ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не без труда скрутил разбушевавшуюся фурию и с силой прижал к себе. Она почувствовала биение его сердца, и внезапно в глазах девушки отразились такие чувства, что он не захотел – испугался понять. Но его тянуло к ней, как железо к магниту. Запретное прикосновение лишило его самообладания, и Бред приник к ее раскрытым губам. Ощущение было так сильно, что Бред задохнулся. Он услышал слабый стон протеста, но в то же самое время почувствовал неуверенную податливость.

В охватившем его безумии, из последних сил цеплялся он за ускользающий рассудок. Шелби наконец удалось оттолкнуть его.

– Убирайтесь прочь, – прошептала она неуверенно.

– Не нужно больше хитростей, Шелби. Это всегда кончается хуже всего для вас. – С этой ложью на устах он повернулся и быстро зашагал к лагерю.

Шелби молча смотрела ему вслед не в силах ничего ответить. Но одна мысль настойчиво билась в висках. Это произошло опять, и на этот раз невозможно было заподозрить хитрый умысел или расчет.

Глава 9

Шелби так раскипятилась, что не могла успокоиться еще долгое время после ухода индейцев. Бред и Том, поглядывая на нее с опаской, ожидали извержения вулкана.

Снова они были в пути. Шелби упрямо молчала. Когда остановились после полудня, чтобы пообедать, Шелби отказалась есть, сославшись на отсутствие аппетита. Было ясно: она объявила войну. Ее лихорадочно блестевшие глаза обещали возмездие при первом же удобном случае.

Уже далеко за полдень, преодолев долгий подъем, путники увидели открывшуюся долину, занятую огромным, в несколько сот голов, стадом.

Двое пастухов направились в их сторону. Бред с сомнением взглянул на Шелби. Впрочем, предугадать, что она выкинет в следующую минуту, было бы все равно невозможно, и он успокоился.

– Добрый день, – поприветствовал Бред пастухов, когда те подошли.

– Добрый день, – ответил старший из них. – Я Зики Реймонд из Секл-Си. Это мой сын, Дейв. Куда вы направляетесь?

– Мое имя Бред Коул, а это Шелби и Том. Сейчас мы едем в Линкольн, а потом в Чарльстон.

– Чарльстон, – присвистнул Дейв Реймонд. – Вам еще долго ехать. – Он широко, совсем по-мальчишески, улыбнулся. Это был красивый юноша лет девятнадцати. Ничуть не смущаясь, он смотрев на Шелби.

– Куда вы гоните стадо? – Бред демонстрировал дружелюбие, но больше всего ему хотелось сейчас избавиться от этой компании.

– К Норт-Плат, а затем на ранчо. Это около Огаллала, – ответил Зики.

– Я слышал о Секл-Си. Это племенное стадо. – Бред искоса наблюдал за парнем, глаз не спускавшим с Шелби. Он отлично видел, что та улыбается ему гораздо приветливее, чем того требовали простые правила приличия.

– Да, хорошее стадо. А этих, – пастух указал на долину, – я только что купил у Карла Симпсона. У него большое ранчо вниз по реке, лучшее в этих местах.

– Мы как раз собирались остановиться. Не хотим очень загонять скотину, – уверенно проговорил Дейв. – Поужинаете с нами?

Бред чуть не взвыл. Он знал неписаный кодекс поведения скотоводов: пренебрежение гостеприимством могло вызвать осложнения. И все же он готов был попробовать деликатно отказаться, как вдруг сладкозвучный голосок Шелби опередил его.

– С удовольствием, – пропела она, обращаясь непосредственно к Дейву.

Бреду оставалось только промолчать. Эта леди начинала порядком досаждать ему, и если бы судьба его ранчо не зависела от ее возвращения домой, он давно послал бы ее к черту. Однако Бред признался себе, что прилипчивое внимание Дейва к ней раздражало его и по другой причине.

– Приходите после захода солнца, ужин будет готов, – пригласил Зики. – Приятно полюбоваться хорошеньким личиком для разнообразия, – добавил он.

– Благодарю вас. – Шелби изобразила свою самую чарующую улыбку.

Бред почувствовал на себе внимательный, изучающий взгляд Зики.

– Если не ошибаюсь, вы сами из этих мест? Насколько я знаю, Коулы владели ранчо ближе к границе.

– Нет, мы не встречались раньше, – как можно естественнее ответил Бред.

