ЛитМир - Электронная Библиотека

это такое? Возьмем кислоту. Можно записать H2SO4 – простая

формула, а можно H2O+SO3 – окисная формума. Но это кислота,

соединение простое, элементов всего три. А если элементов двадцать и

формула на пол строки и даже больше? И эту абракадабру нужно знать!

84

Понимать, что в каких условиях образуется и что будет, если эти

условия начнут меняться!

Короче говоря, ребята с лица сошли от зубрежки. Я тоже

поднапряг извилины, и к шести утра был в институте – по просьбе

преподавателя экзамены начались так рано, потому что на каждого

студента, по многолетнему опыту, приходилось по часу на беседу. И

хорошо, если к одиннадцати вечера мучения последнего заканчивались.

Я пошел первым, получил пятак. И весь оставшийся день был

свободен! Отмечать это дело начали с обеда, когда треть группы

отстрелялась, и к вечеру, когда отмучился последний бедолага, все

были так хороши, как редко бывает.

Еще два экзамена были мелочевкой, и говорить не стоит. Их

проскочили, особо не напрягаясь. Теперь все, с учебой закончено,

осталось написать дипломы. Для начала каждый получил по

наставнику (или куратору?) из преподавателей, с которым можно по

диплому консультироваться.

Теперь смеялся тот, кто на практике не пожалел свободного

времени при сборе материалов - переписал и перерисовал из отчетов

все возможное. Я и Лешка это сделали, и теперь поплевывали,

наблюдая как коллеги бегают к преподавателям за консультациями по

вопросам, ответы на которые в свое время поленились примитивно

переписать. Посидеть нам пришлось только за расчетами шахт и

разведочных выработок, потому что делать их нужно было согласно

учебникам, а не исходя из опыта, как делалось в ГРП-21. Но

справились и с этим. Наконец наставники или кураторы готовые

материалы у подопечных просмотрели, посчитали, что дипломы готовы

для защиты перед госкомиссией, и были назначены ее дни – по пять-

шесть человек в каждый.

Десять дней защищались, столько же дней пили – уже инженера-

геологи проставлялись, вызывая зависть у пока что студентов-

дипломников. Потом неделю, когда защитились все, пили просто по

инерции. Пока не началось распределение на работу.

Честно говоря, побаивался. Но для меня и Лешки оно прошло на

отлично. Пять человек были приглашены в деканат, где оказался

главный геолог объединения, которому Лешка в свое время передал

записку, подчеркнув в ней свою фамилию двумя чертами. И этот

главный геолог, вначале отметив, что на преддипломной практике все

мы показали хорошие знания, предложил нам работу. Четверо

согласились, и тут же получили уверение, что места для нас как

геологов уже определены. Все, как мне и обещали в ГРП-21! Сразу

побежал писать письмо Свете.

А через полмесяца, проведав родителей и забрав с собой всю

охотничью амуниция, я и трое моих коллеги стояли на перроне,

готовясь занять купе скорого поезда в теплые края. Одного геолога,

жившего у тетки в Подмосковье, но пять лет числившегося в

85

общежитии в комнате со мной и Лешкой, провожала молодая жена –

тетка своего добилась, передала племянника в надежные руки. Другого

провожала незнакомая мне девушка, злого Лешку не провожал никто, а

меня – Инночка. Побродили с ней по перрону, в основном молча, когда

подали состав, вздохнула, обняла, поцеловала в губы:

«Прощай, Юра! Ты был настоящим другом, а такое не

забывается. Прости, если что не так!»

«Тебе спасибо за все. А прощаться не стоит, лучше сказать –

досвидание! Вдруг бог расщедрится, и еще увидимся! Удачи и счастье

тебе!»

Через неделю, добравшись до ГРП-21 по направлению из южного

города, я и Лешка устраивались в знакомой комнате мужской общаги.

Глава третья.

ПРИЗНАНИЕ.

Часть девятнадцатая.

