ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Радовал и тот факт, что рукотворные пещеры Таюки отличались неестественной сухостью. Не печка, конечно, но и не сочащиеся влагой джунгли. Вполне комфортные условия, с потолков не капает, под ногами не хлюпает. И не холодно. Никаких характерных шумов, выдающих работу системы вентиляции, я не слышал, даже Зевс не смог вычленить их в звуковом фоне. Оставалось лишь предположить, что в роли этой системы выступают либо стены, либо загадочные псевдоживые «трубопроводы», пульсирующие с равными промежутками. Это мелькание, кстати, тоже работало на нагнетаемый саспенс. Хорошо хоть, в полном соответствии с прогнозом Зевса навстречу никто не попадался. Интересно было бы взглянуть на реакцию такого бедолаги — видок у меня был еще тот, вопреки всем попыткам привести организм в порядок, предпринятым перед бегством из узилища.

У Шаня в кармане нашелся «бокскаттер», что несколько облегчило задачу — ножик прекрасно справился с тканью халата почившего доктора. Нарезав одежку длинными полосами, я кое‑как перевязал обширную рваную рану на правом предплечье, а остатками замотал кулаки. Правда, помогло не очень — импровизированные бинты сразу же пропитались кровью насквозь. Хоть капать перестала, и ладно. В целом же красавчик — губа рассажена, на груди красные пятна, а руки больше бы мумии подошли. Без одежды на улицу лучше не соваться. На тот момент я успокоил себя отмазкой, что все это в перспективе, сначала из подземелья выбраться нужно. А в более цивилизованной, скажем так, части клиники наверняка искомым можно будет разжиться. Но куртку все равно было жалко. И это без учета любимой толстовки Гленна, по поводу которой однозначно предстояла суровая разборка. Однако пришлось смириться с неизбежным и заняться спасением собственной шкуры старым добрым способом, который в учебниках по тактике именовался «стратегическим отступлением». В результате я ознакомился с устройством инопланетных катакомб, обогатившись сомнительным опытом, и добрался таки до более привычных помещений.

Пару раз возникал соблазн свернуть в примыкающие ходы, но я себя пересилил — не время идти на поводу у авантюрной части личности. Исследовательский зуд сдавался под натиском зуда болезненного, причем с разгромным счетом — жгло, резало и саднило сразу в четырех местах. Но я мужественно преодолевал трудности, как учили тренер дядя Коля и устав сухопутных войск Корпорации STG, и в конце концов вышел в до боли напоминавшую шлюз симметричную клетушку с нормальными дверями и углами. Здесь меня ждал сюрприз — в одну из стен были вмонтированы самые обычные одежные шкафчики, выдававшие в помещении не сам шлюз, а его «предбанник». Пройти мимо я не смог — вдруг аптечка есть? — и добросовестно их все обшарил. Аптечку не нашел, зато с умилением наткнулся на собственную куртку. И толстовку Мака. Что характерно, целые и невредимые. Непонятно только, за каким лядом похитителям понадобилось меня раздевать именно здесь, а не в «келье». Чего‑то опасались? Думали, что у меня неприятных сюрпризов миллион? Вроде спрятанной в шве спицы, например. Тут они прогадали — как показал опыт, я и без подручных средств неплохо управился. Но находке порадовался — теперь только рассаженная губа да кровавые тряпки на руках демаскировали. Правда, разбередил рану на запястье, пока в рукава влезал, но это уже мелочи.

Воодушевленный первым успехом, я покинул «Терра инкогнито» и перебрался в ту часть клиники, что Зевс держал под визуальным контролем. Здесь было на удивление тихо, что, опять же, не расходилось со словами напарника. Персонал эвакуирован, эсбэшники о случившемся ни слухом, ни духом, да и парней характерного «быковатого» облика не видать. Зато теперь можно было действовать по плану, а не бродить наугад. Собственно, так я и поступил, целенаправленно рванув к палате номер одиннадцать, обозначенной на плане как перевязочная. Разжившись баллончиком заживляющего спрея, я разоблачился по пояс, обильно залил поврежденные места, и перебрался в тренажерный зал — не особо большой, но с полным комплектом многофункциональных приспособлений. По пути спрей схватился, и я, уже не опасаясь, что ткань присохнет к ранам, снова оделся. В последнюю очередь обработал разбитые костяшки, и, захватив найденные здесь же перчатки для бодибилдинга, отправился в кабинет доктора Чжу. Раз уж непосредственной опасности пока не было, глупо упускать возможность добыть информацию. Имаджиновского девайса внизу не обнаружилось, так что логично было предположить, что он остался в месте постоянной дислокации. Так и оказалось, но профита из этого факта я не извлек — «ломать» программными средствами долго и почти безнадежно, а забирать с собой стремно — вдруг «маячок» есть? Хотя, почему «вдруг»? Однозначно есть. Та же встроенная система позиционирования. Облегчать жизнь потенциальным преследователям я не собирался, так что ограничился поверхностным осмотром логова покойного Чжу (ничего интересного не попалось), и отправился на ресепшен — «сестричка» пользовалась железкой попроще.

