ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Государь
В военную академию требуется
Умный гардероб. Как подчеркнуть индивидуальность, наведя порядок в шкафу
Лисьи маски
Фауст. Сети сатаны
Стеллар. Инкарнатор
Король демонов
Приморский детектив
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
A
A

 - Ну и как тебе моя коллекция?

- Впечатляет. Возни, наверное, много с ними.

- Ты прав. Корми, убирай, спаривай – замотаешься! Но это благодарный труд – мне он доставляет удовольствие. Для меня это, как для вас, убираться в доме – вроде и тяжело и неохота порой, зато когда сделаешь трудную работу – облегчение, катарсис… Ну что – пойдем что ли на кухню, у меня там винцо есть, заодно расскажешь мне что-нибудь эдакое.

- …Значит, ты взяла уик-энд?

- Типа такого, - Диана, сощурив глазки, смотрела на игру бликов света в бокале вина. Свет потушили, сидели при свечах.

- И долго он у тебя продлиться?

- Вопросы, вопросы… Все то вы, люди, хотите знать! Наверное, поэтому вы такие несчастные, что лезете на рожон. А надо просто – жить и наслаждаться тем, что есть. Поспал - хорошо, поел – замечательно, занялся сексом – ещё лучше. Мы так и живем – и не паримся.

- Кто «мы»?

- Мы - это мы, а вы – это вы! – хихикнула она. – Давай лучше я тебе сделаю массаж, я это умею, а ты расслабишься заодно…

Я подскочил со стула, как ужаленный, а она закатилась со смеху.

- Во как испугался, заяц! Запугала, нечего сказать, ха-ха! Да не бойся ты, сегодня тебе ничего не угрожает. Ни-че-го. У меня линька, понимаешь? Линька – я спокойная как удав после обильной трапезы. Можешь бить меня, можешь трогать, можешь ласкать – я ничего не буду делать. Тебе повезло, после восьми, девятый уже не полезет. Так что – если хочешь, я тебя не держу, - пожала она обнаженными плечиками. – Можешь даже не целовать на прощание. Аривидерчи!

- И… долго у тебя будет – линька?

- По-разному, никто не знает. Может сто лет, может – десять, может год, а может и пару дней. Все зависит от качества пищи, от калорийности, от кучи всего.

Я подавился вином и сильно закашлял. Такой банальности, такой обезоруживающей и примитивной правды я и не ожидал! Впервые в жизни я тогда усомнился в том, насколько притягательна для меня Истина, которой я покланялся всю свою сознательную жизнь. Подобно очаровательной девушке, которая была так обворожительна и соблазнительна в модном наряде, без него мало чем отличается от остальных и - разочаровывает.

Теперь, взглянув на Абсолютное Зло с другой стороны, я начинал сомневаться, существует ли оно в принципе?

- Ну как, останешься на ночь? Не боишься? – вывело меня из транса ехидное замечание.

- Не боюсь.

- Ну и замечательно! – хлопнула она ладошками по коленкам. – Будем просто лежать на кровати, смотреть в потолок и говорить банальности! Я так устала от всего! Последний раз охота была слишком утомительной!

- Как Артемида или Иштар? Со стрелами в колчане, на диком жеребце из солнечного света?

- Эх, за что я тебя полюбила, товарищ Артемьев, так это за то, что ты многое знаешь из того, что люди давным-давно позабыли! А жаль! Столько шедевров втуне пропало! Ткешь, ткешь полотно Истории, а оно – бац! – и пропало где-то, во тьме забвения! Никакой благодарности! Никакой! Ну да ладно, не буду брать пример занудства с тебя. Кстати, я тут подумала, может тебя пощадить? Как думаешь? Заслуживаешь ты пощады, а? Ведь я тебе соврала. Когда линька заканчивается и просыпается голод, я это всегда чувствую. Всегда. Я становлюсь агрессивной, раздражительной, сексуальной… До поры до времени сдерживаюсь, как туго натянутая тетива лука, а потом… Пиши пропало, лучше тебе и на глаза мне не попадаться. Сожру с потрохами! Так что вот тебе и золотой ключик от волшебного очага – как увидишь эти симптомы у меня, так беги, пока не поздно. Ну да ладно, пока это не актуально. Итак, добро пожаловать ко мне в гости – к такой сытой и расслабленной, но такой необыкновенно привлекательной и неотразимо обаятельной Паучихе! Ну, давай, брык на мое пока пустующее ложе!

Все было так, как она и говорила. Мы просто лежали на кровати и говорили банальности.

Диана поражала меня своей осведомленностью во всем. Я воспользовался моментом и многое узнал о том, о чем всегда мечтал узнать – о погибших цивилизациях и канувших в Лету народах.

