ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ха, была бы у него сейчас вилка, он бы ей отсалютовал, наподобие гладиуса. А так просто пальцем мне едва в глаз не ткнул. Хохмач, блин. Собственно, за это и ценим. Кто другой бы уже на грубость нарвался.

— Сколько народу сегодня облапошил? — лениво поинтересовался я.

— Облапошил?! Я?! — Луиджи всплеснул руками и возвел очи горе. — Я тебя умоляю, Дэнни, где я, и где облапошил?! Если только меня надули! Так и норовят обсчитать бедного торгового агента! А ты изволь к каждому мошеннику относиться, как к самому уважаемому клиенту! Оближи с ног до головы, в термы с ним сходи, если нужно — пожертвуй собственной честью из‑за куска мыла, но чтобы ни один покупатель с крючка не сорвался!

— Что, опять начальство наехало?

— А чем ему еще заниматься? Знаешь, Дэнни, у меня складывается впечатление, что чем выше сидит начальник, тем он дубовее. Возможно, идиотизм — главный профессиональный признак.

— Не ты первый, не ты последний, — пожал я плечами.

— Что‑то ты груженый какой‑то, Дэнни. Ну‑ка, колись, что стряслось?

— Да вроде ничего… наоборот, контракт нарисовался, выгодный.

— Значит, на личном фронте!

— Да нет…

Стоп! Как это нет?! Очень даже да! Так вот что меня с утра гложет! Пока Биржу шерстил, отвлекся, а тут расслабился, да еще вискарика на грудь принял, и опять навалилось. Национальная особенность — подшофе изливать душу малознакомым людям. Но я, вообще‑то, еще не в кондиции, хоть Луиджи и свой в доску — я с ним еще в прошлый наш визит на Терра — Нову познакомился, здесь же, в «Клубе любителей…». Жизнерадостный ярко выраженный итальянец моих примерно лет оказался куда симпатичнее многих завсегдатаев, и мы с ним легко нашли общий язык. Благо и конкурентами не были — он, как уже упоминалось, трудился в региональном дилерском центре известного производителя керамики. Сошлись мы с ним накоротке, даже через какое‑то время в делах амурных совета друг у друга спрашивать начали. Луиджи себя серьезными отношениями не обременял, предпочитал, как он выражался, «попробовать как можно больше десертов, прежде чем перейти на чиабатту», а потому постоянно находился в свободном поиске. Опыта ему было не занимать, но вот утонченности, по его собственному признанию, не хватало. Он и подсел ко мне в первый раз, потому что принял за чопорного англосакса и вознамерился вызнать, как у этой нации обстоит с обхаживанием фемин. Я его поначалу разочаровал — виданное ли дело, у русского учиться обольщению?! Но потом разговорились, я вспомнил пару любопытных историй из студенческого прошлого — был у меня одногруппник — француз, большой любитель этого дела — и с тех пор мы начали приятельствовать. Доприятельствовались до того, что я ему про Асти рассказал. Вернее, проболтался по пьяни — выпить синьор Монтанари был не дурак, хоть и предпочитал вина крепким напиткам. Но тогда, месяца четыре назад, дела на личном фронте просто шли ни шатко, ни валко. А сейчас я вообще перестал понимать, что происходит. И, оказывается, крепко по этому поводу нервничал. Ревную, что ли? Знать бы еще, к кому. И, самое главное, в единственном экземпляре, или там уже целая футбольная команда?

— Что, угадал?

Луиджи принял у Маню тарелку, пригубил вино, кивнул — мол, порядок, и продолжил, дождавшись, когда официант дематериализуется:

— Это ты зря, Дэнни! Не грузись. Слава Олимпийским богам, половина человечества — женщины. Выбор широчайший, так что не расстраивайся. Пошли в клуб, в конце концов! Я знаю шикарное местечко, «Астероид» называется. Там сегодня ди — джей Суперсоник выступает. А еще ходят слухи, что эмси Николя на огонек заглянет.

— Кто все эти люди?!

— Да ты что, совсем в своей России одичал?!

— Причем тут Россия? Я с Нового Оймякона.

— Один хрен! — отмахнулся Лу. — Это же звезды сектора! Во всех хит — парадах их песни из первой пятерки не вылезают! Это надо видеть, вернее, слышать!

— Рэпперы, что ли?

— Электронщики.

— Не, лениво.

