ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Я тебе не доверял.

Хонор была задета и искренне обескуражена.

— Ты вдова Джиллета, — пояснил Ли. — Для меня это достаточная причина, чтобы в тебе сомневаться. А потом, когда я увидел то фото, увидел, что твой муж и его отец с детства дружили с двумя парнями, на моих глазах убившими на складе семь человек, что я должен был подумать? Я не сомневался — и сейчас не сомневаюсь, что то, что было у Эдди, находится у тебя.

— Но у меня ничего нет.

— Может быть. А может быть, есть, но ты не знаешь об этом. Во всяком случае, я больше не думаю, что ты что-то от меня прячешь.

— Что заставило тебя изменить свое мнение?

— Даже если бы ты вела двойную игру, ты, думаю, отдала бы мне все, что угодно, только бы я не обидел твою дочку.

— Ты прав.

— Я пришел к этому выводу сегодня перед рассветом и решил, что лучше будет оставить тебя в покое. Но потом я увидел Хокинса, держащего путь в твой дом. И пришлось изменить свои планы.

— И я должна, по-твоему, поверить, что Фред убил Сэма Марсета?

— Я видел это своими глазами. — Ли посмотрел на Хонор и понял по выражению ее лица, что лучше развить свою мысль и объяснить поподробнее. — В воскресенье в полночь на складе Марсета была назначена встреча.

— Встреча Марсета и Фреда?

— Встреча Марсета и Бухгалтера.

Хонор задумчиво потерла лоб:

— О чем это ты?

Кобурн сделал глубокий вдох, собираясь с мыслями.

— Шоссе номер десять, соединяющее несколько штатов, проходит через Луизиану к северу от Тамбура.

— Оно проходит через Лафайет и Новый Орлеан.

— Правильно. Это самое южное шоссе, соединяющее два побережья. И близость одновременно к Мексике и к заливу делает его отличным путепроводом для наркодилеров, торговцев оружием и живым товаром. Города, через которые проходит шоссе, — Феникс, Эль-Пасо, Сан-Антонио, Хьюстон, Новый Орлеан — крупные рынки для этих ребят. К тому же через эти города также тянутся в северном и южном направлении другие крупные дороги.

— Да, это важно…

— Соединяющие шоссе номер десять со всеми крупными городами континентальной части США.

— О'кей, — Хонор снова кивнула.

— Любой автомобиль, который проезжает мимо тебя по этому шоссе — от крохотной легковушки до пикапа или семейного фургона, — гипотетически может перевозить наркотики, фармпрепараты, оружие, девочек и мальчиков, насильно вовлеченных в проституцию, — Кобурн взглянул на Хонор. — Ты следишь за моей мыслью?

— Сэму Марсету принадлежала Royal Tracking Company.

— Получаешь золотую звезду за догадливость.

— То есть ты хочешь сказать, что водители Сэма Марсета замешаны в незаконной транспортировке?

— Не водители. Сам Сэм Марсет. Ваш церковный староста, председатель краеведческого общества или чего там. И не замешан, а влез в это дело по уши. Являлся одним из главных организаторов. Воскресная ночь положила конец его преступной деятельности.

Хонор обдумала услышанное, затем обернулась, чтобы убедиться, что Эмили по-прежнему погружена в игру.

— А какое у тебя было задание?

— Я должен был проникнуть в сеть Марсета. Выявить тех, с кем он вел дела, чтобы полиция могла нанести точечные удары по главарям. У меня ушло несколько месяцев на то, чтобы завоевать доверие бригадира. Затем, только после того как на это дал разрешение Марсет, мне доверили заниматься накладными. Компания перевозит множество легальных грузов, но мне также приходилось видеть массу контрабанды.

— И людей?

— Все, кроме этого. И хорошо, потому что я обязан был бы это прекратить. И тогда пришел бы конец моей работе под прикрытием. А так приходилось пропускать огромные партии контрабанды. Моих боссов не интересует грузовик с крупой, где спрятаны автоматические ружья. ФБР нужны люди, отправляющие и получающие грузы. А я не успел собрать достаточно доказательств, чтобы поймать крупную рыбу.

— Как Марсет?

— Как он и крупнее. Но мне был нужен главный приз — Бухгалтер.

— Кто это?

— Хороший вопрос. В бюро даже не знали об этой фигуре, пока я не стал работать на Марсета. Здесь я понял, что кто-то смазывает полозья.

