ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Поймали своего беглеца?

— Он оказался большей проблемой, чем все думали вначале.

— Правда? Эта ваша парочка клоунов таки облажалась, не так ли? Позволила ему смыться. — Диего очень хотелось добавить: «Так вам и надо, за то что не поручили эту работу мне». Но он решил не испытывать судьбу. Доход наемника зависел не только от Бухгалтера, но их деловые отношения — если это можно было так назвать — были весьма плодотворными.

Покинув салон плетения кос, он несколько лет жил на улице, ночуя то здесь, то там, роясь в помойках в поисках одежды и еды. Он выжил за счет изворотливого ума, доставшегося ему неизвестно от кого из внесших свой вклад в его расплывчатую генетику, и довольно быстро сообразил: бартер, кражи и прочая дребедень не заведут его далеко. Единственным, что значило что-то в этой жизни, были деньги.

И Диего научился их зарабатывать. Он наблюдал, перенимал опыт и обучался очень быстро. Сферы применения усвоенных навыков не знали границ. Бизнес его процветал независимо от экономического климата в других сегментах рынка. На самом деле он был востребован даже больше в тяжелые времена, когда особенно жестко применялись законы джунглей.

Еще в подростковом возрасте Диего стал известен среди заказчиков безрассудной жестокостью, так что самые крутые из крутых уважали этого низенького худенького паренька и часто обращались к нему за услугами. У него не было друзей и почти не было конкурентов, потому что мало кто умел справляться с этой работой так хорошо, как Диего.

Для штата Луизиана он не существовал. Его рождение нигде не было зарегистрировано, поэтому он никогда не посещал школу. Будучи практически безграмотным, Диего умел читать по- английски достаточно, чтобы прожить на этом свете. И говорил немного на испанском, которого нахватался на улице. Он не мог бы показать свой родной город на карте, но знал его как свои пять пальцев. Он никогда не слышал о делении в столбик и таблице умножения, но с феерической скоростью производил в уме сложные подсчеты. Вот и сейчас он мысленно подсчитывал, сколько сможет получить за то, что уделает Кобурна.

— Так до парня уже добрались или нет?

— Нет! Это он добрался до Фреда Хокинса.

Эта новость очень удивила Диего, но он счел за благо воздержаться от комментария.

— Теперь подняты все силы штата. И я хочу, чтобы ты вступил в игру, если Кобурну удастся пережить свой арест.

— Я готов.

— Я также хочу, чтобы ты позаботился о женщине и ребенке.

— Это будет стоить дополнительных денег.

— Понимаю, — после прохладной паузы последовал новый вопрос: — Насчет той проститутки…

— Я позаботился о ней. Я же говорил.

— Да-да, говорил… Просто голова сейчас совсем другим забита. Я на связи.

И в трубке послышались гудки. Лишних слов не требовалось. Эти двое отлично понимали друг друга. Так было с самого начала. Несколько лет назад кто-то, кто знал кого-то, предложил Диего работенку по контракту.

Он позвонил по записанному номеру телефона, выслушал условия деловых отношений с Бухгалтером и решил, что это, пожалуй, то, что ему надо. Никаких жестких отношений. Первый раз он сделал работу — и ему заплатили. И с тех пор они с Бухгалтером работали вместе постоянно.

Диего опустил сотовый в чехол, пристегнутый к поясу, сгорбился и засунул руки в карманы брюк. Пальцы правой руки привычно обхватили ручку опасной бритвы.

После того как над городом пронесся ураган «Катрина», некоторые районы стали ареной гангстерских войн. Диего был независимым бойцом, который старался держаться подальше от столкновений, но оставаться целиком в нейтралитете оказалось невозможно, и в конце концов он стал врагом всех банд.

Создавалось впечатление, будто этот парень внимательно смотрит себе под ноги, под грубые резиновые подошвы своих ботинок. На самом же деле Диего шарил глазами по сторонам, подозревая опасность в каждой тени, в любую секунду ожидая нападения.

Он не особенно боялся копов. Они были просто шуткой. Иногда дурной шуткой, но все равно смешной. И беспокоиться на их счет не считал нужным.

