ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Зато это много значит для меня. И наверняка для Стэна, — Хонор показала на телефон, который нее еще сжимал в руке Кобурн. — Мне надо, кстати, позвонить ему, сказать, что с нами все в порядке.

Кобурн покачал головой и спрятал телефон в карман.

— Он будет вне себя, когда узнает, что мы исчезли.

— Не сомневаюсь в этом.

— Стэн будет бояться худшего.

— Что вы оказались в руках убийцы?

— Но ведь он не знает, как все на самом деле. Поэтому, пожалуйста…

— Нет.

— Это жестоко!

— Такова жизнь. Ты не можешь ему позвонить. Я не доверяю этому человеку.

— Ты никому не доверяешь.

— Наконец-то ты это поняла.

— Но ты доверяешь мне.

Кобурн вопросительно взглянул на Хонор:

— С чего бы это?

— Женская логика! Чтобы тащить меня за собой, ты должен хотя бы в какой-то степени мне доверять.

— Вовсе не обязательно — я могу в любой момент тебя бросить. Это даже менее важно, чем чтобы ты мне доверяла. Но, хочешь ты этого или нет, мы друг от друга зависим.

— Как это?

— Тебе нужна моя защита, чтобы выжить. А мне нужна ты, чтобы получить то, что я ищу.

— Я уже сто раз говорила тебе…

— Я помню все, что ты мне говорила, но…

— Мама? — прервал их перепалку голосок Эмили. Хонор отвернулась от Кобурна, чтобы взглянуть на дочь.

— Что, моя сладкая?

— Ты злишься?

Хонор протянула руку к заднему сиденью и потрепала дочурку по волосам:

— Нет, малыш, я не сержусь.

— А Кобурн сердится?

От звуков голоса Эмили, произносящего его имя, у Кобурна внутри все вдруг сжалось. Ли никогда не слышал, как его имя произносит детский голосок. Это было ни с чем несравнимое чувство.

Хонор выдавила из себя улыбку и процедила сквозь зубы:

— Нет, Эмили, Кобурн не сердится.

— А лицо у него очень сердитое.

— Нет-нет, он просто…

Кобурн старался изо всех сил не хмуриться, чтобы не выглядеть больше сердитым.

— Я не сержусь, — произнес он как можно убедительнее.

Но Эмили не проглотила эту ложь, хотя и решила сменить тему.

— Я хочу писать.

Хонор вопросительно посмотрела на Кобурна. Тот пожал плечами:

— Надо, значит, надо.

— Мы можем заехать на заправку? Я бы купила ей…

— Хммм. Она может сходить в кустики.

Хонор спорила секунд пятнадцать, но сзади раздалось жалобное:

— Ма-а-ам!

Хонор открыла дверцу и выпрыгнула из машины.

Доставая дочурку с заднего сиденья, она сказала, что сегодня их ожидает приключение, и повела девочку к задней части машины.

Больше Кобурн ничего не слышал, кроме заговорщицкого шепота. Один раз Эмили захихикала. Кобурн попытался прогнать от себя мысли о том, каково женщинам и девочкам справлять нужду посреди шоссе, и сконцентрироваться на более насущных проблемах. В том числе решить, что же делать дальше. Как совершенно справедливо заметила Хонор, они не могут вечно ехать на краденой машине.

Ну и куда же им податься? Разумеется, не к нему. Там наверняка уже засада.

И мысль о том, что их сумеет защитить Стэн Джиллет, не казалась Кобурну удачной. Этот человек слишком тесно связан с братьями Хокинс и вполне мог оказаться таким же коррумпированным негодяем. Хонор не сомневалась в любви и преданности свекра ей и Эмили, но Кобурн не готов был проверить чувства Стэна на прочность. По крайней мере, пока сам не увидит доказательства его верности. К тому же Джиллет мог оказаться честным бывшим морпехом с железобетонными представлениями о законности, который посчитает своим долгом тут же сообщить властям о звонке невестки. И в этом случае его кандидатура тоже не годится.

Покончив со своим важным делом, Эмили распахнула заднюю дверцу и одарила Кобурна лучезарной улыбкой:

— Я все сделала, — гордо сообщила она.

— Мои поздравления.

— А можно мне поехать впереди? — попросила вдруг Эмили.

— Нет, нельзя, — ответила Хонор, усаживая дочурку на заднее сиденье.

— Но здесь нет моего сиденья для машины, — закапризничала девчушка.

