ЛитМир - Электронная Библиотека

Здесь она тоже не сидела сложа руки. С помощью известного семейства она выбрала себе следующего супруга. Этим человеком был Джозеф Степлтон, только что потерявший горячо любимую жену. Тяжелейшая депрессия явилась причиной того, что он так легко поддался влиянию молодой особы. Он занимал как раз то положение в обществе, которого жаждала героиня повести. Нужно было только подождать, и, конечно, удобный случай представился.

Надо сказать, что девушка, о которой идет речь, довольно удачлива и никогда не испытывала недостатка в удобных случаях. Известные Джеймсы много терпели от внебрачного чада – настоящего садиста – и вынуждены были не раз откупаться, когда он попадал в темные истории. Однажды он увидел Уинтер и возжелал ее, а случившаяся рядом будущая миссис Степлтон почуяла удобный случай.

Энн молча выслушала историю неизвестной героини, и Джеффри еще раз отдал должное ее самообладанию.

– Как мы умны! Вот уж не думала, – желчно воскликнула она. – Но не советую задевать Джеймсов. А может быть, лучше рассказать им, что ты все знаешь? Тогда, думаю, тебе будет лучше уехать из Чарльстона. Блеск леди потускнел.

– Не расскажешь.

– Ты уверен?

Джеффри не сводил глаз со своей собеседницы, и в его насмешливых глазах вспыхнул хищный огонек.

– Абсолютно. Именно поэтому я приобрел несколько прелестных вещиц у Бенджамина, ювелира, – пояснил он. – Очень занимательные вещицы, должен сказать, на них Бенджамин неплохо заработал, мастерски изготовив точные их копии.

Впервые самообладание изменило Энн. Она захлебнулась от неожиданного предательства. Между тем Джеффри, заходясь в самодовольстве, нравоучительно продолжал:

– Конечно, он обещал, что сохранит эти вещицы в целости и сохранности. Но, дорогая, следует ли слепо доверяться человеку, который деньги любит больше всего на свете?..

– Драгоценности теперь у тебя, – прервала Энн поток самодовольства, – и ты явишься с ними к Джеймсам?

– Если ты вынудишь меня поступить так.

– Что ты хочешь? – Вопрос прозвучал холодно и более походил на требование.

– Ну, Энн, – мягко зазвучал тенорок Джеффри, – не выходи из себя. – Он обнял ее. – Ты особа с хорошим аппетитом, – зашептал он над самым ее ушком. – И никто не знает это так хорошо, как я. Одному из нас улыбнулась фортуна.

Она, слегка отстраняясь, повела плечом.

– Не знаю, чего ты хочешь. Когда Карл женится на Уинтер, возможно…

Он бесцеремонно перебил:

– Пожалуйста, не держи меня за дурака. Карл заплатил за Уинтер, и ты не желаешь выпустить эти деньги из своих цепких пальчиков. Тебе нравится быть женой известного и уважаемого Джозефа Степлтона. – Джеффри крепче сжал объятия. – Я бы даже сказал, почти так же, как понравилось бы быть его вдовой.

У Энн не было выбора: он, хитро связав все обрывочки, восстановил тонкое кружево ее коварных интриг. Но он допустил ошибку, и она примет меры, чтобы предупредить наглое вторжение в дело, которое она вынашивала и осуществляла так долго.

– Да, – она с усилием улыбнулась. – Я хорошо выгляжу в черном.

– Дорогая, – голос выдавал окрепшую уверенность в себе, – ты сумасшедшая чувственная женщина. Того, что ты получишь, хватит нам обоим. А я, может быть, пригожусь.

Он жадно стиснул ее плечи, и она погрузилась в чувственное удовольствие, твердо пообещав себе, что ее денег он не получит.

Джозеф Степлтон сидел за письменным столом красного дерева, а перед ним на краешке стула расположился маленький человечек с ангелоподобным лицом и пронзительными голубыми глазами. Внимательному наблюдателю взгляд этих глаз мог бы выдать профессию их обладателя. Аллен Клиффорд был одним из лучших детективов, когда-либо сделавших вклад в дело незабываемого Пинкертона.

– Мистер Степлтон, перед вами мой исчерпывающий доклад. Если вам угодно о чем-нибудь спросить меня, я с превеликим удовольствием отвечу на все ваши вопросы.

– Вы абсолютно уверены, что здесь не может быть ошибки?

Вид мистера Клиффорда выражал одновременно и обиду, и снисхождение.

