ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

ГЛАВА 3

— Хэлло! — как ни в чем не бывало сказал Хор, входя в холл. Он небрежно забросил автомат на спину, как бы подчеркивая свои мирные намерения. — Извините за вторжение, джентльмены! У нас просто не было другого выхода.

Он галантно поклонился побледневшей, вцепившейся в руку Евгения Елене.

— Фрейлейн…

— Кто вы такие?

Мангакис вскочил.

— Это частное владение, и вы не имеете права…

— Конечно, — спокойно согласился с ним Хор. — Свободный мир держится на уважении права собственности. Но в данном случае мы здесь как раз для того, чтобы это право защищать.

Хор опять галантно поклонился Елене:

— Позвольте представиться, фрейлейн. Майор Хор. Командир первой десантной группы армии освобождения.

Евгений сделал движение, чтобы вскочить.

— Спокойно, мальчик! — усмехнулся Хор. — Мы воюем только с черными.

Женя взглянул на отца. Лицо Корнева побледнело, он нервно сдавил пальцами переносицу у самых глаз, на мгновение зажмурился.

— Значит, они все-таки решились, — сказал он, ни к кому не обращаясь.

И тут Мангакис узнал Майка.

— Майк? Вы… с ними? — вырвалось у него.

Хор резко обернулся к Майку.

— Ого! Вы знакомы?

— Майк?!

Это был уже голос Джина. Радость вспыхнула в глазах юноши и сейчас же погасла. Губы его презрительно скривились, он демонстративно отвернулся.

Майк растерялся.

— Но мы же воюем не против вас! — почти выкрикнул он, обводя взглядом сидевших за столом.

Лицо Хора потемнело. Он резко обернулся к Майку, и голос его был жестким и властным:

— Капитан Браун, кто эти люди?

— Сэр…

Майк вытянулся.

— Капитан Браун!!!

— Я… думал, что за эти пять лет…

— Вы знаете их давно!

Мангакис резко вскочил из-за стола, с грохотом упал отброшенный им стул.

— Это дом подданного США! И вы не смеете…

— Американцы? Хор зябко поежился:

— Черт! Как здесь холодно!

Он подошел к камину и протянул руки к огню, не сводя глаз с Мангакиса.

— Вы, американцы, всегда оказываетесь там, где не нужно. И теперь ваше посольство будет обвинять нас в том, что мы нарушили договоренность.

— Договоренность?

Мангакис смотрел на Хора с удивлением.

— Ну да, — уже спокойнее ответил майор. И вдруг неожиданно взорвался: — А вы и сейчас прикидываетесь невинным младенцем? Или хотите сказать, что ваше посольство ни о чем вас не предупреждало?

Хор хрипло расхохотался.

— А может быть, вы ко всему прочему намерены помешать мне арестовать и мистера Гвено — этого черномазого умника, как только он явится сюда?

Мангакис вздрогнул.

— Вы хотите сказать, что посольство США…

— А вы не знали? — саркастически усмехнулся немец.

Мангакис обернулся к сидевшему в мрачном молчании Корневу:

— Николас… Я хоть и подданный США… но, честное слово…

Корнев ничего не ответил. Конечно же, нападения этого ожидали, и в посольстве США не могли не знать точной даты высадки. Но американские дипломаты относились к Мангакису со сдержанной холодностью, да и сам экономический советник их не слишком-то жаловал.

Он перевел взгляд на молодых людей. Елена с любопытством рассматривала Майка, стоявшего за спиной Хора и в смущении не знавшего, куда девать руки. Евгений не скрывал, что любопытство Елены ему не нравится. Он сидел насупившись, положив сжатые кулаки на стол, вызывающе насвистывая какой-то нелепый мотивчик.

Хор остановил на нем тяжелый взгляд, потом отвернулся.

— Сержант! — крикнул он в сад, и на пороге вырос африканец в куртке десантника.

— Сэр…

— Поставьте караулы. Никого не выпускать…

Он помедлил:

— А впускать… всех.

— Слушаю, сэр!

Африканец поднес руку к пятнистому берету, щелкнул каблуками.

Хор обернулся к Майку.

— Капитан Браун, установите связь с группами «Эй», «Би» и «Зэт». Запросите о ходе операций на остальных участках. Штаб моей группы будет здесь. Информируйте командование.

