ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Далеко за «музеем» возвышалась огромная черная гора, похожая на сжатый кулак, вырастающий из зеленой долины по направлению к светлеющему небу. Из-за утреннего тумана она казалась полупрозрачной и будто бы тягучей.

Раздавшиеся вдруг приглушенные расстоянием голоса заставили меня посмотреть на противоположный конец газона. Из дальней постройки показались двое мужчин в форме цвета хаки.

– Эй! – крикнул я, но мой голос был слишком слаб, чтобы они его услышали.

Как только они ступили в луч размытого дымкой света, я заметил у них у обоих ружья. Очень массивные и с запасом патронов.

Я поспешил отойти от окна. Никакая это не больница! Скорее тюрьма! А эти парни – вдруг они идут за мной? Что же получается: меня похитили, просверлили мне дырки в затылке и засунули в какую-то спецшколу к кучке обработанных идиотов? Но зачем? И что они собираются делать со мной теперь?

Очень тихо я пересек комнату. Из окна на противоположной стороне открывался совсем другой вид. Комплекс кончился. От раскинувшихся во все стороны джунглей здание отделяла лишь неровная полоска каменистой почвы около двадцати футов в ширину. За ней сплошной стеной вставал тропический лес. В неярких рассветных лучах он казался почти черным. Но все же я смог разглядеть тропу, и это заставило мое сердце забиться чаще. Любая дорога ведет к чему-то. Где бы я ни находился – на Гавайях, в Калифорнии, в Мексике, в Южной Америке, – тропа рано или поздно выведет меня к какому-нибудь поселению. Раз тут есть строения, значит, сюда привозили кирпичи и другие материалы. Мне нужно найти дорогу или хотя бы намек на нее, и тогда я смогу выйти к телефону-автомату, а может, одолжу у кого-нибудь мобильный. Позвоню папе. Свяжусь с журналистами. Пусть все узнают об этом месте.

Я сел на кровать, надел джинсы и обулся. Затем подошел к окну и сел на подоконник. Перекинув ноги, я спрыгнул вниз.

Глава 6

В джунглях

Удар о землю вышел совсем слабым, но в нынешнем состоянии мне показалось, что я приземлился на железные шипы.

Судорожно втянув воздух, я подавил острое желание закричать от вспыхнувшей боли и крепко сжал руками голову, которая, казалось, готова была разорваться. Нужно быть осторожнее. Мне совсем недавно сделали операцию, и до восстановления было еще очень далеко. Даже скосить глаза в сторону было больно.

На задворках лагеря не было ничего примечательного: притоптанная почва с островками зелени, протянувшаяся на несколько ярдов от здания до джунглей, кое-где виднелись следы от трактора, да неподалеку стоял одинокий контейнер для мусора. Я был совершенно один, и, похоже, никто и не думал меня преследовать.

«Беги! Давай!»

Каждый шаг казался пыткой. В ушах гремело. Расстояние от окна до ближайшего дерева вдруг растянулось чуть ли не до мили. Я был как на ладони, вздумай кому-либо посмотреть в любое из окон здания позади. Если меня заметят и сообщат об этом Конану, можно смело копать себе могилу. Но при всем желании я просто не мог двигаться хоть сколько-нибудь быстрее.

Но даже ступив на узкую тропинку, я не услышал ни сирены, ни голосов. Только крики птиц, шорох веток и листьев. В нескольких дюймах от моей ноги в траве практически бесшумно прошмыгнул какой-то зверек.

«Сосредоточься!»

Я заспешил вперед со всей скоростью, какой позволяло мое нынешнее далеко не лучшее состояние. На помощь пришел адреналин, благодаря которому боль в голове стала не столь оглушительной. Тропинка вилась меж скрюченных шишковатых деревьев. Шипы цеплялись за одежду, а лианы били по лицу. Рассветное солнце окрасило воздух в оранжевый, а капельки росы на листьях блестели, как спинки жуков.

Не знаю, сколько длилась эта утомительная прогулка – полчаса? Час? Но в какой-то момент даже остатки спокойствия меня покинули. Одежда была насквозь мокрой от пота и росы. Какие-то мушки роились вокруг шеи и лодыжек. Я замедлил шаг.

Неожиданно моя нога споткнулась обо что-то твердое и острое, и я рухнул на землю. У меня не хватило сил сдержать вырвавшийся из горла вопль. Я глубоко вдохнул, пытаясь не потерять сознание, и заставил себя разжать челюсти, чтобы зубы не превратились в раздробленные осколки. В глазах двоилось, и я с трудом сфокусировал взгляд на том, что привело к падению. Это оказался плоский дискообразный камень, до момента столкновения с моей ногой полностью скрытый лианами. По его поверхности вился какой-то узор.

