ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

На чем я остановился? С Гленном, в отличие от Асти, все нормально. А с ней все сложно, и, главным образом, из‑за нее самой. Сработал первый закон Чизхолма: все, что может испортиться, портится. В том числе и отношения, как в нашем случае. В первый месяц все мы были жутко заняты, и редкие встречи проходили в теплой и дружественной обстановке — скучали, а потому на разборки времени не теряли. То бишь закрепили успешно начатое в корабельном лазарете после моего возвращения из небытия. А потом начались будни и сопутствующая им скука. Тут еще Мак нарисовался, начал меня на полигоне гонять. Астрид с папаней из мастерской не вылезали, но все равно рабочий день есть рабочий день. И началось — Дэн, развлеки меня. Дэн, расскажи что‑нибудь. Дэн, давай в столицу слетаем. Ага, ближний свет. Дэн, посиди со мной. И самое страшное: Дэн, а ты меня любишь? На естественный встречный вопрос: «А ты?» — я ответа не получил, так что и сам от опрометчивых признаний воздержался. Не разобрался еще в себе. Она, судя по всему, тоже. И мы по молчаливому согласию старались пересекаться как можно реже. Разве что совсем невтерпеж станет, но такое случалось не чаще раза в неделю, и как‑то удивительно совпадало у обоих. Так что я не в обиде.

Бывало и такое, что не общались месяц и больше. Я имею в виду, как парень с девушкой. По работе пересекались, но там как‑то легко и естественно взаимодействие осуществлялось, безо всяких намеков. Свен при виде такого пребывал, мягко говоря, в афиге. Он‑то надеялся, что дочурка наконец‑то успокоится, обретя постоянного партнера. А оно вон как. Даже пару раз вызывал меня на откровенный разговор. Отстал только когда я ему прямым текстом ситуацию обрисовал. Хорошо хоть, в глаз не дал. Тут больше Астин косяк, нежели мой — я бы со всей душой отношения поддерживал. Наверное.

Эти же периоды, как правило, совпадали с нашими стоянками на крупных орбитальных станциях. У экипажа появлялась некая свобода, да и выбор развлечений существенно обогащался, так что Астрид не отказывала себе в посещении увеселительных заведений. Когда со мной, а когда и в гордом одиночестве. По крайней мере, с «Молнии» она выходила без сопровождения. Обзавестись приятными знакомствами позже ей никто не мешал. В конце концов, она свободный человек и мы ничего друг другу не обещали. Хотя меня такое положение напрягало — не привык я подобные отношения с девушками поддерживать. Наверное, консервативен по природе. А она до постоянных отношений просто не доросла.

Что еще интересного? Буквально на днях довели с Зевсом до ума интерфейс удаленного доступа. Идея возникла, когда андроид разъяснил принцип действия проглоченных на Пандоре с пылью нанов, особенно в части их взаимодействия с окружающим миром и «электронным ключом», поселившимся у меня на искалеченной брови. Если верить Зевсу, посредством этой технологии Предтеч — Брахни можно поддерживать связь с ним и, соответственно, с материнским ядром искина «Молнии» — между прочим, редчайшего корабля, рейдера цивилизации Архонт. Плюс через нанов можно оказывать прямое воздействие на любую электронику, наводя в ней управляющие импульсы через возмущения квантового поля. Проблема заключалась в том, что все эти способности нанов относились, скажем так, к скрытым, не предусмотренным создателями. Управлять машинерией Объекта-357 или любых других Руин на Пандоре — пожалуйста, а вот все остальное — фигушки. Программное обеспечение функцию не поддерживает. Вот и возился Зевс с софтом все это время. Даже для искина Архонтов задача оказалась нетривиальной, требовала множества усилий и вычислительных ресурсов, так что пару раз мы едва не спалились перед капитаном — тот единственный мог контактировать с материнским ядром напрямую, на правах сильнейшего в нашей компании псиона и непосредственного владельца корабля. Еще одна проблема — способ управления. Мысленное воздействие мы отвергли после пары неудачных испытаний — способ требовал глубокой концентрации, чтобы лишнего ментального «шума» не было, иначе получался вал команд, и искин не мог решить, на какую именно и в какой очередности реагировать. Пребывать постоянно в состоянии «пустоты» я не мог и не хотел, медитировать перед терминалом в людном месте тоже не лучшая идея, так что сошлись на некоем аналоге «виртуального кабинета». Принцип тот же, что в обычных шлемах и перчатках, только вместо специализированного оборудования наны, способные снимать сигналы с нервных окончаний. По определенной команде (жест, кодовое слово или комбинация из нескольких «ключей») активировался стандартнейший визуальный интерфейс, транслируемый ботами с рабочей станции на «Молнии», и я мог использовать виртуальную мышку — курсор и не менее виртуальную клавиатуру. Это если хотелось поработать с чувством, с толком, с расстановкой. А если было нужно влезть в чей‑то защищенный компьютер, то срабатывала программа — взломщик с элементарной выпадающей менюшкой с десятком иконок — от лаконичной «взлом» до менее радикальной «удаленный доступ». Несомненным плюсом методы являлся тот факт, что не требовался физический контакт с атакуемым объектом. Даже выследить взломщика обычными способами не получилось бы — наны генерировали воздействующие импульсы непосредственно в процессоре, и проследить путь до материнского ядра искина «Молнии» не представлялось возможным. Цепочка обрывалась на компе, в котором похозяйничали наны, причем никаких программных следов они не оставляли. Впервые опробовав новую игрушку, я не сдержал ехидной ухмылки — представил реакцию Филиппа Нэша, нашего штатного айтишника и недорезанного хакера. Уверен, он бы собственных яиц не пожалел за такие способности.

