ЛитМир - Электронная Библиотека

поставлю в известность, что в субботу ты мне нужен в партии».

«Тогда остаюсь!» - ответил с удовольствием. А Лешка с

сожалением вздохнул: знал об отвальной у студенток, а вот попасть на

нее….только через труп Фаиночки. Об этом он промолчал, но когда из

дома главного геолога вышли, претензию мне предъявил:

«Не мог за нас двоих насчет субботы побеспокоиться! С

девчонками и я знаком, с удовольствием бы на отвальной посидел!»

«Посидишь в отряде с Фаиночкой!» - подмигнул я ловеласу, -

«Для девчат ты кусок отломанный, знают, чем ты с ней занимаешься, и

точно мешать не будут. Из женской солидарности!» Лешка не ответил, а

только вздохнул как лошадь. Выразил так свои эмоции. И я тут же

сделал ему ручкой, дальнейшее его присутствие рядом мешало – я

направлялся к общаге женской.

53

Время подбиралось к обеду, и в знакомой комнате девчата давно

были на ногах. Меня тут же усадили за стол, и получил официальное

приглашение на пятничный, как мне объяснили, «девичник» по случаю

окончания практики. И что бы девушку, то-есть Светочку, не таскал всю

ночь вокруг поселка, она, бедненькая, из-за меня так похудела, что они

боятся за ее здоровье. А впереди у всех их, и Светы тоже, почти неделя

работы. Я девчатам что-то отвечал, ничего конкретно не обещая, пока

Света не подошла ко мне, взяла мою руку в свою, и не вывела на улицу.

«Пойдем! А то нам не только гулять, а и целоваться запретят!» -

улыбнулась и прикоснулась головой к моему плечу. От общаги мы

быстренько побежали к дороге на шахтерский поселок. И уже по ней

спокойно пошли шагом.

«Бедненькая худенькая девушка не должна оставаться голодной»,

- огляделся, что бы никто этого не заметил, и…. потянулись друг к

другу. Первый поцелуй после недолгой разлуки. И такой вкусный,

такой волнующий! Наконец отпрянули друг от друга отдышаться.

Теперь я вспомнил, что же хотел Свете предложить:

«Дойдем до Мирного, пообедаем в столовой. Можно пробежаться

по магазинам», - надеялся купить девушке какую-нибудь безделушку,

потому что на вещь серьезную денег не было, - «и можно гулять до

ночи!»

«Как скажешь!» - снова потянулась к моим губам, прижалась к

моей груди своей, упругой, горячей, одурманивающей. Возбуждающей.

Почувствовала, что у меня не все в порядке в нижней половине тела,

осторожно отпрянула:

«Прости! Больше не буду!» - улыбаясь, потащила меня за руку по

дороге.

До шахтерского поселка мы дошли пешком. Парочка попутных

машин была, и они возле нас притормаживали. Но мы начинали махать

руками, что бы проезжали не останавливаясь. Нам сейчас не нужны

были ни машины, ни кто-либо другой. Обрадовал Свету, что насчет

пятницы и субботы с главным геологом я договорился, и прыгать с

поезда, как это было вчера, мне не придется. Договорились, что она

сразу напишет письмо на адрес моего общежития, как только приедет в

город, и я на него отвечу, как только вернусь в Москву. Подурачились,

поцеловались много раз – и все, уже Мирный.

В кафешке народа было мало, заняли столик в уголке. Аппетитом

бог меня не обделил, и я пообедал плотненько. Света же поклевала как

птичка, и все, несмотря на мои уговоры не скромничать и не худеть

дальше. Улыбчивая официантка попыталась мне помочь: подошла к

Свете, склонилась над ней и приобняла:

«Девочка милая! Не стесняйся, кушай побольше!» - чмокнула ее

в щечку и повернулась ко мне, - «Какая она у тебя красивая!»

Я, конечно, не улыбнуться не мог, а когда оглядел зал, посмотреть

как посетители отреагировали на этот маленький инцидент, увидел, что

54

многие с улыбкой смотрят на наш столик. Света тоже это заметила, и

смутилась окончательно.

