ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Покончив с делами, я решил перекусить. «Клуб любителей…», помимо функций собственно Биржи, служил еще и неплохим местечком, чтобы скоротать время, а посему обладал всеми признаками респектабельного ресторана, как‑то: приветливые и предупредительные официанты, весьма сведущий в деле коктейлесмешения бармен (правда, уважавший лишь тех завсегдатаев, что предпочитали напитки покрепче), и великолепный шеф — повар. Сопротивляться искушению было выше моих сил, и по выходе из «нумера» я перебрался в гостевую залу, оборудованную столиками и несколькими укромными закутками для особо ценивших тишину и уединение клиентов. Я справедливо относил себя к таковым, а потому занял самый дальний, с мягчайшими диванами черной кожи, столиком из черного дерева (или имитации, пойди, разберись), и репродукцией знаменитой «Черной дыры» Стива «Блэки» Ван Дайка на не менее черной стене. Этакий уголок дальнего космоса, затерявшийся на фоне благородного бордо основного зала. Едва моя пятая точка коснулась сиденья, рядом материализовался официант. Тоже черный, за исключением рубашки и перекинутого через руку полотенца.

— Добрый вечер, мсье Новикофф.

— Что, уже?.. — спохватился я. Покосился на инфор — не — а, преувеличил хлопец. Но дело к тому идет. — Привет, Маню.

— Ваш КПК, мсье. Желаете отужинать?

— Скорее, отобедать… мне, пожалуй, большой ти — боун стейк с картошкой айдахо и сто виски. Какой я еще не пробовал?

— Из крафтовых остался «Гленн Маноч».

— Нова — Скотия?

— Разумеется, мсье.

— Неси.

Пока жду, надо кэпу звякнуть, благо инфор глушить перестали. Наивные. Если бы мне приспичило, я бы вашу базу уже выпотрошил. Ладно, ладно, не я, а Зевс. Только оно мне не надо. Хотя… неплохо было бы обзавестись теневым партнером, как тот же Грег. Только не представляю, с какой стороны к проблеме подступиться. Мистер Слоун не расколется даже под пытками, а спрашивать просто так, из любопытства, было бы в высшей степени опрометчиво. Еще запишет в категорию «Братцев Лисов», которые «не джентльмены». Блин, теперь буду мучиться. Проблема, похоже, принципиально нерешаемая. С другой стороны, как‑то же они друг друга находят… Ага! Ключевое слово — находят. Только не друг друга, а сотрудник Биржи сам выходит на контакт с перспективным клиентом. Как только тот преодолевает «порог доверия» — финансовый, репутационный, или оба сразу. «Унция репутации стоит фунта работы» — гласит закон, известный, как «Плацебо Питера». И ведь не поспоришь. Бог с ним, я капитану звонить собирался…

— Михаил Владиславович?

— Чего тебе, Денис?

— Кэп, скажите, мне обязательно зарабатывать всю сумму, закрыв один контракт? Или можно использовать, э — э–э, сопутствующие бонусы?

— Что, уже влип? Ладно уж, не буду к словам придираться. Все сопутствующие кошерные вещи пусть тоже идут в зачет.

— Спасибо, капитан.

— Таки нашел контракт?

— Не по телефону, кэп, не по телефону. Вечером расскажу. Конец связи.

— Ага, не кашляй.

Что‑то он не в меру разговорчив сегодня. И шутки шутить изволит, как он их понимает. Не к добру это. А, пофиг! Стейк мой принесли, так что пусть весь мир… нет, мелко… пусть вся Вселенная подождет! Произведение шеф — повара Анри Легранжа того стоит. Особенно под двенадцатилетний вискарь.