Зевс, кстати, придумал еще одну убойную фишку — позволил нанам размножаться. Под жесточайшим контролем пользователя, но тем не менее. И теперь можно было в случае необходимости при тактильном контакте подсадить «жучок» — микроколонию, способную автономно существовать довольно продолжительное время. Перспективы метод открывал обширные, от банальной прослушки и видеофиксации до потенциальной возможности управления вражеской техникой, теми же андроидами, например. Что особо радовало, моя мелюзга, особенно в инактивном режиме, обычному сканированию не поддавалась, так что можно было без опаски проходить любой таможенный контроль. Поначалу вызывала опасение блямба «ключа», но и тут Зевс нашел выход — предусмотрел перевод этого псевдокомпьютера в спящий режим, по типу ботов. Восстановить кожный покров «ключ» так и не дал, пришлось замаскировать его клочком искусственной шкуры. И заодно прописать в ай — ди факт получения черепно — мозговой травмы, потребовавшей радикального вмешательства. Зато ни у кого теперь не возникало вопроса, что за хрень у меня в башке. А с наличием особой приметы пришлось смириться.

Нашелся у моей новой убер — плюшки и значительный недостаток, в полном соответствии с принципом инь — ян: я целиком и полностью в этом плане зависел от Зевса (если его ресурсов хватало) и материнского ядра (если требовалось особенно убойное воздействие). Соответственно, «Молния» должна находиться где‑то неподалеку, хотя бы на орбите планеты. Теоретически наны способны поддерживать связь и на сверхдальних расстояниях — как пояснил Зевс, чем дальше, тем более сложный тип взаимодействия активируется: в пределах сотен километров — электромагнитные волны, чуть дальше — гравитационные возмущения, совсем далеко — флуктуации квантового поля. Но проверить это случая пока не было, и я сильно сомневался, что в ближайшем будущем появится. Нет, вру — когда мы с Асти летали на Новый Оймякон рейсовым лайнером, Зевс пытался до меня докричаться. И вроде бы даже уловил ответ нанов, но к тому моменту соответствующее программное обеспечение пребывало даже не на стадии тестирования, а вообще в виде отдельных кусков программного кода. Так что называть данные достоверными я бы поостерегся.

Черт, Асти. Вот сейчас подумал, и все встало на свои места. Отдаляться она, по факту, начала именно после знакомства с моими предками. И после того, как побывала у меня дома. Мы еще, как назло, в центральный офис Корпорации заглянули, а потом я ее по самым злачным в плане шопинга местам столицы провел. Пустил пыль в глаза, идиот. Сам‑то на радостях окунулся после длительного перерыва в привычную жизнь, а вот для нее это стало шоком. А я и внимания не обратил, психолог недоделанный. Я не уверен, что у них со Свеном есть другой дом, кроме «Молнии», и об остальных ее родственниках не имею понятия. Даже естественным вопросом не задался — а мать ее где? И, что самое хреновое, не удосужился прочитать досье. У эсбэшников наверняка ведь есть. Нет, как можно! Грязными лапами, да в личное! Дебил.

3
{"b":"254610","o":1}