В партии старые знакомые встретили нас полноправными

коллегами, с которыми теперь рядом жить и вместе работать многие

годы. Но не все: главный геолог ушел в город на повышение, и Николай

Федорович, в свое время оценивший меня как серую посредственность,

уволился «по собственному желанию» на бумаге, в реальности –

попросили уйти, после очередного затяжного излишества в

употреблении спиртного. К сожалению, из знакомых девчат не увидели

никого, а бывшая Лешкина пассия Фаина сделала вид, что нас не знает

и знать не хочет. На что этот бабник с облегчением перекрестился.

Новый главный геолог - Игорь Георгиевич - интеллигент, лет на

пять меня старше. Объяснил, что будем заниматься геологической

съемкой, показал на карте где конкретно, познакомил с начальником

отряда и по совместительству старшим геологом Леонидом

Дмитровичем. И - самое главное – отряд уже строится на берегу озера,

на котором в прошлом году мы с Лешкой успели побывать. Класс!

Через неделю вместе с другими устраивался в полевом лагере.

Ряд фанерных домиков и ряд небольших палаток стояли в ста метрах от

воды на берегу мелкого залива. Песчаный пляж шириной метров

двадцать, на нем редкие пучки камыша. Дальше вдоль воды в обе

стороны камыша прибавлялось, потом появлялся тамариск, и уже

совсем далеко виднелись его сплошные заросли, от берега до

невысоких сопок.

Лешка развил бурную деятельность. На двоих выпросил крайний

в ряду домик, подойти к которому по темному можно с одной стороны

незаметно - этот тип уже планировал водить по ночам девочек. И

86

поставили в нем не раскладушки, а кровати с матрасами, простынями и

одеялами. Полный комфорт!

Компашка подобралась отличная: начальник отряда, три геолога

– я, Лешка, Слава; геофизик Виталий, пять молодых женщин техников

геологов и геофизиков. Через пару дней по вечерам начали собираться в

одном из домиков, пили винишко, если оно было, травили анекдоты

самого разного содержания, иногда дело доходило до «бутылочки» –

всегда по инициативе женщин. Несколько девчонок радиометристок из

бывших десятиклассниц компанию нашу с удовольствием бы

пополнили, но… Леонид Дмитрович мужиков предупредил: ни-ни, и

что б даже разговора на эту тему не было. Хотите с кем погулять –

пожалуйста, только со своей дамой персонально и от отряда подальше.

. Все, включая женщин, ударились в рыбалку. Ловился озерный

окунь, клевал беспрерывно, и главнм было найти стайку с

экземплярами покрупней. Между домиками и палатками натянули

лески, на них нанизывали рыбешек сушить после засолки, и постоянно

жевали готовый продукт, со вздохами сожаления, что нет под него

пивка, желательно холодненького - до Мирного, где им можно было

затариться, восемьдесят километров, много не наездишься. Но в

пятидесяти строился аналогичный ему поселок – Пионерный - и в

одно из воскресений для желающих туда организовали экскурсию. Век

живи – век учись! Пивбар уже функционировал, в магазинах спиртное

не переводилось, полки ломились от продуктов. Наша жизнь стала

намного приятней. Хотя и до этого никто на нее не жаловался: в

столовой кормят отлично, водичка покупаться рядом, песочек на пляже

– такого еще и поискать. Курорт, та и только! И девушек молодых

навалом, Лешка их кадрил, как на курорте и положено, я же на всякий

случай держался от соблазнительниц подальше. А как по другому? В

отряде все они разгуливали в каких-то лоскутках, назвать которые

купальниками сложно, в крайнем случае, в столовую что-то на себя

набрасывали. Ребята от одного вида обнаженных проказниц балдели, а

я отводил глаза, и с нетерпением ждал распределения Светы – учеба у

нее заканчивалась.

Начальник отряда, Леонид Дмитрович, он же старший геолог,

30
{"b":"254671","o":1}