ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Напрягал также тот факт, что к границе я должен был выйти в незнакомом районе — куда ближе оказалось одно из местных обиталищ богатеев, нежели та промзона, откуда я попал в Трущобы. И неизвестно, как отреагируют безопасники на мое появление. Впрочем, это проблема решаемая. Куда хуже то, что местность все время шла под уклон, и, судя по GPS, я сейчас находился уже на целых пятьдесят метров ниже уровня, так сказать, цивилизации. Боюсь, пятиметровым уступом не отделаюсь. Придется лифт искать или лезть в подземелья в надежде выбраться наверх. Причем не знаю, что хуже. Но и по старому маршруту идти не вариант — как раз там меня и ищут. Все мои уловки со взломом базы морга и запутыванием следов, как показала практика, оппонентов не смутили. С другой стороны, пятьдесят метров — это меньше двадцати этажей, не смертельно. Меня даже пожарная лестница устроит, главное, не спалиться.

А вот с этим могут возникнуть проблемы. Не в плане того, что меня снова каким‑то невообразимым образом выпасут, а элементарно визуально засечь могут — светлая куртка на фоне темных развалин не катила абсолютно. Причем, что самое поганое, даже в потемках. Что уж про утро говорить, которое не за горами. Пришлось немного задержаться в очередной подворотне, и напрячь Зевса. Мои микроскопические помощники с задачей справились блестяще — куртка ожила уже через несколько секунд после того, как я мазнул зудящими кончиками пальцев по рукаву. Заморачиваться с выбором узора я не стал, и в этом вопросе полностью доверившись напарнику. Тот ожидания оправдал, сделав одежку угольно — черной. А потом, когда небо окончательно просветлело, и темень сменилась предрассветной серостью, цвет подкорректировал, преобразовав узор в неприметный паттерн. Прятаться от пролетающей техники стало гораздо проще, особенно с учетом накинутого капюшона. Тем не менее, на открытых местах я старался не отсвечивать, пробираясь, где это было возможно, сквозь полуразвалившиеся постройки. Кстати, заметил — в этой части Трущоб здания сохранились гораздо хуже, нежели в давешней промзоне. И завалов больше, и на соплях держащихся конструкций тоже. Чихать даже страшно — а ну как накроет рукотворной лавиной? Но и тут обошлось: большую часть застроенной территории я преодолел, умудрившись всего лишь раз поскользнуться и сверзиться в какую‑то щель. Но относительно благополучно — ничего себе не отбил, и даже штаны не порвал.

К тому времени, как окончательно рассвело, я успел укрыться в полуподвале завалившейся на своего близнеца высотки, и теперь задумчиво созерцал открывшуюся перспективу. Весьма нерадостную, должен признать: прямо по курсу, метрах в трехстах от моего убежища, взгляд упирался во впечатляющий обрыв. Знаете, какие бывают на речках, или в оврагах? Вот примерно то же самое, только поверху вместо дерновой подушки неровно отломившееся дорожное покрытие типа асфальта, с торчащими тут и там обрубками труб, проводов и энерголиний — ни дать, ни взять, корни. А встречающиеся кое — где темные провалы тоннелей и обломанные коммуникации напоминали осколки костей и перерубленные артерии в колоссальной рубленой ране. Брррр!.. Чего‑то не туда меня занесло…

Напророчил я, выходит, со «ступенькой». Только в высоте ошибся — тут не пятьдесят, тут все семьдесят — восемьдесят метров. Конечно, не отвесная скала, просто обнажившиеся миллионнолетние почвенные пласты, повыветренные и обваленные кое — где, но все равно не заберешься, будь ты хоть Человек — паук. Тот самый, из комиксов. А я еще, наивный, по подземельям наверх пройти собирался.

М — мать! И ведь обратно не вернешься — судя по картинкам с камер, неизвестные боевики таки добрались до убежища Вана, повязали его самого и еще несколько человек персонала, и сейчас обшаривали все доступные схроны. Ладно, до транспортного узла пока еще не добрались. Но и там им ничего не обломится — придется прочесывать с десяток разнонаправленных линий. Снаружи тоже активность сохранялась, но, опять же, очень далеко от моего нынешнего укрытия. Только пара глайдеров начала круги нарезать, с каждым заходом удаляясь от кабака, служившего точкой отсчета. Но этих ждать надо не раньше, чем через час, такими‑то темпами. Так что время еще есть. Вот только без понятия, что делать. Разве что вздремнуть — никаких толковых мыслей не было. Не лезть же, в конце концов, по стенке? Альпинистского снаряжения нет, да даже если бы и было, фигли толку? Засекут меня моментально, и схомутают. Или дадут заползти повыше, и возьмут тепленьким — куда я с обрыва денусь? Разве что вниз прыгну, навстречу тяжким увечьям. И это в самом для меня благоприятном случае…

— Зевс, как думаешь, откуда эта прелесть? — поинтересовался я, не отводя взгляда от обрыва. — Землетрясение, что ли?

