ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

С цивилизованным поведением, похоже, было покончено.

Стэн взорвался в ответ:

— Неужели ты можешь подумать хоть на секунду, что возможность оскорбить тебя волнует меня больше, чем судьба вдовы и ребенка моего сына — единственных членов семьи, которые у меня остались?

Тори прекрасно понимала, что он имеет в виду. Ведь ее беспокойство о Хонор и Эмили тоже пересиливало неприязнь к этому человеку. Вспылив, теперь она пыталась успокоиться.

— Да нет же, Стэн. Я вовсе так не думаю. Я знаю, что ты любишь их.

«В своей тираничной и собственнической манере», — очень хотелось прибавить Тори. Но она справилась с искушением.

— Ты наверняка чувствуешь себя сейчас, как в аду.

— И это еще мягко сказано.

— Почему бы тебе не присесть? Выпьешь чего-нибудь. Воды? Лимонаду? Чего-то покрепче?

Стэн почти успел улыбнуться, прежде чем запретил себе это делать.

— Нет. Спасибо.

Садиться он тоже не стал. Так и продолжал стоять посреди гостиной Тори, чувствуя себя явно не в своей тарелке.

— Я ведь тоже люблю их, понимаешь? — тихо произнесла Тори. — Чем я могу помочь? Тебе известно что-то, о чем не пронюхали журналисты?

— Ничего. Ничего существенного.

Стэн рассказал Тори о своем разговоре с Доралом и помощником шерифа Кроуфордом.

— Дом был перевернут вверх дном. Кроуфорда, похоже, больше всего интересовало, чего не хватает. А исчезновение Хонор и Эмили он считал событием второстепенным.

— Он ведь помощник шерифа в жутком захолустье. Он вообще собирается предпринимать что-нибудь, чтобы мы получили Хонор и Эмили обратно целыми и невредимыми?

— Надеюсь на это. И еще делом, разумеется, заинтересовалось ФБР. Они тоже затребовали помощь из соседних округов и Нового Орлеана.

Стэн снова оглядел комнату, но Тори видела, что мысли его где-то далеко.

— Тебя что-то беспокоит? — спросила она. — Что именно?

Стэн повернулся к ней спиной.

— Возможно, все это ерунда.

Несколько секунд он пытался решить, поделиться ли своими опасениями, затем задал вроде бы не имеющий отношения к делу вопрос:

— Ты когда-нибудь оставляла здесь Эмили на ночь?

— Всего две недели назад. Хонор вытащила меня поесть гамбургеры с гриля. Потом мы приехали сюда. Уложили Эмили и распили бутылку вина.

Тори знала, что, говоря это, бьет Стэна ниже пояса, так как он считал Тори Шайрах плохой, неподходящей компанией для Хонор.

С того момента, как их познакомили, Стэн считал Тори развязной девицей, совершенно не годящейся в подруги невестке Стэна Джиллета. И это, с точки зрения Тори, было очень плохо. Их с Хонор дружба возникла тогда, когда обе были еще совсем девчонками, и не прекратилась, несмотря на то, что пошли они по жизни совершенно разными путями.

Тори восхищалась образом жизни Хонор, но не завидовала ему. Сцены дома у очага были не для нее. И выйти замуж за свою первую школьную любовь вовсе не соответствовало представлениям Тори о романтике. Хотя Эдди был отличным мужем и отцом, и Тори очень хорошо относилась к нему за то, что он любил Хонор и сделал ее счастливой. Его смерть, безусловно, была трагедией.

Но Стэн вел себя так, как будто его сын жив, и подчеркивал его присутствие в жизни вдовы и дочери до такой степени, что Хонор каждый раз чувствовала себя виноватой, если даже просто задумывалась о возможности сходить на свидание. И это было одной из тем, которые они обсудили в тот вечер за бутылкой превосходного пино нуар.

Тори далеко не впервые убеждала Хонор, что той пора выходить из дома, знакомиться с людьми. Особенно с мужчинами.

— Твой траур уже продлился достаточно, — убеждала подругу Тори. — И даже в два раза дольше, чем достаточно. Тебе надо встряхнуться как следует. Что тебя останавливает?

— Если я начну с кем-то встречаться, это разобьет сердце Стэну, — грустно ответила Хонор.

Тори сказала в ответ, что Хонор, черт побери, замужем не за Стэном. И кого вообще волнует, что он думает.

Но, видимо, это волновало Хонор, потому что она беспрекословно позволяла Стэну лишать ее будущего. Он продолжал удерживать ее в прошлом, привязывать к мужу, который умер и был похоронен.