С обманчиво пришибленным видом Диего прошел один квартал и свернул в первый же переулок налево, вспугнув тараканов и двух притаившихся в ожидании добычи котов. Следующие пять минут путь его лежал между заброшенными зданиями, заполненными ржавым промышленным оборудованием или мусором, оставленным бродягами, использовавшими эти здания для временного ночлега.

Диего отлично ориентировался в лабиринте переулков, он знал здесь каждый дюйм. Каждый раз он шел разными путями, внимательно следя за тем, чтобы никто не следовал за ним. Никто не мог найти его, если он не хотел быть найденным.

После многих лет житья там, где удавалось найти пристанище, сейчас у Диего имелось постоянное жилище, хотя в маршруте почтальона оно и не значилось. Он дважды обошел вокруг заброшенного здания, прежде чем подойти к запертой на большой висячий замок двери, единственный ключ от которого находился у него. Оказавшись внутри, он запер металлическую дверь.

Его охватила полная темнота. Но это не могло послужить препятствием. Диего легко ориентировался в коридорах, влажные стены которых покрывала плесень. Стены были мокрыми все время. Дождевая вода стекала через три этажа и собиралась на неровном полу в небольшие лужицы.

Здесь, в глубине того, что называлось раньше фабрикой по упаковке консервных банок с фасолью, Диего устроил свой дом. Он отпер дверь, бесшумно проскользнул внутрь и запер за собой замок.

Внутри воздух был прохладнее и суше благодаря системе вентиляции, которую он сам смастерил из той, что имелась в здании, собрав потихоньку недостающие материалы. На полу лежал дорогой персидский ковер, который Диего лично украл с грузовика, припаркованного во французском квартале. Диего притворился одним из сотрудников службы доставки, и никто не стал возражать, когда он взвалил ковер на плечо и ушел вместе с ним. Остальные предметы обстановки он добыл похожим образом. Две одинаковые лампы гостеприимно освещали жилище.

Она сидела на краешке кровати и расчесывала волосы щеткой, которую Диего вынес вчера из супермаркета. А вот за золотую рыбку Диего заплатил. Проходил мимо зоомагазина, на который никогда раньше не обращал внимания, и увидел рыбок в аквариуме. Следующее, что помнил Диего, это как он принес домой одну из них. А улыбка девушки, когда он вручил ей подарок, стоила в три раза дороже.

У Диего никогда не было домашних питомцев. А теперь вдруг появилось сразу два. Рыбка и девушка.

Ее звали Изабель. Она была на год младше Диего. Волосы ее были такими гладкими и черными, что, казалось, отливали всеми цветами радуги. Они падали на плечи, образуя блестящий занавес вокруг ее щек.

Она была очень миниатюрной. Такой маленькой, что ее талию Диего смог бы обхватить пальцами. Диего казалось иногда, что он мог бы разорвать ее пополам, не прилагая особых усилий. Ее маленькая грудь едва вздымала ткань футболки, которую Диего для нее украл. И хотя в жизни он перепробовал много женщин всех размеров и цветов, именно хрупкая красота тела Изабель заставляла его чувствовать озноб, задыхаться и сгорать от желания.

Но Диего ни разу не прикоснулся к ней. И не собирался.

Хрупкое телосложение, почти как у девочки, сделало ее необыкновенно популярной у клиентов массажного салона. Мужчины любили, чтобы их плоть ласкали ее крохотные ручки. Многие заказывали Изабель. Были и постоянные клиенты. Ее хрупкость возбуждала, давая тем, кто потел над ней, возможность чувствовать себя сильнее, мужественнее, крупнее.

Как и многим другим, Изабель и ее семье пообещали лучшую жизнь в Соединенных Штатах. Девушке гарантировали работу в шикарном отеле или дорогом ресторане, где она за неделю могла бы зарабатывать больше денег, чем ее отец за год.

А когда она отдаст долг за свое перемещение в США и как следует устроится — это займет немного времени, всего пару лет, — то начнет посылать день семье. Может быть, денег будет достаточно, чтобы оплатить приезд в США ее брата. Все это звучало как сказка, как сбывшаяся мечта. Простившись со слезами, но в то же время с надеждой со своей семьей, Изабель залезла в грузовик, направляющийся в сторону границы.

30
{"b":"254633","o":1}