«Вероятность 97 %».

— Ни фига! А почему тогда остальной город не разрушен?

«Это не тектонический сдвиг. Это разрушение локального характера в результате схлопывания подземных пустот. Вернее, одной пустоты, но довольно крупной».

— Хочешь сказать, весь этот райончик над пещерой раньше стоял? А потом у нее свод рухнул?

«Не совсем так. Если бы рухнул свод, то провал был бы воронкообразный. Но на спутниковых фотографиях ничего такого нет. Скорее, разрушились опоры по периметру, и весь пласт осел довольно быстро. Поэтому и много башен сохранилось».

— Как‑то сложно, — помотал я головой. — Естественным путем такое вряд ли получится организовать.

«А я и не говорю про естественный путь. Тут очень похоже на одновременный направленный подрыв опорных точек. Знаешь, как старые здания сносят?»

— Примерно представляю. Но там только гора мелкого мусора остается, а тут инфраструктура…

Стоп! Инфраструктура! Откуда‑то же идет энергоснабжение местных халуп? И, если верить Зевсу, в одном только хозяйстве Вана потребителей довольно много. Тут тоненьким кабелем не обойдешься. А не поискать ли мне свежую энерголинию? Ну, ту, которая была после локального светопреставления проложена? Я же верно понимаю, что Трущобы образовались при первых колонистах, то есть относительно недавно? Или нет? Или это сами Таюки порезвились?

Как я и предполагал, развернутых данных касательно возникновения провала в открытых источниках отыскать не удалось. Зато мы с напарником доподлинно установили время появления аномалии — нечто непредвиденное стряслось в недрах подсамым обжитым на тот момент районом города на семнадцатый год существования Колонии. Что и требовалось доказать. Еще одна загадка, пусть и не жизненно важная, но достаточно интересная, чтобы порыть в этом направлении. Потом, когда из Трущоб выберусь. А что выберусь, я уже не сомневался — нашелся‑таки обходной маршрут. И не очень далеко, меньше, чем в километре от моего убежища. Судя по фотографиям, весьма любопытный образчик местной техногенной архитектуры — этакий мост, сваренный из разнокалиберной арматуры, вдоль которого протянут впечатляющий энерговод — не меньше трех метров в поперечнике. Тут все ясно — этот кусок соединял разорвавшуюся при давнем катаклизме «кишку» оригинального «кабеля», оставшегося от Таюки, и был к ней приляпан, что называется, наживую. Контакт никакой, материалы разнородные, как результат — безумные перепады напряженности поля и утечки энергии в никуда, сопровождаемые нешуточным перегревом. Вот и пришлось сделать с запасом латку. Впрочем, мне на это было плевать. Куда интереснее выглядели технические коммуникации, предназначенные для обслуживания гигантской даже с такого расстояния «гусеницы»: непритязательный открытый лифт, скользящий вдоль пары направляющих, проложенных по обрыву (абсолютно не мой вариант), и металлическая лестница типа пожарной, с удобными площадками, оснащенными перилами, и кое — где даже прикрытая полупрозрачным пластиком — надо думать, от ветра. Плюс внизу, в паре точек на маршруте и на самом верху просторные боксы — вагончики, предназначенные, скорее всего, для отдыха ремонтников. Все это я выяснил на сайте местных экстремалов, промышляющих банджи — джампингом и прочими безумными забавами, а потом еще и воочию убедился, когда минут через двадцать осторожного плутания по завалам оказался в непосредственной близости от искомого объекта. С этой точки пейзаж поражал еще больше — и обрыв, и «кишка» энерговода с «бахромой» мостков, и лифт, и даже лестница, практически терявшаяся на фоне разноцветных почвенных пластов. Кстати, я немного ошибся — склон вовсе не был вертикальным, но и пологим я бы его не назвал. Градусов так семьдесят, то есть при желании и на брюхе заползти можно, главное, скалистых выступов избегать. Вот там да, отвесные стены. Но, чем больше я всматривался в детали пейзажа, тем больше убеждался, что лестница наименьшее из зол. Да, могут запалить. А могут и не запалить. А если запущу лифт, то точно на неприятности нарвусь. Вывод? Иду по лестнице, неспеша и без выкрутасов. Фон нормальный, немного узор на куртке подкорректировать, и вперед. Уже с пары сотен метров меня фиг разглядишь. И сама лестница тому доказательство — без Зевса и цифровых фильтров я бы и сам ее не увидел. Так что надежда есть, главное, на последнем участке не запалиться. Глайдеры еще, чтоб их. Сунутся поближе, и кранты. Издалека‑то не срисуют, у штатных оптических сканеров разрешения не хватит. А чем‑то более серьезным такие машинки, как правило, не оснащаются. В конце концов, это всего лишь простенькие агрегаты для полетов в атмосфере, а не исследовательские катера, в которых аппаратуры понапихано больше, чем в иных межзвездных кораблях.

40
{"b":"254610","o":1}