ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Сизиф? Хм. Интересная аналогия. Если мне не изменяет память, Сизиф чем-то крупно насолил олимпийским богам…

Второй хмыкнул.

- Сизиф заковал в цепи бога смерти Танатоса и люди перестали умирать. А потом, когда его за это ввергли в царство смерти, умудрился оттуда сбежать. За этот двукратный обман смерти он и был наказан – вечно катить каменную глыбу в гору, а когда та скатывается обратно, продолжать этот бесполезный и бесконечный труд.

- Да уж, ну и фантазия была у греков…

- У нашего «Писателя» не слабее. Судя по его исповеди, он умудрился обольстить и задушить саму богиню смерти, которая почему-то обитала в несуществующем «Метро-2», а потом сбежать оттуда, от возмездия её паукообразного народа, причем при помощи как вы думаете кого? Самого Персея – ну того самого, что отрубил голову Медузе-Горгоне!

- Ха-ха-ха! Вот это история!

- А я про что? Я всегда утверждал и утверждаю теперь, что психически больные люди необыкновенно одаренные, только их одаренность имеет болезненный, непродуктивный характер – настоящий «сизифов труд». Но в этом пациенте это проявляется особенно сильно. Другие невротики просто занимаются бесполезными делами. Например, один мой пациент просчитывает, сколько будет весить самолет, если его построить из хрусталя, из гранита, из железобетона. Сколько для всех этих типов самолета тогда понадобиться топлива и проч. Другой - все думает, что было бы, если бы Наполеон не пошел войной на Россию в 1812 году или построил флот и напал на Британию или даже США. Третий – вырабатывает универсальные признаки, по которым можно определить, ведьма эта женщина или нет… Но в этом «Писателе» сизифова составляющая проявляется не в пример острее, более ярко выражена. Это, что называется, «чистый», а потому и наиболее ценный для науки, случай.  Об этом я и напишу в диссертации. Я даже название придумал под его случай – «синдром Сизифа». Аналогия такая. Помнишь, виниловые пластинки из нашего детства? Если поцарапать пластинку, игла проигрывателя не может двинуться дальше, а заедает и воспроизводит один-единственный фрагмент записи. В детстве нас это немало забавляло. А теперь представь, что такая царапина – в его мозгу, - тут второй указал на старика. – Что-то в его прошлом оставило в его сознании глубокий, травматический след. И на этот «след» он постоянно и натыкается, не в силах перешагнуть через незримую черту, отделяющую «до» от «после». Кошмар воспроизводится многократно. Но этот старик нашел блестящий выход – он преодолевает кошмар, записывая его. Это ещё одна составляющая моей теории – преодоление невроза через творчество.  Ведь он никому не может поведать о своем горе, вот он и пишет. И достигает «катарсиса». Помнишь, теорию старины Фрейда? Только у него через сновидения и исповедь это выходило, а у него – через письмо. И вот тебе ощутимый результат – пациент спокоен, а, значит, невроз полностью контролируется сознанием.

- Ну что ж, Леонид Игнатьевич, вам все карты в руки. Уверен, что у вас все получится. А что с беднягой теперь будет?

- Я думаю, ничего плохого. Посмотрите на него – ведь он счастлив, переживая одну и ту же историю. Ведь, в конце концов, он бесконечно побеждает свою злую ведьму!

- Изумительно!

- Ну и к тому же ему тут все же лучше, чем на улице. Сыт, одет, обут, крыша над головой, уход, прогулки на свежем отдыхе – что ещё нужно одинокому старику? Да и мы нашего «Писателя» не обижаем. Да он и послушный, в отличие от некоторых «наполеонов» да «гитлеров». Можно сказать, у нас с ним «эквивалентный обмен». Он помогает мне, а я, как могу, ему.

- И все же, кроме шуток, какое в этом наслаждение, не понимаю? Ну, в «сизифовом труде»? Пусть он убивает эту ведьму, но она же все равно, как чертик из табакерки, появляется вновь!

Вместо ответа второй молча кивнул в сторону выхода.

- Поймешь, когда прочтешь этот опус.

Доктора вышли. Но старик не обратил на них никакого внимания, продолжая свой бесконечный сизифов труд.

КОНЕЦ.

29
{"b":"254659","o":1}