— Ты совсем запутал меня.

— Бухгалтер играет роль переговорщика. Приходит к тем, кому положено по должности следить за порядком на дорогах, и подкупает или запугивает, чтобы смотрели в другую сторону.

— Подкупает полицейских?

— Полицейских, патрульных, агентов на весовых, тех, кто проверяет запертые грузовики. В общем, всех, в чьей власти помешать перевозке контрабанды.

— Бухгалтер подкупает представителей власти…

— А потом берет с контрабандистов щедрые комиссионные за то, что гарантирует им и их грузу свободный проезд через Луизиану.

Хонор задумалась на несколько секунд. Затем спросила:

— Но вы так и не установили личность Бухгалтера?

— Нет, — признался Кобурн. — Мне до сих пор не хватает ключевого элемента.

Остановившись на перекрестке, он бросил на Хонор тяжелый взгляд.

— И в поисках этого элемента ты пришел в мой дом?

— Точно, — Кобурн снял ногу с тормоза и, надавив на газ, проехал перекресток. — Министерство юстиции не возбудит дело, если будет знать, что его можно проиграть в суде. Мы можем заключить с кем-нибудь сделку, чтобы он дал показания против Бухгалтера в обмен на снисхождение суда. Но еще нам нужны железобетонные доказательства. Файлы, банковские выписки, записи телефонных переговоров, погашенные чеки, квитанции по вкладам, имена, даты. Документация. Улики. Думаю, все это хранилось у твоего покойного мужа.

— Так ты считаешь, что в этом был замешан Эдди? — возмутилась Хонор. — Наркотики? Оружие? Торговля живым товаром? Вы не правы, мистер Кобурн…

— Правда в том, что я не знаю, на какой стороне был в этом деле твой муж. Но он являлся чуть ли не названным братом близнецам Хокинсам, и в моем блокноте я поместил его в список весьма подозрительных лиц. А быть полицейским в таком деле только удобнее. Как Фреду.

— Эдди был честным полицейским.

— Ты обязана не сомневаться в этом, не так ли? Ты его вдова. Но я видел, как друзья его детства хладнокровно расстреляли семерых ни в чем не повинных людей. Я мог бы стать жертвой номер восемь, если бы не сумел смыться.

— Кстати, как тебе это удалось?

— Я подозревал, что что-то случится. Встреча предполагалась мирной. Никакого оружия. Но я находился начеку. Жестокость и вероломство Бухгалтера можно считать своеобразной визитной карточкой. Помнишь, в новостях передавали несколько дней назад про латиноамериканского мальчика, найденного возле Лафайета в канаве с перерезанным горлом?

— Его не смогли опознать. Ты знаешь, кто это?

— Имени не знаю, но знаю, что его перевозил через границу клиент Бухгалтера, поставляющий живой товар в одно местечко в Новом Орлеане, которое держат люди… — Кобурн взглянул в зеркало заднего вида, чтобы убедиться, что Эмили по-прежнему поглощена игрой с Элмо. — В общем, местечко для парней с кучей денег и склонностью с затейливому сексу. Мальчишка узнал, что его ожидает, и сумел убежать во время остановки на заправке. Большинство жертв этих негодяев слишком напуганы, чтобы обращаться к властям. Но всегда может найтись кто-то посмелее. Этого они и боятся. Одним словом, люди Бухгалтера сумели добраться до мальчишки, прежде чем он смог доставить им неприятности. — Бросив быстрый взгляд на Хонор, Кобурн пробормотал: — Возможно, в его случае быстрая смерть лучше того, что ожидало парня дальше. А вскоре нашли в канаве с перерезанным горлом офицера патрульной службы. Я думаю, эти два убийства связаны.

— Ты думаешь, Бухгалтер занимает какой-то официальный пост?

— Не исключено. А может, и нет. Я надеялся установить личность Бухгалтера в воскресенье вечером. Потому что назревает что-то серьезное. Я видел лишь некоторые признаки, но, думаю, Бухгалтер окучивает какого-то нового клиента. Из тех, чьей жестокости нет предела, зато к промахам они нетерпимы.

Хонор снова потерла лоб:

— Я отказываюсь верить, что Эдди мог быть во всем этом замешан. И Сэм Марсет тоже.

28
{"b":"254633","o":1}