ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Кроуфорд вылез из машины и пошел по дорожке к дому. Дверь была приоткрыта. Кроуфорд достал из кобуры табельное оружие.

— Мистер Джиллет?

Не получив ответа, он постучал в дверь дулом пистолета, затем распахнул дверь и вошел в гостиную, которая выглядела так, словно по ней пронесся ураган. На бежевом ковровом покрытии выделялись красные капли и струйки крови.

В центре комнаты, надежно привязанный изолентой к стулу, сидел Стэн Джиллет. Голова его низко свесилась на грудь. Казалось, что старик без сознания. Или мертв. Быстро и ловко обойдя пятна крови, Кроуфорд подошел к нему.

— Есть ли еще кто-нибудь в доме? — шепотом спросил он.

Джиллет покачал головой и хрипло ответил:

— Они ушли.

— Они?

— Кобурн и Хонор.

Кроуфорд потянулся к сотовому.

— Что вы делаете? — спросил Стэн.

— Я должен доложить об этом.

— Забудьте. Выключите телефон. Я не позволю, чтобы мою невестку арестовали, как банальную преступницу.

— Вам нужен врач.

— Я сказал: забудьте. Со мной все в порядке.

— Кобурн бил вас?

— Он выглядит хуже.

— Миссис Джиллет его соучастница?

Губы старика сжались в жесткую прямую линию.

— У нее есть на то причины.

— Честного свойства?

— Так она думает.

— А что думаете вы?

— Вы собираетесь освободить меня от этого стула или нет?

Кроуфорд убрал пистолет в кобуру.

Пока он перерезал изоленту кончиком карманного ножа, Джиллет рассказал в общих чертах, что произошло. К концу истории он был уже свободен и, вскочив со стула, стал приводить в порядок свое тело, разминаясь, потягиваясь и шевеля пальцами, чтобы восстановить кровообращение.

— Они забрали флэшку с собой? — спросил Кроуфорд.

— И мяч для соккера тоже.

— А что было на этой флэшке?

— Они отказались мне рассказать.

— Наверное, это было что-то очень важное, иначе ваш покойный сын не пошел бы на такие ухищрения, чтобы это спрятать.

На это Джиллет ничего не ответил.

— Они не сказали, куда направляются?

— А сами вы как думаете?

— Но, может быть, прозвучали какие-то намеки? Или вы сумели догадаться?

— Они уходили в дикой спешке. Когда пробегали через гостиную, я потребовал, чтобы мне объяснили, что происходит. Кобурн остановился и склонился надо мной, так что мы оказались лицом к лицу. Он напомнил мне, что, если морской пехотинец выполняет задание, он не позволяет никаким обстоятельствам встать у него на пути. Я сказал, что да, конечно, ну и что с того. А он заявил: «Я бывший морской пехотинец. И я выполняю задание. А ты — намеренно или нет — стоишь у меня на пути. Поэтому ты должен понять, почему я делаю вот это». И мерзавец ударил меня так, что я вырубился. А следующим, что я увидел, было ваше лицо.

— У вас синяк на скуле. Все в порядке?

— А вас когда-нибудь лягала лошадь копытом?

— Не думаю, что вы видели, на какой они были машине.

— Не видел.

— А где ваш компьютер?

Стэн провел Кроуфорда по коридору в свою спальню:

— Наверное, он в спящем режиме.

Кроуфорд сел за стол и включил компьютер. Проверил почтовый сервис, домашнюю страницу веб-браузера и даже файлы Джиллета, но ничего не нашел. Впрочем, примерно так он и думал.

— Кобурн не стал бы оставлять нам след, по которому так легко идти, — сказал он. — Но все же я хотел бы забрать ваш компьютер с собой. Отдам его нашим технарям. Пусть попробуют восстановить, что было на той флэшке. Похоже, это все, что мы можем сейчас сделать.

Обернувшись, Кроуфорд осекся. В одной руке Стэн Джиллет держал охотничье ружье. А другой целился в него из шестизарядного револьвера.

44

— Это Кобурн.

— Чертовски вовремя! — заорал Гамильтон на другом конце линии. — Черт бы тебя побрал, Кобурн! Ты все еще жив? Миссис Джиллет? Ребенок? Что случилось с ван Алленом?

— Хонор со мной. С ней все в порядке. Но они добрались до ее дочери. Я только что говорил с Доралом Хокинсом. Бухгалтер хочет поторговаться. Я — в обмен на Эмили.

Гамильтон шумно выдохнул:

— Что ж, мы, похоже, движемся к развязке.

— Похоже.

— Ван Аллен? — спросил Гамильтон после паузы.

