ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Где первое число станет вторым, – произнес я. – Это здесь! У семерки! Нам осталось найти вход!

Торквин шагнул ко мне и взял листок с вычислениями. Вся его команда молча уставилась на них.

– Хвостик этой семерки указывает вниз, – продолжил я. – Вдруг это на самом деле что-то вроде указателя?

Я подошел к нужной точке, но и здесь стена не явила никаких намеков. Сплошной камень. Точнее, полосы камня, как если бы эта часть в течение долгих тысячелетий формировалась слой за слоем в глубинах материка, а потом оказалась на поверхности. Видимо, одновременно с появлением здесь вулкана. Приблизившись, я тщательно ощупал стену. Ее поверхность была усеяна тоненькими корешками срубленных лиан, осыпающимися у меня под пальцами.

И тут небольшой кусочек стены вдруг откололся и упал мне под ноги.

Профессор Бегад поспешил встать рядом.

– Это глинистый сланец, – сказал он. – Но на этом острове нет глинистого сланца.

Я сунул пальцы в образовавшуюся дырочку. Камень легко крошился, и отверстие на глазах увеличивалось.

Торквин присел на корточки, поднес к лицу горсть выкрошившейся субстанции и попробовал ее на язык.

– Это не камень, – объявил он. – Штукатурка.

Я как мог расчищал отверстие. Эли и Касс принялись помогать. Когда мы закончили, нам открылась явно искусственно вырубленная дыра в стене.

Мои руки слегка дрожали, когда я соединял половинки камня с оставленными на них посланиями Вендерса.

Затем я вставил их в отверстие.

Глава 26

Лабиринт

Я ждал.

В пальцах покалывало. Довольно долгое время я держал камни, но потом их пришлось выпустить из рук. Но, к моему удивлению, «ключ» Вендерса не выпал, обе половинки остались на своем месте.

С недовольным ворчанием Торквин отвернулся:

– А теперь к Точке Два.

– Минуточку! – резко остановил его Бегад.

Что-то происходило. По лицу профессора я мог судить, что он тоже это чувствует.

Где-то под нашими ногами что-то двигалось, по ощущениям это напоминало движение поезда в метро или легкое землетрясение. Касс судорожно вздохнул. Они с Эли инстинктивно посмотрели вниз. Но я не отрывал взгляда от стены. От проявившегося в камне чего-то наподобие шва. Он медленно темнел, пока не превратился в глубокую трещину, но расширение на этом не остановилось. С жутким скрежетом гальки об асфальт две половины разошлись в стороны, и из открывшегося пространства посыпались мелкие камни и вырвалось плотное облако пыли.

Я прикрыл уши. Чтобы спастись от крупного песка, продолжающего бить фонтаном, мы отбежали на безопасное расстояние и укрывались за кустами, пока наконец шум не стих. Когда пыль осела, мы увидели узкий арочный проход, высотой едва достаточный, чтобы в него прошел взрослый мужчина.

– Это оно? – спросил Касс. – У нас получилось?

Профессор Бегад кивнул, временно утратив дар речи.

Не пытаясь сдержать любопытство, мы подошли ближе. Из прохода тянуло чем-то мерзким – гнилью и влажностью, а еще серой.

– Воняет так, будто там умер кто-то огромный и гадкий, – шепнула Эли.

– Потрясающе, – выдохнул Бегад, протирая галстуком очки от налипшей пыли. – Ониксисты были правы насчет Вендерса…

– Мы первые. Детишки за нами, – перебил его Торквин. – Помечайте стены. Чтобы вернуться.

– Торквин, не потеряй их, – сказал Бегад.

– Ха! – Тот бросил на него высокомерный взгляд.

Бегад устало и как-то вымученно нам улыбнулся:

– Я буду ждать здесь. И, пожалуйста, мои юные друзья, берегите себя.

Я кивнул. Улыбнуться в ответ не получилось.

Четверо громил нырнули в темноту, освещая путь фонариками. Торквин едва смог протиснуться в проход.

Прикрыв рукой нос, я шагнул следом. Касс и Эли не отставали.

– Узко, – проворчал Торквин: его плечи то и дело чиркали по стенам.

– Что, диета не помогла, Торк? – со смехом спросил один из охранников.

Я услышал глухой удар, и смех тут же прекратился.