Впрочем, сегодня им было не до этого. Сегодня у них имелось дело куда более важное.

— Почему ты спросил, ночевала ли у меня Эмили? — поинтересовалась Тори.

— Она всегда спит с двумя вещами.

— Со своим пледом и Элмо, — продемонстрировала осведомленность Тори.

— Сегодня утром ни того, ни другого в постели малышки не было, — пока Тори переваривала эту новость, Стэн продолжал: — И в кровати Хонор их не было тоже. Я вообще нигде их не увидел.

— Похититель, который позволяет Эм взять с собой любимые вещи? — Тори снова вспомнились инсинуации Дорала, намекавшего, что похищение могло вовсе и не быть таковым. Во что же ты вляпалась Хонор?

Словно прочитав ее мысли, Стэн вдруг произнес;

— Я верю в святость данного слова.

Тори никак не отреагировала на эту реплику.

— Я знаю, как вы с Хонор близки. Я не понимаю, что у вас может быть общего. Я не одобряю эту дружбу. Но я ее уважаю.

— Поняла.

— Сейчас обстоятельства критические, Виктория.

Используя ее полное имя, Стэн словно хотел подчеркнуть, насколько все серьезно. Как будто ей надо было об этом напоминать!

— Если Хонор делилась с тобой по секрету…

— Тем, что связалась с человеком по имени Ли Кобурн? Вот вокруг чего ты тут вытанцовываешь. Не стоит, Стэн. Ответ — нет. Хонор вовсе не делится со мной всеми чувствами, которые испытывает, но, думаю, я бы знала, если бы она с кем-то встречалась. Черт, да я бы первая предложила это отпраздновать. Но если Хонор и знает этого человека, клянусь, мне ничего об этом не известно.

Стэн выслушал ответ со свойственным ему стоицизмом, затем откашлялся в кулак, словно давая понять, что ему есть еще что сказать.

— Кроуфорд задавал Доралу кучу вопросов об Эдди. Похоже, помощник шерифа пребывает во власти заблуждения, что все происходящее как-то связано с моим сыном.

— Думаю, это объясняет, почему Дорал спросил меня…

— О чем тебя спросил Дорал?

— Не раскрывала ли мне Хонор в последнее время какую-то тайну, связанную с Эдди. — Тори пожала плечами. — Я решила, что он нанюхался или накурился.

— Так, значит, такого секрета не было?

Тори посмотрела несколько секунд на Стэна, затем снова обвела глазами гостиную с таким видом, будто ожидала увидеть на стенах надписи, объясняющие ей, почему все вокруг сошли с ума. Снова посмотрев на свекра Хонор, Тори произнесла:

— Стэн, я понятия не имею, о чем вообще идет речь.

— Я не потерплю никаких грязных намеков по поводу моего сына.

— А намеки помощника Кроуфорда были грязными?

— Не совсем. Но для меня все это прозвучало так, словно он пытается установить связь между Эдди и тем, что случилось на складе Сэма Марсета в воскресенье вечером. Возмутительный абсурд! Я не знаю, почему Кобурн явился к Хонор и перевернул ее дом вверх дном, но и он, и Кроуфорд ошибаются, если считают, что Эдди был замешан в чем-нибудь…

Тори с готовностью подсказала слово, которое Стэн не мог заставить себя произнести:

— …нелегальном. — Она подождала немного. Стэн молчал. — Я полностью с тобой согласна. Эдди был бойскаутом, образцовым гражданином. Почетным копом. И о чем же ты тогда волнуешься?

— Вовсе я не волнуюсь.

— Меня не проведешь, Стэн, — сложив руки на груди, Тори внимательно наблюдала за собеседником. — Даже стадо диких лошадей не смогло бы загнать тебя в дом самой знаменитой дамы полусвета Тамбура. Но ты стоишь тут посреди моей квартиры и продолжаешь задавать мне вопросы, которые не имеют для меня никакого смысла, но, видимо, имеют смысл для вас с Доралом.

Стэн стоял, упрямо сжав губы.

— Сегодня утром убили брата Дорала, — продолжала Тори. — Твоя невестка и внучка исчезли в неизвестном направлении. И все же этот пресловутый секрет человека, которого нет в живых уже два года, заставляет вас обоих наезжать тут на меня, вместо того чтобы перерыть весь штат вверх дном в поисках моей подруги и ее маленькой дочери. Что же получается?

40
{"b":"254633","o":1}