На улице, когда вышли из кафешки, повеселела, заулыбалась, и в

первом магазине с удовольствием разглядывала всякие чисто женские

штучки. Я постоянно спрашивал: «Что тебе нравится?» Хотя уже понял,

что никакого подарка купить не могу, приличные вещи слишком дорого

стоили. Света пожимала плечиками, прекрасно понимая мои

финансовые возможности, и скоро потянула меня на выход:

«Нечего здесь смотреть! Мне сейчас ты нужен, а не эти

финтиклюшки!» - с улыбкой взяла меня под руку, и крепко ее к себе

прижала. Как ценность, с которой не намерена никогда расставаться.

В продуктовом магазине было проще: я выбрал бутылку сухого

вина, Света – кое-что поужинать. И все, с покупками в пакете пошагали

в партию. И снова поцелуи, вроде бы случайные прикосновения. И

разговоры, разговоры на непонятно откуда возникающие и почему то

волнующие нас темы.

В партии на минуту разбежались переодеться – к вечеру уже

набегала прохлада, - и вновь встретившись, пошли по знакомому

маршруту вокруг партии. Никто нам не мешал! Но время летело на

удивление быстро. Так, что нам его постоянно ни на что не хватало.

Потемнело, и я вспомнил о покупках в шахтерском поселке. В

подходящем месте, на обрыве неширокого сухого русла, где можно с

комфортом устроиться, остановились. Курточку свою я снял и

расстелил на сухой траве, усадил на нее Свету, устроился с ней рядом.

«Как хорошо!» - Света подняла вверх голову и с закрытыми

глазами выгнулась назад, опершись на руки, - «Ножкам отдохнуть

давно хочется!»

Ну не кретин ли я? Замучил девушку! Мог бы давно предложить

ей посидеть! Миловаться можно и в таком положении!

«И кушать хочется!» – продолжила для меня с улыбкой.

Неудивительно, в кафешке она не больше воробья поклевала. Не

заставил ждать, и тут же разложил купленные припасы. Вначале

выпили вина (стаканчик прихватить в общаге я не забыл!), дошла

очередь и до булочек и колбасы. Впрочем, я больше смотрел на свою

красавицу, как она на глазах оживала, и допивал вино, что делать она

отказалась.

Перекусили, и нас снова потянуло друг к другу. Может,

подействовало вино, а может пришло время, но Света стала посмелее:

поцелуи подольше, объятия покрепче, глаза заблестели поярче. Не мог

остановить себя, и осторожно под кофточку и сарафанчик запустил

руку. Упругая грудь опалила ладонь теплом, твердый сосочек между

пальцами выглянул из под одежды . Света напряглась всем телом и

смотрела мне в глаза. Нежно и осторожно сжал грудь – Света

напряглась еще больше, на секунду глаза закрыла.

55

«Юрочка, только…», - прошептала еле слышно. Да! Да! Знаю,

что не надо, чего нельзя делать дальше! Но как трудно совладеть с

собой! Осторожно руку убрал.

«Прости! И не бойся». Света опустила голову мне на грудь,

прошептала еще тише:

«Я…тебя….люблю». И я, взрослый мужик, успевший после

школы два года поработать, три отслужить в армии и пять отучиться в

институте, повидавший многих девушек, получивший от некоторых все

возможное и ни одной не объяснившийся в любви, сейчас,

одурманенный исходящими от жаркого тела в моих объятиях

флюидами, так же тихо прошептал Свете на ухо:

«Я тебя тоже». Долго сидели молча.

Время шло. Может быть, из-за прошлой бессонной ночи, больше

суток в прогулках на ногах, постоянного любовного напряжения, сил у

меня и Светы оставалось маловато. Прикорнув у меня на груди,

почувствовал, что любовь моя дышать стала ровнее, тело немного

расслабилось. Замер без малейшего движения – пусть подремлет, это ей

не помешает. Через десять минут зашевелилась, вздохнула глубоко.

«Как с тобой хорошо!» - от меня оторвалась, улыбнулась, - «Пора

домой. Иначе я еще раз засну, и уже до утра».

Возле женской общаги попрощались, поцеловались, и я набрался

наглости еще раз запустить руку под кофточку и сарафан. Минута

божественного, одурманивающего обоих контакта пролетела

19
{"b":"254671","o":1}