ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я наклонился и спрятал лицо в ладонях. Слезы бежали по щекам и падали на мелкую гальку подо мной. Родившись где-то в животе и едва не разодрав легкие, из горла вырвался судорожный вопль:

– Марко!..

Но ответом было лишь дуновение раскаленного сухого ветра.

* * *

– На него прыгнул… кто?! – Бегад выглядел так, будто мы говорили на гаэльском[7].

Мы были в его тесном кабинете на втором этаже здания, отведенного под лаборатории. Окно здесь плохо пропускало свет, выцветшие обои были невнятного бежеватого оттенка. У одной из стен возвышалось минимум семь огромных колонн из папок, которые продолжались единым ворохом бумаги, почти касающимся потолка. У противоположной стены были свалены пачки газет, кое-где виднелись цветные разделители для пометки отдельных страниц, успевших пожелтеть от времени. Старый металлический веер, судя по всему, ранее стоявший на шкафу, теперь выглядывал из-за него. Пластины покрыл такой толстый слой пыли, что создавалось ощущение, будто они были сделаны из серого войлока.

Эли и я стояли. Я пожертвовал Кассу единственное подходящее для сидения место – пачку журналов, которую венчал «Журнал о медицине Новой Англии» за двадцать третье июля тысяча девятьсот семьдесят девятого года.

– Он погиб, профессор Бегад! – вскричала Эли. – Все остальное уже не важно! Вы не говорили, что эта… штука будет там! Это был вромаски, самый настоящий! Огромные клыки, жуткое рыло! Именно таким я видела его во сне! Как такое могло произойти, профессор?! Почему вы ничего нам не сказали?!

– Я не знал… – Бегад начал торопливо протирать очки. Его глаза были воспалены, а кожа покраснела. – На вершине вулкана отродясь не водилось животных. Там голая скала.

– Голая скала?! – взорвался я. – Скажите об этом Марко, ведь, по вашим словам, его убил воображаемый зверь!

– Мы даже не успели попрощаться, – прошептал Касс.

Эли в отчаянии покачала головой:

– Или поблагодарить его…

– Но… как вы вообще там оказались? – спросил Бегад. – И как вы смогли так быстро спуститься?

– Это все благодаря ему! – резко ответил я. – Он объяснил, как дюльфернуть, пока отвлекал чудовище на себя!

– Невероятно… – Бегад всем туловищем облокотился на стол. Пачка каких-то бумаг соскользнула, и на пол упал небольшой будильник. – Нападение вызвало взрыв физической активности… И умственной, вы мгновенно освоили… буквально впитали новые умения… Потрясающе.

– Один из нас погиб, а вы говорите «потрясающе»?! – рявкнул я.

– Как-то нехорошо получается, профессор, – добавил Касс.

– О нет, я всего лишь хотел… отдать должное столь выдающемуся молодому человеку, – поспешил возразить Бегад, что-то ища на столе. – Это, конечно, трагедия… Такая утрата…

Мне была до тошноты ненавистна его реакция. После случившегося я презирал все, что было связано с Институтом Караи. Бегад пытался убедить нас, что им всем здесь не все равно. Будто бы их наивысшей целью было спасение наших жизней. А ген 7ЧС и возможные суперспособности – это так, маленький презент в довесок.

Но им было плевать на Марко. Его смерть стала всего лишь новым источником информации. Новой отправной точкой в базе данных.

Что ж, мне тоже теперь было на них плевать. Как и на свое обещанное спасение.

То, что я был жив сейчас, никак не могло считаться заслугой института. Дело было не в операции или процедурах. И даже не в том, что я умудрился родиться со смертельно опасным, но таящим практически магические возможности маркером в генах. Мою жизнь мог оборвать щелчок чудовищных челюстей. Но я остался жив благодаря жертве своего друга. Сколько бы лет мне ни осталось, мне придется жить с этим знанием.

– Нужно найти его тело, – подал голос Касс. – Отправьте нас вниз, пусть Торквин отвезет нас на вертолете.

– Полагаю, Торквин все еще на пути сюда, – сказал Бегад. – Он не так давно связался со мной по рации. После того как он потерял вас на горе, он тут же развернулся. Решил, что вы где-то уснули или что-нибудь в этом роде. Но когда он все же добрался до вершины горы Оникс, вы к тому моменту уже давно… спустились. И еще, мой мальчик, мы не можем отправить вертолет в кратер. Мы уже пытались. Вулкан спит уже несколько тысячелетий, но даже сейчас из жерла поднимаются необъяснимые потоки воздуха, которые могут привести к удару вертолета о стену.