Прошло минут десять, когда Касс вдруг подал голос:

– На развилке поверните направо!

– Откуда ты знаешь про развилку?

– Об этом я и хотел тебе сказать раньше, – ответил Касс. – Помните тот пень в джунглях? С вырезанными на нем линиями? Он показался мне подозрительным. Будто кто-то специально их там оставил. Ради какой-то цели. Поэтому я их запомнил.

– Это был всего лишь какой-то пень посреди джунглей! – воскликнула Эли. – Ты и смотрел на него не дольше секунды!

Касс пожал плечами:

– Что поделать. Я запоминаю все, что вижу. Это как у тебя с техникой. Или с кино. А, кстати, поберегись.

Я повернул голову вперед и со всей силы врезался в широкую спину одного из подручных Торквина. Все четверо столпились перед развилкой.

– Налево, – сказал Торквин.

– Направо, – поправил Касс.

– Ну да, – согласился Торквин. – Налево.

Наблюдая, как мужчины один за другим скрываются в левом повороте, Касс устало ссутулился:

– Теперь они выйдут к еще одной развилке, где один поворот заканчивается тупиком, а второй проведет их вокруг горы.

Я крикнул им вслед:

– Мы поворачиваем направо!

Мужчины остановились. Мне было видно, как Торквин пытается локтем отпихнуть стоящего позади него охранника, желая протиснуться назад.

– Ребята, – позвала Эли.

Сразу в начале поворота направо она обнаружила на каменной стене маленькую прямоугольную панель. На ней было две кнопки, одна над другой.

– Как это оказалось в древнем туннеле?

Касс наклонился, желая рассмотреть кнопки поближе:

– Наверняка установили во времена Вендерса. Но для чего?

Эли задумалась:

– Похоже на старомодный выключатель света. Они иногда мелькают в старых фильмах. Может, нужный проход осветят лампочки?

– Не вижу никаких лампочек или проводов, – возразил Касс.

– Я сказала «может», – уточнила Эли. – А может, будет что-нибудь в духе Индианы Джонса, и нам придется убегать по крутому спуску от огромного валуна. Ха-ха-ха!

Эхо от ее смеха затерялось где-то в темноте.

Торквин наконец прорвался сквозь пробку из мышц. Встав в начале выбранного им туннеля, он мрачно посмотрел на меня:

– Один раз я вас уже терял. Ни шагу от меня.

Краем глаза я заметил, как Эли нажала на верхнюю кнопку. От старости та шла очень туго, но наконец с громким хрустом исчезла в панели.

Я надеялся на нечто необычное – разноцветные огоньки, музыку или что-нибудь в этом духе, – но ничего не происходило. Торквин шагнул к нам. Его громилы ворчливо перешептывались.

– Пойдемте с ними, – сказал Касс. – Если что, они одним своим видом напугают любого вромаски.

Щелк.

Я замер. Звук раздался откуда-то сверху. Из-за каменного потолка.

– Что это было?

– Что? – не понял Касс. – Я ничего не…

Глухой скрежет заставил его замолчать. Больше никто не сомневался, что что-то происходило. Торквин посмотрел наверх и едва слышно выругался.

С неожиданным грохотом потолок вдруг обвалился. Желая уберечь Касса и Эли, я прыгнул на них, и мы упали на пол, прикрывая головы руками, пока оглушительное эхо отскакивало от стен.

Решившись приоткрыть глаза, я увидел рухнувшую с потолка ржавую железную решетку, отгородившую Торквина и его ребят внутри левого прохода.

– Какого… – заорал Торквин.

Выпучив глаза, мы уставились на решетку.

– Я не знаю! – ошарашенно откликнулся я.

– Простите… – пискнула Эли.

Мужчины бросились к решетке и попытались ее сдвинуть. Торквин сунул под нее лезвие мачете и попробовал использовать его как рычаг. Мы с Кассом и Эли поспешили на помощь с нашей стороны. Но эта железная махина весила, наверное, целую тонну и держалась намертво.

– Вы это нарочно! – в ярости крикнул Торквин.

– Конечно, очень нам надо бродить по лабиринту одним! – огрызнулся я.

Меня охватили страх и беспомощность. Касс был прав, нам было нужно сопровождение. Эти ребята были нашей первой линией обороны.

– Нужно пойти за помощью, – предложил Касс.

29
{"b":"254667","o":1}