем задавать вопросы, — пояснил старик заинтересованно пялившемуся на него Шаню. — Тут важно не перестараться, а то можно и сердце остановить.

Это точно. Ты, дорогой, осторожнее. Я в этом заинтересован ничуть не меньше тебя. Не вырубиться бы только — реально больно. Потерпеть еще немного, буквально секунды… судя по зуду в правой руке. И не забывать напрягать мышцы предплечья, наращивая усилие по принципу волны. Знаете, как профессиональные трюкачи синтетические веревки рвут? Серией рывков, по нарастающей, пока волокна не выдержат. Вот и я также пытался, только в моем случае вместо веревки пластиковый фиксатор. Прочный, зараза. Но и у него есть слабое место — защелка. Сам бы я вряд ли справился, но Зевс не подвел, нашел выход — задействовал нанов для стимуляции мышечных волокон. Довольно сомнительная с точки зрения андроида затея, но я без раздумий дал «добро» на реализацию. Поскольку выбора все равно не было.

Знаете поговорку про целых два выхода, даже если вас съели? Как раз моя ситуация. Казалось бы, полная безнадега — один, без оружия, прикован к лежаку в компании парочки отморозков. Расслабься и получай удовольствие. Однако шанс выкрутиться имелся — не зря я столько вытерпел, прежде чем оказался владельцем убердевайса в виде универсальных нанов Предтеч — Брахни. Я, если честно, себя читером чувствую, даже немного стыдно. Не перед Чжу, конечно, а перед собратьями по ремеслу — хакерами и десантниками. И те, и другие, если хотят добиться значительных успехов, вынуждены прибегать к модификациям тела, что ведет к узкой специализации. А я, выходит, и швец, и жнец, и на дуде игрец. О чем это я, спросите? Да так, о птичках…

— Еще одна, господин Сингао, а потом перейдем к общению, — посулил док, вернув меня в жестокую реальность. — Но это для вашей пользы, сейчас станет немного легче…

— М — может… н — не… н — надо?..

— Э, да вы совсем сомлели, господин Сингао! Не бойтесь, сейчас все пройдет. Почти…

Чжу снова склонился надо мной, занеся иглу, и в этот момент защелка поддалась — верхняя часть фиксатора откинулась на шарнире, а рука моя, более ничем не удерживаемая, улетела за голову, по пути оставив клок кожи на пластике. Волна адреналина затуманила сознание, затормозив ход времени, и я с размаху обрушил основание кулака на висок доктора. Показалось, что ударил медленно, но импульса с запасом хватило, чтобы отправить хитрого Чжу в нокаут, заодно насладившись удивлением пополам с испугом в его глазах, а также неспешным перемещением иглы в мою сторону и столь же неторопливым полетом капли крови, сорвавшейся с разодранного запястья. Потом адреналин схлынул, мгновения побежали веселее, и пребывающий в глубокой отключке старик рухнул на меня, удачно рассадив губу лбом и вогнав иглы на всю глубину в мышцу. Хорошо, что у них оплетка, уперлись и согнулись, но все равно неприятно. Как будто мало мне дергающей боли в правой руке. Да — да, за все приходится платить, например, перенапряжением и растяжением связок. Завтра, чувствую, пошевелить ей не смогу, если не принять срочных мер. Правда, сначала выжить неплохо бы — старик стариком, но есть еще и ассистент.

С трудом заставив конечность двигаться, я спихнул беспамятное тело на пол и торопливо заелозил пальцами по второму фиксатору. Справился как раз вовремя, чтобы среагировать на удар Шаня — тот поначалу растерялся, но при виде непотребства, сотворенного с начальником, вывод сделал единственно верный. И действовал вполне предсказуемо — шагнул к лежанке и выбросил кулак, намереваясь пробить прыткому пациенту в голову. Но я к этому моменту успел принять сидячее положение и встретил удар жестким каратистским блоком, который дополнил точным правым прямым в подбородок. Костяшки пальцев как будто угодили в кипяток, но я к этому был морально готов — зря, что ли, всегда перчатки таскаю? За исключением текущей миссии, ага. Добавив для верности левый апперкот в челюсть (и здесь костяшкам хана), проводил взглядом осевшего «сверхкомпетентного специалиста» и занялся ножными кандалами. С ними провозился дольше — они были и мощнее, и сложнее по устройству. Пришлось даже на секунду отвлечься, чтобы еще раз отоварить на удивление живучего Шаня основанием кулака в висок, как и дока до него. Тот снова нырнул под лежанку, но, судя по звукам, не успокоился. Расправившись с защелками, я соскользнул с койки и отпрыгнул от нее подальше, охнув от боли в руке и груди. С той стороны показались сначала пальцы, ухватившиеся за край лежака, а потом и остальной господин Шань — от пояса и выше. Взгляд блуждал, но в целом ассистент доктора Чжу источал нешуточную угрозу.