Майк молча козырнул. Он был во власти этого лобастого, тяжелолицего немца. Тот исполнял приказы его отца, и Майк не мог ему не подчиняться.

«Мы на войне. А на войне приказ — это все», — думал он, шагая по посыпанным красным песком дорожкам сада в ожидании, пока радист, щуплый парнишка-альбинос с крашенными в коричневый цвет волосами и грустными глазами, устроившийся в клумбе тигровых канн, вызывал группу «Эй».

Радист волновался, у него что-то не ладилось. Майку было тоже не по себе. Что будет дальше? Он не мог уйти от этого вопроса. Там, в доме, остались его друзья — Джин и Елена. А вернее — Елена и Джин. И Корнев, и Мангакис. А с ними Хор.

Майк вспомнил, как зябко ежился майор, как тянул руки к огню. А что, если немец психически болен? Не может здоровый человек дрожать от холода в африканской жаре!

— Связь с группой «Эй»! — тихо сказал радист, протягивая Майку наушники.

Парню было явно не по себе, и он не мог справиться со страхом. Майк однажды разговаривал с ним в лагере. Его звали Кейта Диеш, он родился в колонии и был призван в португальскую армию. Получил специальность радиста в кавалерийской школе в Санта-Рой. В лагерь наемников прибыл вместе с сотней португальских солдат-африканцев за месяц до высадки. От других солдат держался обособленно, был очень грустен и целыми днями наигрывал на губной гармонике, сидя на корточках где-нибудь в тени.

«А ведь уйди он из армии, мог бы прилично зарабатывать, — невольно подумал Майк. — Среди африканцев не так уж много радиоспециалистов».

Он взял наушники — теплые черные кружки на стальной дужке, пахнущие потом, — брезгливо вытер их о куртку и поднес один из них к уху, не прикасаясь к пластмассе.

Группа «Эй» задачу выполнила успешно. Наемники прочесали берег, захватили спящих собирателей песка и нескольких рыбаков, заночевавших в лодках у берега. Заставив рыбаков показать подходы к незаболоченным участкам земли, они отыскали фарватер для тяжелых десантных катеров. Но для того чтобы выйти на каноэ в лагуну и обеспечить сигнализацию — показать десанту все изгибы фарватера, — не хватало людей: в группе «Эй» было всего десять человек. Командир группы просил еще хотя бы пятерых.

Майк обещал связаться с ним через несколько минут. Он передал наушники радисту. Что ж, пока дела шли неплохо. Если же удастся без лишнего шума захватить полицейские казармы, можно будет считать, что дело уже сделано. Тогда десантников ничто не остановит.

Майк знал, что высадка будет осуществляться силами до трех батальонов, прикрываемых орудийным огнем кораблей. Два фрегата — «Монтанте» и «Бомбарда», четыре сторожевых корабля — «Идол», «Ориент», «Кассиопея» и «Дракон», три самоходные баржи, несколько десантных катеров — по африканским масштабам это была уже целая армада.

Профессиональные наемники, солдаты колониальных португальских частей, проводники из тех, кто бежал после провозглашения республики из Боганы, все они входили в отдельные группы, которым в составе своих батальонов предстояло выполнить какое-нибудь одно, строго определенное задание.

Общий план операции был известен только офицерам. Первый батальон должен был захватить резиденцию премьер-министра и немедленно расстрелять главу правительства республики. Второй — атаковать штаб-квартиру «борцов за свободу» и перебить всех, кого удастся захватить. В задачу третьего батальона входило блокировать военный лагерь республиканцев в пяти милях от города и атаковать его. Одна рота должна была напасть на аэродром и уничтожить стоящие там военные самолеты. Одновременно ударной группе во главе с Хором следовало занять радиостанцию и объявить о победе «народной революции». По этому сигналу по всей стране должны были начаться выступления заранее сформированных вооруженных групп «пятой колонны», а потом…

Майк смутно представлял, что должно было случиться потом. Конечно, новое правительство отменило бы все реформы Мануэля Гвено. Отец и те плантаторы, кто вынужден был оставить в Богане свою собственность, вернулись бы. А сам Майк? Отец скорее всего отправил бы его учиться куда-нибудь в Англию, и все пошло бы по-старому. Разве что на всю жизнь осталась бы память о необычном и остром приключении, пережитом однажды ночью на африканском берегу. И все. В конце концов, пусть делами Боганы занимаются те, кому это интересно.

7
{"b":"254669","o":1}