ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

И не очень вкусной едой. И спать Эмили пришлось на неудобной, вонючей койке.

И все же девочка выглядела вполне довольной и беззаботной. И совершенно не подозревала о том, в какой ужасной ситуации они оказались. При мысли об этом у Хонор защемило сердце. Эмили, найдя какую-то палочку, что-то чертила на земле, беззаботно напевая себе под нос.

— Ей нужны вещи, — вслух произнесла Хонор.

— Мы купим все, что ей нужно. — Тори ободряюще похлопала подругу по руке. — Меня никто не ищет. Я обо всем позабочусь. Но в магазин я зайду, когда мы будем уже почти на месте, — продолжала она, обращаясь к Кобурну.

— Вы не можете теперь пользоваться кредитными картами. Наличных у вас много?

— Немного есть у меня, — напомнила ему Хонор.

— О деньгах нам вообще не следует беспокоиться, — сказала Тори. — Я могу достать сколько нужно. Мне достаточно просто попросить.

— Попросить кого? — потребовал ответа Кобурн.

— Моего жениха.

— Нет. Никто не должен знать, где вы.

— Он никому не расскажет.

— Расскажет. Если за него возьмутся специально обученные люди, он расскажет им все.

Кобурн произнес это так убежденно, что Тори стало не по себе, когда она представила себе то, о чем он говорил.

— Тогда мы сложим все, что у нас есть, и как-нибудь справимся.

* Кобурна, казалось, удовлетворил такой ответ, но он особо подчеркнул, что Хонор и Эмили необходимо спрятать, пока их никто не увидел.

— Поняла, — заверила его Тори. — Никто не будет искать меня на этой машине, — она вдруг нахмурилась. — Единственный, кто меня беспокоит, — это Стэн. Если он попытается снова со мной связаться, а я окажусь недоступна, он почует неладное. Вполне логично предположить, что Хонор обратится за помощью именно ко мне.

— Он может вычислить, что Хонор с вами, но все равно не будет знать где, — возразил Кобурн.

Тори повернулась к Хонор:

— Как тебе все это? Мы со Стэном терпеть друг друга не можем. Но он сгорает от беспокойства по поводу тебя и Эм.

— Я знаю, это кажется жестоким — держать его в неведении. — Хонор посмотрела на Кобурна, но, судя по выражению его лица, не стоило надеяться, что он смягчится. — Но пока все останется как есть. По крайней мере, какое-то время.

— Что уж. У тебя свои резоны, — заметила Тори. — Но я заранее дрожу, думая, что произойдет, когда Стэн узнает, что я помогла тебе с колесами, когда ты сбегала из дома.

— А я не еду с тобой.

Тори застыла, потеряв дар речи. Кобурн, напротив, высказался куда как красноречиво:

— Черта с два не едешь!

Хонор успела поразмышлять над всем этим и прийти к выводу, что она не может просто так взять и умыть руки, хотя так было бы гораздо практичнее и безопаснее. Она вдруг поняла — не в виде мгновенного озарения, а постепенно, за последние два дня, — что период практичности и безопасности в ее жизни закончился.

После смерти Эдди она нередко испытывала негодование по поводу постоянного вмешательства Стэна в ее жизнь, но ничего не сделала, чтобы его остановить. Хонор позволяла ему и другим опекать себя, быть ее поводырями в трудные времена и руководить ее решениями, словно она была ребенком, которому требовалось постоянное руководство.

Когда Хонор была замужем, свободы у нее было гораздо больше. Эдди относился к ней как к равной, к женщине, которая могла иметь собственное мнение, что всячески поощрялось, и принимать собственные решения.

Вдовство словно наложило на нее оковы. Хонор стала неуверенной в себе, излишне осторожной. Боялась поменять место жительства, подумать о смене работы. Вообще делать что-нибудь, кроме как жить в привычной обстановке, проникнутой воспоминаниями о счастливом прошлом. Постоянный контроль Стэна сделал ее робкой. И Хонор не нравилась та женщина, которой она успела стать за это время. Ей не хватало той, более уверенной в себе Хонор Джиллет из прошлого.

— Не собираясь сдаваться, — она решительно произнесла, обращаясь к Кобурну: — Я не позволю тебе так просто от меня отделаться!

— Ты не позволишь мне? Следите за речью, леди!