– Нет, сэр, ошибки быть не может. Мы проработали доверенный нам субъект очень тщательно.

– Я не сомневаюсь в вас, мистер Клиффорд.

– Наше правило – полная правда. Клиффорд сказал это, как бы извиняясь за причиненное, может быть, огорчение, но в его проницательном взгляде читалась уверенность в том, что он сделал как раз то, чего от него ждали.

– Я благодарю вас. Вы не только вернули мои деньги – вы предотвратили большое несчастье. Кроме того, – улыбнулся Степлтон, – эти деньги в будущем принесут доход, в тысячу раз превышающий сегодняшний.

– В таком случае вы довольны?

– Более чем. – Джозеф вышел из-за стола и протянул руку. Клиффорд пожал протянутую руку гораздо сильнее, чем можно было ожидать от такого маленького человека. – Спасибо вам за работу.

– Всегда к вашим услугам, мистер Степлтон.

Когда дверь за Алленом Клиффордом закрылась, Джозеф Степлтон вернулся за стол и снова прочитал обстоятельный доклад. Его охватило отчаяние, но вместе с тем нарастала злость. Каким же глупцом он был! И глупость едва не стоила счастья его дочери. Он подозревал, что Энн занималась какими-то аферами, поэтому и обратился в детективное агентство, но доклад содержал сведения, превзошедшие все его опасения.

Аллен Клиффорд проник в тайную, скрытую от глаз жизнь Энн. Очень видное место в этой жизни принадлежало Джеффри Бреннеру, а также семье Джеймсов. Он не любил никого из них, но то темное и отвратительное, что он узнал о Карле, вызвало ощущение тошноты, и кулаки его судорожно сжались в приступе горького осуждения. Он почти отдал этому человеку свою нежную красавицу дочь. Мысль о том, какая жизнь ей была бы уготована, была ему нестерпима.

Что ж, игра, которую он начал, должна быть доиграна до конца. Когда его дочь, его Уинтер, будет в безопасности, вот тогда он рассчитается с Энн. Сейчас все решает время. Он должен разыгрывать перед Энн роль заботливого мужа – сможет и это! – пусть она ему отвратительна. Но придет время, и ее вероломство будет отомщено сполна. Время, все решает только время.

– Время, – как заклинание повторяла Шелби, вышагивая по маленькой камере. Единственное, что было сейчас нужно, – время. Время дороже денег. Цена времени – жизнь. А Бред Коул может появиться здесь уже завтра, и тогда она вернется в Чарльстон раньше, чем пробьет их час.

Должна же она что-нибудь придумать! Но решение не приходило. Чтобы выбраться отсюда, нужно отпереть дверь. Кто же ее отопрет, кроме Бреда! Воспоминание о Бреде вызвало улыбку: он, наверное, по-настоящему рассердился, когда, проснувшись, не нашел ее на том месте, куда так заботливо уложил. А Хетабелль! Вот уж поистине трогательная старушка. Милая леди, не успокоившись, устроила шерифу веселую жизнь. Она организовала поддержку в лице Общества трезвости и милосердия, и теперь все эти люди толпились у стен тюрьмы, шумно требуя освобождения великой певицы.

Вряд ли она сможет еще раз одурачить Бреда. Он слишком умен для этого. Что же ей делать?

Мысленно Шелби разговаривала со своими друзьями, молила их поторопиться. Зная Джаспера, она верила, что он уже на пути к ней. Она задумалась: не удастся ли ей выбраться самой? Нет, не получится. Бред – добрый друг шерифа, и поэтому тот даже не захотел выслушать ее.

Со вздохом подошла Шелби к маленькому зарешеченному окну. День, яркий и теплый, был в разгаре. Городок Броукн-Бау ничем не отличался от сотни других таких же городков штата Небраска. Это было еще недостаточно обжитое место, и местные индейцы представляли постоянную угрозу для белых.

Сколько еще ей здесь сидеть? Шелби не знала. О времени она могла судить только по солнцу да по появлению охранника, приносящего еду. Охранник – совсем молодой человек – благоговел перед прелестной узницей. Завтрак уже был. Успеет ли Бред до вечера? Если он попадет в город поздно ночью, вряд ли он решится беспокоить шерифа. В таком случае надо ждать завтра.

Стараясь не потерять самообладания, Шелби присела на койку, размышляя, можно ли отсюда сбежать.

18
{"b":"25464","o":1}