— С ним встретилась не Хонор, а я. Я подозревал ловушку. Но думал, что расставит ее именно ван Аллен. Оказалось…

— Что Том был чист.

— Возможно.

— Возможно? Насколько я понял, его разорвало на молекулы.

— Плохие парни тоже умеют вести двойную игру. Как бы то ни было, он ответил на звонок мобильника, прежде чем я убедил его этого не делать.

— Где ты сейчас?

— Об этом потом. Слушай. Я нашел то, за чем гонялся. Это оказалась флэшка с компроматом.

— На кого?

— На многих. Некоторые местные. Некоторые нет. Информации куча.

— Ты сам видел ее?

— Я держу ее в руке.

— Чтобы обменять на Эмили?

— Если до этого дойдет. Но не думаю.

— Что это означает?

— Это означает: я не думаю, что до этого дойдет.

— Хватит с меня твоих гребаных загадок, Кобурн! Скажи, где вы. И я…

— Я отправил тебе все по электронке несколько минут назад.

— На мой телефон ничего от тебя не приходило.

— Я не пользовался обычным адресом. Ты знаешь, где смотреть.

— То есть данные там стоящие?

— Еще какие стоящие!

— Но по ним нельзя опознать Бухгалтера?

— Как ты догадался?

— Если бы можно было, ты сказал бы мне об этом в первую очередь.

— Ты прав. Здесь нам не повезло. Но то, что там есть, позволит отследить Бухгалтера. В этом я уверен.

— Хорошая работа, Кобурн. А теперь скажи мне…

— Некогда! Пора идти!

— Подожди! Ты не можешь идти туда без страховки! Ты можешь снова угодить в ловушку.

— Придется рискнуть.

— Ни в коем случае. И я не собираюсь с тобой об этом спорить. Я разговаривал с помощником шерифа Кроуфордом. Думаю, что могу за него поручиться. Позвони ему и…

— Не могу, пока Эмили не вернут Хонор. После этого она сразу обратится к властям.

— Ты не можешь сражаться с этим людьми в одиночку.

— Это условие обмена.

— Это условие любого обмена! — заорал в трубку Гамильтон. — Только никто не выполняет такое дурацкое условие!

— Я выполняю. Вернее, выполню на этот раз.

— Из-за тебя убьют маленькую девочку!

— Возможно. Но ее убьют наверняка, если на сцене появятся копы и федералы.

— Не обязательно. Мы можем…

Кобурн отсоединился, затем выключил телефон.

— Наверняка кроет меня сейчас последними словами, — сказал он Хонор, бросая телефон на заднее сиденье.

— Он считает, что ты должен запросить подкрепление.

— Ну да, как в кино. Скажи ему, где мы, и он пришлет спецназ, вертолеты, всех в радиусе пятидесяти километров, кто носит полицейский значок или звезду, и армию Сталлоне, которые только все испортят.

— Я злилась на тебя, — тихо произнесла Хонор через несколько секунд.

Кобурн вопросительно посмотрел на нее.

— Когда ты растерзал мяч Эдди.

— Да. Я помню. Щека до сих пор горит.

— Я думала, что ты беспричинно жесток. Но на самом деле интуиция сработала правильно. Только мяч ты выбрал не тот.

Вовсе не интуиция заставила его тогда вонзить нож в футбольный мяч. Это была ревность. Неприкрытая, яростная, животная ревность к тому, каким было выражение лица Хонор, когда она гладила этот чертов футбольный мяч, вспоминая с любовью своего покойного мужа. Но он решил не разубеждать Хонор. Пусть лучше считает его болваном, полагающимся на интуицию, чем ревнивым поклонником.

Хонор потирала предплечья. Кобурн успел запомнить, что так она делает всегда, когда волнуется.

— Хонор!

Она повернулась к нему.

— Я могу перезвонить Гамильтону — и пусть высылает свою кавалерию.

— Два дня назад ты не предоставил бы мне право выбора, — тихо и нежно произнесла она. — Кобурн, я…

— Не надо. Что бы еще ты ни собиралась сказать, не говори, — мечтательное выражение ее лица встревожило его больше, чем если бы Хонор кинула в него гранату. — И не смотри на меня телячьими глазами. И не вынашивай романтические планы только лишь потому, что я сказал тебе, что ты красивая, и поведал сопливую историю про старого коня. Секс? Как вспомню, голову сносит! Я хотел тебя, а ты хотела меня. И еще до того, как поцеловаться на старом катере, мы оба знали, что это произойдет, что это только вопрос времени. И это было потрясающе. Но не обманывай себя. Не думай, что я стал другим человеком с тех пор, как забрался в твой двор. Я все тот же подлый и беспринципный негодяй. Я остался собой.

82
{"b":"254633","o":1}