В ожиданиях я не обманулся, правда, и здесь ничего ценного не нашел, разве что журнал учета оказанных услуг. Перекачав его в память Зевса проверенным способом (можно изучить на досуге, вдруг кто знакомый засветился), решил напоследок наведаться в пустующие, если верить плану, палаты. Во всех остальных я побывал, пока проходил медосмотр, и повторного желания их навестить почему‑то не возникло. Наверное, ввиду полной бессмысленности этого действия.

«Пустышки» преподнесли сюрприз: в них и правда ничего не было, помимо голых стен и странной квадратно — гнездовой разметки на полу. Шахматную доску она не напоминала, скорее, некий абстрактный узор, подчиняющийся строгой внутренней логике. Причем абсолютно симметричный: белая сетка с прямоугольными ячейками синего цвета, и в каждом таком «окошке в небо» — маленький черный квадрат. Сразу же на ум пришла парковочная площадка, а потом возникла нехитрая цепочка ассоциаций, заставившая меня опуститься на одно колено и прикоснуться к ближайшему квадратику. Зевс понял задачу без слов, и, судя по усилившемуся зуду в правой руке, поделился с участком пола колонией нанов.

— Энерговоды? — поинтересовался я вслух пару секунд спустя. — Угадал?

«Ответ положительный. Черная зона — выход универсального энергоузла. Предназначен для запитки устройств, выполненных с использованием технологий Таюки. Не совместим с изделиями иных рас».

— Интересно, что они здесь хотят установить? Анабиозные камеры?

«Вероятность 1,6 %».

— Да шучу. Скорее «виртуалки» какие‑нибудь, из нелегальных. Говорят, только изделия Предтеч могут обеспечить полное погружение. Специфика здешней Виртуальности, если верить слухам.

«Вероятность — 81 %».

— Ого!

Не удивительно, что Чжу всполошился. Если прикинуть количество помещений и «стояночных мест» в каждом, навскидку получается сотни три народа. Нехилый такой вертеп. С местным законодательством, регулирующим жизнь в Виртуальности, я в общих чертах ознакомился загодя, так что для меня не секрет, что возможности официальных девайсов сильно ограничены — как по времени «отключки», так и по глубине взаимодействия ввиду, во — первых, непредсказуемости последствий, во — вторых, их фатальности. Но желающих вкусить запретный плод, как всегда, было предостаточно. И плевать, что можно ласты склеить, главное кайф. Своеобразная «цифровая» наркомания. Запались док перед СБ, и не миновать бы ему тюряги. Или рудников в астероидном поясе, что равносильно смертному приговору. Странно, что такое заведение кто‑то решился организовать в относительно приличном районе — насколько я знал, абсолютное большинство подпольных «виртуалок» пряталось в Трущобах, куда доступ эсбэшникам был заказан. Разве что те явятся в силах тяжких при поддержке бронетехники. И это наводило на невеселые мысли об уровне неведомого противника. Равно как и самовыпиливание дока с ассистентом. Так что в смерти хакеров нет ничего удивительного. В принципе, можно закрывать сразу несколько контрактов. Вот только в моем случае это очередной тупик — новыми технологиями и не пахнет. Конечно, сумма получится достаточно весомая, чтобы слинять с Нимойи и затеряться в какой‑нибудь заднице Вселенной. Но оно мне не надо, к сожалению. Потянуть за ниточку и подсечь рыбу покрупнее? Боюсь, меня самого тогда подсекут. Или, вернее, усекут. Ровно на голову — ничего не поделаешь, такова специфика мира. Всегда мечтал умереть от клинка якудза, ага. Извечный вопрос «что делать?», похоже, встал в полный рост.

29
{"b":"254610","o":1}