Диана говорила сонно, вяло, словно исполняла не очень приятную обязанность. Её не интересовало прошлое.

«И какой в нем прок?» - сонно проговорила она. – «Ну и что толку, что вы не знаете, откуда пришли шумеры, если ровным счетом ничем они от вас не отличаются? Так же ели, пили, размножались и желали невозможного…»

- Ну как, будешь спариваться со мной? Нет? Ну и ладно. Будь букой. Впрочем, может, ты и прав. А то ещё пропитаешься моим ядом и не сможешь от меня убежать ПОТОМ. А так – все дороги открыты. Главное, не оставляй мне своего запаха – ни вещей своих, ничего, смени имя, фамилию, место жительства… А лучше вообще убей. Кстати, реально хорошая идея! Мне уже порядком надоело тут шляться. Одно и то же – тысячелетия бегут как часы. Одно жалко – паучков моих, помрут без меня, а так… Агхххх... – зевнула она. – Не жалко.

И с этими словами Диана заснула.

Не в силах устоять перед соблазном, я осторожно снял с неё очки и… ужаснулся. Открытые глаза без век уставились в потолок - холодно и безжизненно, как ледышки. Да и глаза ли это? Одним бесцветные белесые бельма – без зрачков, без радужной оболочки. От одного взгляда на них бросало в дрожь, по спине пробегал неприятный холодок. Даже сейчас не могу забыть его, даже сейчас он преследует меня в кошмарах!

А волосы! Непонятно, что отвратительней было в её облике – волосы или глаза.

Длинные, до пояса, шелковистые, гладкие, они шевелились на её голове, как змеи, ползая по подушке и угрожающе шипя – словно стерегли безопасный сон своей хозяйки. Стоило мне снять очки, и они уже опутали мои руки так, что я не мог шевельнуться, придавили меня к матрасу.

В таком положении, неподвижно, я пролежал очень долго. В конце концов, несмотря на все пережитое, меня сморила дрема и я заснул.

3.

Проснулся я от сильной головной боли, что-то давило на виски, в ушах звенело. Первое, что пришло мне в голову, что где-то рядом летает комар.

Некоторое время я продолжал лежать, не в силах поднять голову с подушки и открыть глаза. Жужжание становилось все сильнее и все навязчивее. Мне оно показалось смутно знакомым.

Внимательно вслушиваясь, я через некоторое время стал различать отдельные слова:

- Прос-с-с-с-с-снись…. Прос-с-с-с-снись… Не с-с-с-с-спи… Убей… миз-з-з-з-згиря… Раз-з-з-з-з-здави паучиху… Уничтож-ж-ж-ж-жь мерз-з-з-з-зос-с-с-сть…

Я с ужасом осознал, что голос этот чем-то мне знаком. Но кто же это мог быть?

- Ер-ш-ш-ш-ш! Ер-ш-ш-ш-ш-ш!

«Ершов?!» - меня пробил холодный пот.

Я сделал титаническое усилие и открыл глаза. На потолке, прямо передо мной, на тонкой ниточке паутины как маятник раскачивался мелкий паучок. Луч лунного света падал как раз на середину кровати и серебристая нить ярко отсвечивала, словно неоновая трубка.

- Убей миз-з-з-з-згиря! Убей ведьму! Ра-з-з-з-з-з-здави паука! – уже отчетливо услышал я.

Я попытался встать и не смог. Что-то держало меня. Повернув голову, я увидел, что кошмарные живые волосы Дианы опутали меня ещё гуще – всю мою шею, мои плечи, мою грудь, не давая встать. Шевелящимся ковром они покрыли мое тело, душили меня шелковистыми щупальцами.

- Она лж-ж-ж-ж-жет, вс-с-с-с-с-с-егда лж-ж-ж-ж-ж-жет! В волос-с-с-с-с-сах её с-с-с-с-сила! Уничтож-ж-ж-ж-жь её пока не по-з-з-з-з-здно!

«Легко сказать уничтожь, если я даже не могу встать!» - подумал я. Холодный пот заливал мне глаза, я едва мог дышать, а волосы свивались вокруг меня все туже и туже. Я вспомнил иллюстрацию из Гулливера, когда великан оказался пригвожден к земле маленькими лилипутами за волосы, но они по крайней мере не душили его!

- Диана! Черт! Освободи! Ты же обещала! – еле прохрипел я.

Хватка волос немного ослабла, но они не думали отступать.

Между тем паучок опустился ещё ниже, почти к самому моему носу, и его голос («голос ли?») в моем сознании звучал все отчетливее.

- Воз-з-з-з-змисс-с-с-с-сь з-з-з-з-за нить, с-с-с-с-с-следуй лунной дорогой!

12
{"b":"254659","o":1}