— Да, его нет, — Хонор бросила обвиняющий взгляд на Кобурна, который лишил Эмили сиденья, бросив его вместе с ее машиной.

— Придется нам нарушить правила. Всего один раз, — сказала Хонор, пристегивая девочку ремнем безопасности.

Когда Хонор снова забралась на переднее сиденье, Ли спросил:

— Ты знаешь какое-нибудь место, куда мы могли бы отправиться?

— Чтобы спрятаться?

— Именно это я имел в виду. Нам надо, чтобы нас не нашли, пока я не сумею связаться с Гамильтоном.

Хонор задумчиво кивнула:

— Да, я знаю, куда мы можем отправиться.

Том ван Аллен был разбужен рано утром убийственной новостью о том, что Фред Хокинс был найден мертвым, а Хонор Джиллет и ее ребенок исчезли из дома. И в убийстве, и в похищении обвиняли Ли Кобурна.

Когда Том поделился новостями с Дженис, она продемонстрировала изумление, а затем — раскаяние.

— О, мне так жаль, что я нелестно отзывалась о Фреде вчера вечером.

— Если тебя это хоть немного утешит, Фред умер мгновенно. Скорее всего, вообще ничего не успел почувствовать.

Том рассказал Дженис подробнее о том, как Дорал Хокинс нашел тело брата.

— Как это ужасно! Они были так близки! — помолчав немного, Дженис спросила: — Но что они все делали в доме Хонор Джиллет?

Том рассказал ей об обнаруженной лодке.

— Она была в нескольких милях от дома Хонор, но достаточно близко, чтобы вызвать тревогу. И Фред решил проверить, как там вдова и дочь его друга. По словам Дорала, когда Фред туда вошел, то увидел, что весь дом перевернут.

— Перевернут?

Том описал состояние дома со слов помощника шерифа Кроуфорда.

— Тело Фреда лежало прямо перед входной дверью. Кобурн явно подкрался сзади.

— Точно так же он убил Сэма Марсета.

— Да, похоже. В любом случае я должен поехать осмотреть все сам.

Том ненавидел уезжать из дома, не успев помочь жене справиться с утомительными утренними ритуалами Ленни — мытьем, одеванием и кормлением. Поскольку мальчик не мог ни жевать, ни глотать, кормили его через трубку. Зрелище малоприятное.

Дженис, однако, с пониманием отнеслась к тому, что служебные дела требуют присутствия Тома. Она заверила его, что справится со всем сама и не стоит беспокоиться.

— Это ведь чрезвычайная ситуация, Том. И ты там нужен. Будь осторожен, — прошептала Дженис у двери, провожая мужа, и встала на цыпочки, чтобы по целовать Тома в щеку.

Большая часть работы Тома ван Аллена делалась за столом в кабинете. Наверное, элементы приключения, которые были в последнем деле, в большей степени соответствовали тому, о чем подумала Дженис, когда Том сообщил ей, что хочет стать федеральным агентом. Том жарко ответил на поцелуй, удивив и обрадовав жену.

Он дважды заблудился, петляя по проселочным дорогам, но все же нашел дом Хонор Джиллет как раз тогда, когда помощник шерифа Кроуфорд собрался уезжать. Они представились и пожали друг другу руки. Кроуфорд предложил поторопиться.

— Я предоставил поле деятельности нашему экс пертному отделу, — сказал он. — И работы у них полно. Ваши агенты приехали и уехали. Мы договорились встретиться в городе, где есть доступ к телефонам. Можно устроить телеконференцию. Создать рабочую группу. Распределить обязанности. Полицейское управление Тамбура предложило расположить штаб у них в здании, на последнем этаже.

— Да, — кивнул Том. — Я говорил по дороге со своими людьми. Подчеркнул важность объединения усилий. И что наш приоритет — найти миссис Джиллет и ее дочь до того, как им успеют причинить зло.

Кроуфорд посмотрел на Тома с саркастическим сомнением, которого тот постарался не заметить.

— Дорал Хокинс сообщил что-нибудь, способное пролить свет на случившееся?

— Ничего существенного. Сказал, что брат позвонил ему на рассвете и был очень взволнован. Дорал помчался к дому Хонор Джиллет, увидел лодку Фреда, привязанную к пирсу. Первым знаком того, что что-то случилось, послужила ему распахнутая настежь входная дверь дома.

34
{"b":"254633","o":1}