Я убрал оставшиеся лианы. Камень оказался размером с крышку для канализационного люка, всю его поверхность покрывал слой черно-зеленой плесени. Но высеченный узор был четким, казалось, нанесен совсем недавно – это было немного схематичное изображение некоего чудовища, ужасающего монстра с головой орла и смертоносными клыками.

Поразительно, как сильно он походил на моего уродозавра.

В груди заворочался комок паники. У меня возникло стойкое ощущение, что кто-то нагло надо мной издевается. Нужно держать себя в руках. Мало ли в мире высеченных изображений разных мифических животных – драконов, например? Сколько их пылится в исторических музеях! Это не должно меня пугать.

«Смотри только вперед! Сосредоточься на финише!»

Тропинка сузилась и стала едва проходимой. Справа между деревьями мелькала черная вершина горы. Она не приближалась и не удалялась – скорее всего, я с самого начала неправильно оценил расстояние. Как далеко я от нее сейчас? В миле? В двух? Мне стало казаться, что мой путь ведет в никуда.

Я приказал себе не упускать гору из виду, чтобы она всегда оставалась справа от меня, – таким образом я буду двигаться по прямой. Но по прямой куда? Что, если ближайшая деревня находится на расстоянии в полконтинента? Я не имел ни малейшего представления о выживании в дикой природе – разве что помнил какие-то отдельные моменты из романов «Топор» и «Моя сторона горы», да и то не очень отчетливо.

С каждым шагом в глубь джунглей вокруг становилось все темнее. Сомкнувшаяся над головой листва блокировала свет не хуже потолка. Лодыжка ныла после падения, а руки были располосованы колючками. Где-то над головой возбужденно кричали птицы, напоминая болельщиков, бросающих язвительные насмешки проигрывающей команде: «Смотрите! Смотрите! Еще один! Он уже еле ноги переставляет!» Деревья, нависая и словно сжимаясь вокруг, от порывов ветра казались живыми, перешептывающимися друг с другом. А может, и не от ветра. Может, листва шелестела от налетевших ястребов, или затаившихся неподалеку пум, или от жаждущего крови племени каннибалов – а может, и от всего вместе, почему нет? По лицу скользнула тень, и на ветку надо мной сел гриф, в терпеливом ожидании наклонив голову.

– Я живой! – крикнул я ему. – Видишь мои губы, они шевелятся! Я! Еще! Жив!

Гриф даже не подумал улететь. Он остался ждать. Птицы вообще очень умны. Они знают, где их ждет ужин. В умении определить, кто очень скоро станет хладным трупом, им не откажешь.

Моя уверенность в успехе пошатнулась. На смену «нужно убираться отсюда во что бы то ни стало» пришло «чем я только думал, идиот!». Даже мысль о спецшколе уже не казалась столь ужасной.

Пора было признать свое поражение.

Я повернулся – и сердце ухнуло в пятки. Я не смог различить и намека на тропу. Все строения давно скрылись за деревьями. Из-за густой листвы даже горы не было видно.

Солнце и гора – это были мои ориентиры. Но сейчас я не видел ни того, ни другого.

– Помогите!

Мой крик прозвучал по-настоящему жалко. Я выпрямился в надежде, что это придаст голосу твердости:

– Помогите!

Гриф деловито тряхнул перьями.

И тут я ощутил на коже легкий ветерок. Он пощекотал мне ноздри, вызвав в памяти одно летнее воспоминание – как мы с мамой и папой стоим на палубе направляющегося к острову Нантакет парома, а воздух настолько насыщен влагой, что казалось, конверты можно заклеивать, просто проведя пальцем по клапану-крышке.

Хотя я родился и вырос в Индиане, но запах моря я ни с чем не спутаю. Море означает берег. А берег предполагает путь вдоль воды. Я мог добраться по нему до какого-нибудь порта. Доплыть, если придется. Привлечь внимание проходящего мимо корабля.

6
{"b":"254667","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вредная волшебная палочка
Красотка
Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни
Ах, как хочется жить… в Кремле
Вечнохудеющие. 9 историй о том, как живут и что чувствуют те, кто недоволен своим телом
Что вы несете, или Как разобраться в идеях великих философов, чтобы понять себя
Заговор
Монстр
Чистый лист