— Именно ты втянул меня во все это.

— В тот момент у меня не было выбора. А сейчас он есть.

— У меня тоже!

— А вот тут ты ошибаешься. Имеет значение только мой выбор, и я выбираю, чтобы ты отправилась к подруге.

— Я собираюсь участвовать в этой истории до конца, Кобурн.

— Но тебя могут убить, — он показал на Эмили, все еще игравшую с найденной палочкой. — Хочешь оставить ее сиротой?

— Ты ведь не так глуп, чтобы задавать этот вопрос всерьез? — с раздражением бросила ему Хонор. — На этот раз тебе не удастся меня запугать. Я хочу найти ответы на вопросы об Эдди.

— Я найду их для тебя.

— Ты ничего не понимаешь. Их должна найти именно я.

— Это не твоя работа.

— А вот и моя!

— Да? Это как же?

— Потому что я не сделала этого раньше.

Хонор упрямо вздернула подбородок. Признание собственной вины вырвалось у нее случайно, но теперь она не могла остановиться.

— Я должна была настоять на более тщательном расследовании аварии, в которой погиб Эдди. А я этого не сделала. Мне сказали, что речь идет о дорожном происшествии, и я поверила этим объяснениям. Я ни разу не задала ни одного вопроса, даже тогда, когда офицера, который нашел Эдди, обнаружили вскоре после этого убитым. Я позволила всем прыгать вокруг меня и принимать за меня решения, — Хонор ткнула себя в грудь указательным пальцем. — А сейчас решение принимаю я. Я останусь до тех пор, пока не выясню, что произошло с моим покойным мужем.

Тори положила ладонь на руку разгоряченной подруги и сказала:

— Все это очень благородно, дорогая, но…

— Я делаю это не только для себя. Я нужна ему, — она кивнула в сторону Кобурна, хотя все это время они и так в упор смотрели друг на друга. — Я тебе нужна. Ты сам так сказал.

Ли тихо выругался себе под нос.

— Да, я сказал. Но я ведь…

— Манипулировал мною. Я знаю. Но ты убедил меня в собственной незаменимости. Ты не можешь найти то, что ищешь, без моей помощи. По крайней мере вовремя. А сроки поджимают. Без меня ты не будешь знать, где искать. Ты даже в этих местах не ориентируешься. Помнишь? Сегодня утром ты все время спрашивал меня, куда ехать?

Кобурн сердито сжал зубы.

— Ты знаешь, что я права, — продолжала Хонор.

Кобурн кипел еще несколько секунд, но Хонор уже знала, что выиграла эту схватку еще до того, как Ли вернул Тори ее телефон и начал раздавать указания.

Тори в ответ на его вопрос рассказала, где примерно находится ее домик на озере.

— Ехать часа два. Точное время зависит от движения на шоссе и на мосту. Мне позвонить, когда мы доберемся?

— В доме есть стационарный телефон?

Тори сказала номер, который Хонор запомнила. Она знала, что Кобурн сделал то же самое.

— Мы сами тебе позвоним, — сказал Кобурн Тори. — Не отвечай, пока не услышишь один звонок, а потом остальные спустя минуты две. И держи сотовый выключенным. Аккумулятор не вставляй.

— А если что-то экстренное в фитнес-центре, — запротестовала Хонор. — Никто ведь не будет знать, где искать хозяйку.

— Фитнес-центр — всего лишь здание, — возразила ей Тори. — А вы с Эм — все равно что моя семья. К тому же там все застраховано.

Наконец они обсудили все детали, и настало время прощания Хонор с Эмили.

Изо всех сил стараясь не разрыдаться, Хонор обняла дочурку, все время повторяя себе, что, как бы ни рвалось на куски ее сердце, отправить Эмили с Тори было лучшим, что она могла сделать сейчас для своего ребенка. Слишком велик был риск, что Эмили станет случайной жертвой, если останется с ней и Кобурном.

Хонор ставила на карту собственную жизнь. Но она должна была сделать это ради Эдди. И, возможно, не в меньшей степени для самой себя.

Эмили пребывала в слишком большом восторге от перспективы провести время с тетей Тори, чтобы заметить эмоции, переполнявшие Хонор.

— Вы с Кобурном тоже едете на озеро? — спросила малышка.

56
{"b":"254633","o":1}