— Да ладно тебе, Дэнни! Пофиг музыкантишки, ты только представь, сколько там belle ragazze соберется! Можно на выбор брать! Тебе сейчас не помешает. Ты же со своей разосрался, как я понял? Scusa, l'amico.

— Грубо, но близко к истине, — кивнул я. — Правда, не скандалили…

— Но она тебя динамит, — уверенно закончил мою мысль Луиджи. — И всякий бред про «будем друзьями» несет. И вообще, настаивает на личной свободе, типа, я тебя не ограничиваю, но и ты ничего не требуй.

— Откуда ты знаешь?

— Да проходил уже, и не раз. Ты ее любишь?

Хм… вопрос, что называется, на засыпку.

— Ладно, можешь не отвечать, — выждав для приличия несколько секунд, хмыкнул сосед. — Сам еще в себе не разобрался. И это хуже всего, братан. Если бы ты сразу сказал «нет», я бы в тебя насильно влил стакан — другой твоего любимого пойла и уволок в клуб. Или если бы ты столь же уверенно сказал «да». Потому что, как показывает опыт, в таких случаях все ясно — ты выдаешь желаемое за действительное. Однако глубокая скорбь, проступившая на твоем челе, символизирует обратное. Влип ты, старичок. Тут ничего советовать не буду. Но в клуб все равно пошли, мне поможешь. Я на контрасте с тобой отыграю.

— Ну, ты и хамье!

— Да ладно, тебе в ломы, что ли? Для друга пожалел! И чего — обычного рядового вечера. Нет, я понимаю, что у тебя важное дело запланировано, даже два — самокопание и самобичевание. Но я тебе друг, в конце концов!!! Все, погнали в «Астероид».

«Астероид»… где‑то я уже это название слышал.

— А не рано?

— В самый раз. Мы придем первыми и устроим засаду. Плюс у нас будет время, чтобы набрать форму.

— Ладно, уговорил, черт языкастый. Только я одет не в тему.

— Не, наоборот хорошо! — заверил змей — искуситель. — Я тоже в костюме. Твой построже чуток, и все. Фейс — контроль пропустит, особенно когда мы кредитки засветим. Я тебе больше скажу — галстук в карман спрячешь, пуговицу верхнюю расстегнешь, и будешь, с учетом твоего крысиного хвостика, первым парнем на деревне. Я тебе говорил, что это стильно?

Технично. Поводов для отказа больше нет, да и желания особого тоже. Такое, знаете, пограничное состояние, когда любое занятие не вызывает отторжения. В какую сторону силу приложишь, туда клиент и направится. Главное, первоначальный импульс задать. А уж в этом деле синьор Луиджи Монтанари мастер.

— Ты дорогу хоть знаешь, гроза танцполов?

— Обижаешь! Готов?

— Угу, — вздохнул я.

Все равно ведь не отвяжется. Второй Мак, чтоб его.

* * *

Колония Терра — Нова, территория Корпорации «Спейс Текнолоджиз Груп», орбитальная станция STG-5, 9 августа 2136 года, вечер

Клуб «Астероид» производил двоякое впечатление. Вроде бы классическое местечко формата «только для своих», спрятавшееся на задворках злачного района — не того, где космических бродяг обслуживали, а другого, для коренного, так сказать, населения. Но при этом масштаб несколько… хм… потрясал. Может, хозяин помещения подходящего не нашел, вот и пришлось занять первое попавшееся — а это оказался здоровенный ангар, как бы не для малой космической техники. Сейчас уже не разберешь, но оставшиеся от Предтеч загадочные металлоконструкции в виде переплетения сот и ферм, с вклиненными там и сям смотровыми площадками, создавали неуловимую атмосферу уютного бардака. Плюс умело подобранное освещение. Плюс звуковой фон — нечто столь же космическое и одновременно медитативное. Не знаю, как на других гостей, но на меня обстановка подействовала крайне умиротворяюще. Это в активе.

В пассиве значились посетители, нервные официанты и отсутствие вменяемой кухни. «Нумеров» тоже не было — не относить же к ним висячие площадки? Это выяснилось позже, когда мы с Луиджи миновали секьюрити, пересекли основной зал, он же танцпол, и устроились на диванчике у дальней стены. Лу знал, что ищет, и я это оценил — сцену с нашего места было видно прекрасно. Равно как и большую часть зала с центральным входом. А вот нас обнаружить можно было лишь ценой значительных усилий.

8
{"b":"254610","o":1}