– Тогда мы пойдем пешком! – сказал я. – Я и Касс. Мы не можем просто так оставить его там.

– Джек, не говори глупостей, – ответил профессор Бегад. – У нас нет оборудования для проходки туннелей.

– Есть путь внутрь вулкана! – Я вытащил из кармана найденный на вершине камень. – Мы нашли что искали, профессор Бегад. Этот камень выглядит как вторая часть камня Вендерса, и он тоже содержит послание. В нем говорится о входе.

Бегад уставился на камень:

– Не вижу последовательности… Боюсь, это было написано сумасшедшим.

– Но первая часть шифра сработала! – напомнила Эли. – Почему вы думаете, что вторая не имеет смысла? Сколько лет вы уже изучаете этот остров, неужели у вас нет ни единой мысли, что мог иметь в виду Вендерс?

Профессор откинулся на спинку кресла и погрузился в размышления.

– Сто лет назад небольшая группа последователей – так называемых ониксистов – выдвинула гипотезу, что центр Атлантиды находится в кальдере, на дне вулкана. Что там сокрыт целый лабиринт. Но современные теоретики пришли к выводу, что едва ли он мог быть расположен внутри вулкана. Ведь по сути лабиринт – это запутанный путь к замку, а он сейчас определенно под водой. Но я распоряжусь отправить поисковую группу…

– Если кто-то будет искать нашего друга, – перебил его я, – то мы пойдем с ними.

Бегад потянулся к телефону, одновременно отрицательно помотав головой:

– Категорически нет. Я разрешил вам немного прогуляться по горам, а вы устроили соревнования по скалолазанию, отбились от Торквина и в итоге потеряли друга. Одного из Избранных. Теперь я намерен держать вас под строжайшим домашним арестом! – Он бросил на каждого из нас полный обвинения взгляд, раскрыл мобильный и набрал номер. – Торквин? Собери поисковую группу, pronto[8]. Возьми с собой трех своих лучших ребят.

По щеке Эли побежала слеза. Касс поспешил обнять ее. Когда Бегад отключил телефон, Эли всхлипнула.

– А теперь вон отсюда! – рявкнул он.

Но его голосу явно не хватало твердости, а стекла очков предательски запотели.

Никто из нас не шевельнулся.

Бегад быстро заморгал и закашлялся. Резким движением раскрыв телефон, он вновь поднес его к уху и отрывисто произнес:

– И, Торквин… с вами пойдут трое оставшихся Избранных… Нет, твое мнение не имеет значения. И нет, Торквин, им не нужен никакой урок. Буду ждать тебя у себя через полчаса, или будешь целый месяц ходить… не снимая обуви.

Я ухмыльнулся. Не такой уж он и свинья, как мне думалось.

– Спасибо, – прошептала Эли.

Профессор опустил телефон и повесил голову. Посидев так недолго, он потянулся к потрепанному кожаному ежедневнику и просмотрел страницы, посвященные сегодняшнему дню.

– Не благодарите меня. Вы все равно никуда не отправитесь раньше завтрашнего рассвета. А в полночь послезавтра у Касса назначены процедуры. – Он взглянул на Касса. – Ты никуда не пойдешь, мой мальчик.

Краска отхлынула от лица Касса.

– Но впереди целых два дня! – запротестовал он. – Мы успеем вернуться!

– Профессор Бегад, никто из ваших самых лучших людей не сравнится с Кассом в умении ориентироваться на местности, – вмешался я. – Давайте условимся о временных рамках. Если мы не доберемся до центра вулкана к определенному времени, кто-то из группы отправится с Кассом назад.

– Не пойдет, – ответил Бегад, побарабанив пальцами по столу. – У меня есть обязательства.

– Марко постоянно звал меня «брат Джек», – сказал я. – Это меня раздражало. Я даже сказал ему об этом – что чувствую себя каким-то монахом. Но теперь я понимаю, что он действительно воспринимал меня – и Эли с Кассом – как членов своей семьи.

вернуться

7

Язык шотландцев, населяющих северную часть Шотландии.

вернуться

8

Быстро.

27
{"b":"254667","o":1}