Расправившись с угощением и заказав… не угадали — чаю, я достал КПК и принялся лениво просматривать новостные порталы. На «Молнию» возвращаться не хотелось — за последний год ее интерьер настолько приелся, что любой выход за пределы жилой палубы и прочих хозяйственных помещений воспринимался как праздник. Даже если вырвался в такое же царство металла и пластика, коими по большей части и являлись орбитальные станции. Встречались и приятные исключения, например, на астероидах или естественных спутниках — там пейзаж разбавляли стильные тоннели, прогрызенные в скальном массиве, но никаких принципиальных отличий не наблюдалось. Однако оказаться в просторном, по сравнению с корабельными клетушками, зале — терминале после недели — другой в четырех стенах дорогого стоило, особенно если рядом не скалился мистер Макдугал, обрыдший едва ли не больше унылого жилища. Он, кстати, даже ночевать на борт не возвращался, если подворачивалась такая возможность. На нынешней стоянке Мак уже четвертые сутки зависал в местном злачном районе, причем охамел до такой степени, что даже для вида меня с собой не позвал. Вернется в день старта опухший, небритый и, весьма вероятно, побитый — на моей памяти подобные загулы с лихим мастером — рейнджером случались уже трижды. Зато на борту и, тем более, на работе — ни — ни! Асти тоже не отстает — что ни день, то шоппинг, плавно перерастающий в полуночную вечеринку. Не знаю, как экипажный состав, но из коллег — Оружейников на глаза мне, помимо дорогих партнеров, попадался лишь проф Куатье. И то, судя по всему, на минутку наведался, переодеться да лоск навести. Один я, как дурак, в каюте парился. Работа на Бирже выматывала почище, чем последующие споры с акционерами, на ночные клубы не оставалось ни сил, ни желания. Просто старался попозже вернуться из «Клуба любителей…». Здесь хоть периодически собеседники интересные появлялись. Ага, вот как сейчас.

— Эй, Дэнни! Buongiorno, fratello! Как дела?

— Твоими молитвами, Луиджи, твоими молитвами! Стейк?

— Не, лучше пасту, — нарушил традицию нарисовавшийся сосед. Плюхнулся на диванчик напротив, откинулся на спинку, расслабленно вытянув ноги. — Уф, замотался сегодня! Столько дел, столько дел! И всюду успей, везде проконтролируй, где надо подмажь. И все сам, все сам! Mia madre! Не поверишь, Дэнни, нормального помощника уже полгода найти не могу! Одно ворье, или вопиющая некомпетентность. Даже не знаю, что делать.

— Может, планку снизить? — хмыкнул я.

Луиджи Монтанари относился к тому типу людей, что возвели в абсолют принцип «хочешь сделать хорошо — делай сам».

— Ну, уж нет! Хочешь меня по миру пустить?!

— И в мыслях не было. Просто сегодня ты особенно хреново выглядишь. Смотри, загонишь сам себя, и хорошо, если только в клинику.

— А, ерунда! Лучшее лечение — работа. И прибыль.

— Ну — ну…

— Что будете заказывать, мсье Монтанари? — материализовался у стола Маню. — Как обычно?

— Нет, сегодня пасту, con frutti di mare, per favore.

— Да, мсье, — не моргнул глазом бравый официант.

Видать, не в первый раз его Луиджи озадачил.

— Ловишь момент, Лу?

— В смысле?

— Пасту тебе с морепродуктами подавай… мажор!

— А чего такого? — удивился тот. — Конечно, дороже, чем на шарике, но все равно по — божески. И особенно тут хороши cozze… как это по — английски… мидии, вот.

Хм. Да, тут я стормозил. Просто припомнил цены в ресторанах Нового Оймякона, где можно было отведать морских деликатесов с Терра — Нова. Местные колонисты уже полвека как поставили на поток разведение всяческих головоногих и беспозвоночных, вывезенных со Старой Земли, и неплохо на этом поднялись. А устриц можно было отведать только здесь, потому как употреблялись они традиционно в живом виде, что превращало импорт в другие миры в хлопотное дело.

— Передай господину Анри привет, — снова переключился напарник на Маню. — И мое пожелание — чего‑нибудь легкого и романтичного, будто я в кафешке у моря, продуваемой всеми ветрами, и рядом прекрасная девушка.

Я хрюкнул, едва сдержав смех, и Луиджи немедленно среагировал:

— Не говори ему, что вместо девушки тут грубый мужлан Новикофф.

— Да, мсье.

— И вина, белого, на выбор Анри.

— Да, мсье. Что‑нибудь еще? — повернулся ко мне официант.

— Нет, мне достаточно.

Маню изобразил короткий поклон, щелкнув для пущей аутентичности каблуками, и испарился.

— Грубый мужлан? — ухмыльнулся я, глянув на безмятежного соседа по столику. — Спасибо, жалкий итальяшка.

— А вот расизма не надо! — погрозил тот пальцем. — Я же тебя не обзываю диким русским…

— И зря.

— … так что имей хоть каплю уважения к выбившемуся из сил потомку гордых римлян!

7
{"b":"254610","o":1}