– Право же, вы похожи на ту семью. Да, у меня хорошая память. А может быть, мне показалось.

Бред подумал, что скорее всего Зики действительно его где-нибудь видел и знает ранчо родителей, но не хотел выдавать себя при Шелби.

– Мы зайдем к вам на закате, – закончил разговор Бред.

Зики и Дейв отвесили поклон в сторону Шелби и направились к стаду.

Бред обернулся к Шелби, не успевшей скрыть улыбки на лице.

– Будьте поосторожней, – предостерег он.

– О чем это вы, Бред?

– Вы, черт возьми, хорошо знаете, что я имею в виду. Эти парни настроены серьезно, и я не хочу, чтобы меня заставили взяться за ружье.

Шелби еще больше расплылась в улыбке, и Бред видел, что в своем самодовольстве она не понимает, что может навлечь на свою и его голову кучу неприятностей.

В десятый раз он проклял тот день, когда согласился на эту работу.

Они разбили свой лагерь, а затем верхом отправились к Реймонду. Мужчины, а их в лагере оказалось восемь, тщательно готовились к встрече, не исключая самого Реймонда, с иронией смотревшего на происходящее. Увидев их торжественные лица, Бред в другой ситуации искренне повеселился бы, но сейчас он был встревожен.

Дейв не отходил от Шелби, и Бред вынужден был осадить напористого парня. Сама девушка казалась такой спокойной и невозмутимой, что Бред понадеялся, что все обойдется. Однако он ошибся.

Разговор зашел о лошадях. Шелби восхитилась хорошей выездкой лошадей пастухов.

– Да, мэм, – сказал один из пастухов, – мой конь, Мадфнай, такой хитрец, другого такого не найти.

– Он хитрец что надо, – засмеялся другой, – может сбросить седока в ручей и дуть обратно.

– Лошадь Дейва лучшая во всей долине, – произнес Зики.

– Уж это точно, – нараспев согласился Дейв. – Эта кобыла не уступит ни одной лошади в округе.

– В самом деле? – Голос Шелби и ее широко открытые глаза должны были выражать невинный интерес к лошади, но Бред понял: она что-то задумала. – А можно взглянуть на нее? – Шелби встала. – Пойдемте. – Она посмотрела на Дейва.

Бред смотрел, как Дейв и Шелби уходили в темноту, но ничего не мог поделать.

– Вот она, – с гордостью проговорил Дейв, остановившись рядом с гнедой кобылой, которая тихонько заржала, почувствовав на своей шее руку хозяина. Было видно, что лошадь доверяет ему. – Она настоящая леди.

Шелби стояла рядом с Дейвом и гладила шею лошади.

– Какая красавица. Как ее зовут?

– Санрайз. Я получил ее жеребенком, сам выезжал.

– В самом деле? – Шелби бросила на парня такой взгляд, что его пот прошиб.

– Жаль, что вы едете в другую сторону. Вы могли бы остановиться у нас. Я показал бы вам мать моей Санрайз, тоже очень красивую.

– Скажите, а далеко до этого места?

– Несколько дней.

– Ваше ранчо около Норт-Плат, вы, кажется, говорили?

Дейв кивнул, тронутый ее интересом. Между тем Шелби продолжала расспрашивать:

– А есть ли там телеграф?

– Да, но телеграф есть и в Линкольне.

– Мы направляемся в Линкольн, но…

Дейв в замешательстве ждал. Шелби чуть повернула голову так, чтобы серебристый свет луны падал на ее лицо.

– Что-нибудь случилось? Вам нужна помощь? Только скажите.

Шелби уже вошла в роль. Запинаясь, полушепотом она едва выговорила, что не может довериться ему, потому что боится.

– Боитесь? Чего? – Дейв задумался только на миг, а потом его осенило. Она боится не чего-то, а кого-то! И этот человек рядом! – Такой хорошенькой девушке, как вы, не следует бояться ничего и никого, – с задором сказал Дейв.

Шелби подняла к нему глаза. Теперь в них стояли слезы. Казавшиеся серебряными в лунном свете капли повисли на ресницах. Она положила свою ладонь на его руку.

– Вы очень добры, но уже ничего нельзя поделать.

– Поделать? Что нужно сделать? – Парень внимательно на нее смотрел. – Вы едете с этими мужчинами по собственной воле?

25
{"b":"25464","o":1}