— Гребаный терминатор! — Я с раздраженным шипением вырвал из мышцы иголки и швырнул в «сверхкомпетентного». Жаль, не долетели — аэродинамика никакая. — Когда ж ты угомонишься?!

Размениваться на ответ киборгоподобный «спец» не стал — перемахнул через койку и попытался вступить в «обмен знаниями при помощи жестов», как в одном старом фильме охарактеризовали бокс. Я, не будь дурак, снова отскочил — ввязываться с таким в рубку себе дороже. Куда рациональнее «порхать как бабочка и жалить как пчела». Шань, не особо превосходя ростом, в плечах был чуть ли не вдвое шире. И остальные пропорции соответствующие.

Однако, как гласит древняя китайская поговорка, защитой бой не выиграешь, и мне волей — неволей пришлось отвечать. «Сверхкомпетентный» в мордобое вполне соответствовал этой характеристике, двигался для такой туши удивительно быстро и почти умудрился зажать меня в углу — я чудом вырвался, проскользнув под чудовищным по силе хуком, и вбил стопу в коленный сгиб, заставив противника рухнуть на подломившуюся ногу. Захватил за голову обеими руками — правая, плохо слушавшаяся и пульсирующая болью, скользнула по бритому черепу — дернул на себя и заехал коленом в затылок. Отпрыгнул, позволив телу медленно завалиться спиной на пол, и в очередной раз пораженно чертыхнулся: Шань, явно заполучивший помимо сотрясения мозга еще и вывих правой нижней конечности, перекатился и тяжело поднялся на ноги. Единственным ощутимым результатом моей атаки оказалась чуть замедленная реакция и, как следствие, сниженная до нормальной человеческой скорость.

— Зевс, усилитель!

«Критическая масса нанов. Применение невозможно».

У всего есть своя цена, ага. Я, помимо отключенной руки, еще и большую часть популяции ботов угробил — перегорели в процессе. А размножиться еще не успели — вся энергия тела в условиях стресса шла на собственное потребление. Отдохнуть не помешает, без вариантов.

И что делать? Здесь даже стула нет, чтобы по башке врезать. Койка закреплена, так что и эта возможность отпадает. Бить по точкам? Ломать кости? Ага, флаг в руки. Такую ручищу сломать еще надо умудриться. А вот дим — мак попробовать стоит. Похоже, пора воспользоваться наукой дяди Коли. С Арти в памятной заварушке на Объекте-357 помогла техника багуачжан, но «сверхкомпетентного» вымотать бесконечными уклонами и увертками не получится. Здесь нужен диаметрально противоположный подход. А в великой триаде внутренних стилей — тайцзи, багуа, синъи — к нему условно можно было отнести лишь последний. Ладно, попытка не пытка.

Шань мой переход к активным действиям воспринял как должное, а вот я едва не поплатился за самонадеянность — тот преспокойно выдержал удар вертикальным кулаком в сердце и «глазом феникса» — фалангой указательного пальца — в межключичную впадину. Зато его ответку — короткий прямой в челюсть — я пропустил, едва успев увести удар по касательной и нырком вывернуться из медвежьих объятий. В голове поселился колокольный звон, мир перед глазами поплыл, и я поспешил отпрыгнуть. Некоторое время мы кружились по келье, потом я немного отошел от полученной плюхи и снова атаковал, отчетливо понимая, что эта попытка последняя — сил практически не осталось, а правая рука почти не слушалась. Действовать решил жестко и напористо, как любят в муай — тай. Неожиданно для меня самого сложная комбинация («тип» в живот, «двоечка» и левый апперкот вдогонку — прощайте, остатки шкуры на костяшках!) прошла в цель, и я закрепил успех, «выстрелив» основанием правой ладони в челюсть и следом рубанув ребром левой по открывшемуся кадыку. Резко, хлестко, с выбросом силы, как учит синъицюань. Шань отшатнулся, закатив глаза и булькнув горлом, но я, уже осознавая, что все кончено, все‑таки добил «сверхкомпетентного» «вертушкой», швырнувшей его на пол. На редкость крепкий череп встретился с камнем, но выдержал. По крайней мере, как не преминул бы цинично отметить папенька, мозгами не раскинул. Ну, хоть вырубился наконец‑то. Наверное.

27
{"b":"254610","o":1}