ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Теория игр в комиксах
Время. Большая книга тайм-менеджмента
Дунайские волны
Воздушный стрелок. Запечатанный
Печенье на солоде
Путь Самки
Мама для наследника
Калибр имеет значение?
Ночное кино
A
A

- Я думал, ты сама начальство.

Не слушая, она отправилась на кухню гртовить обед, через час ей на дежурство, опаздывать рискованно, можно потерять работу. По строгому и деловому ее разговору по смартфону я понял, докладывает начальству о звонке главы транскорпорации, потом где она и по какому делу.

После доклада начальству позвонила еще раз, на этот раз почти щебетала, ага, это мужу, но щебетала как-то по-деловому тоже, впрочем, брачные узы давно уже не узы, а современный брак совсем не то, что даже у наших родителей, живущих по древним канонам прошлого десятилетия.

Пока мы кушали, ответила еще на пару звонков, но похвалила мой кухонный комбайн, в котором все рецепты мира, но я заметил холодок в ее голосе, да и сам понимаю, что если мужчина хорошо разбирается в еде, то это уже не мужчина, это втолковывал ей вчера зря, сама знает.

На выходе из дома чмокнула меня в щеку, но ловко вывернулась из моих рук.

- Нет-нет!… Я на дежурство. Не отключай запись и следи, чтобы кто-то не отключил. Мы разберемся, что за мадридские тайны вокруг твоего парижского двора.

- Скорее бы, - ответил я.

- Разберемся, - повторила она. - Звони, если что.

- У меня уже сейчас если что, - сообщил я.

Она поморщилась.

- В следующий раз, если понадобится, могут прислать Синенко. Но, думаю, за тобой установят удаленное наблюдение.

Я смотрел, как она села в полицейское авто, а оно сразу ринулось в сторону ворот. Те поспешно отскочили в сторону, а закрывались потом медленно, держась за сердце и отходя от шока.

Глава 2

Все-таки этот гребаный аватар засел в моей голове накрепко. Полез в Инет, шарить долго не пришлось, корпораций на свете много, поиск выстроил по ранжиру, несколько сотен страниц, можно смотреть по капитализации, по размеру территории, количеству работников, патентов и прочего-прочего, так что я быстро скис, а интуиция, которой начал было доверять в том мире, где я благородный глерд, здесь что-то помалкивает.

Работу надо принять не только потому, что сама по себе уже дает высокий статус в обществе, а потому что это мой мир, куда сбегу после того, как помогу Рундельштотту вернуться в свою башню. Хотя само слово «принять» не совсем. Гораздо точнее звучит «надо хватать, пока дают».

Юлий Цезарь откровенно троллил, когда сказал, что лучше в деревне будет первым, чем вторым в Риме. Совсем безголовые верят и повторяют, но козе понятно, что город - это город. Там даже последние живут лучше, чем первые в деревне.

Понятно же, лучше быть даже презираемым безработным чмо и валяться на диване перед жвачником, чем важно феодалить в Средневековье.

Потому нужно выстраивать стратегию жизни здесь. И начинать прямо сейчас.

Я коснулся кончиком пальца аватарки, что осталась в памяти компьютера, и замер. Соединилось не сразу, чувствую, как целую секунду шла бешеная проверка, от кого и зачем, и если бы кто-то посторонний попытался выйти на связь, та же Мариэтта, то этот номер просто оказался бы пустышкой…

Экран засветился, но никакого изображения, прежний голос произнес ровно:

- А, господин Юджин… минутку, я сейчас освобожусь, и мы переговорим…

Я умолк и ждал, быстро-быстро стараясь найти то, что нужно сказать, но в голову почти ничего не идет, да и что может прийти, если все концы у этого транскорпорала…

Через пару минут на экране появился крупный человек, лицо прежнее или почти прежнее, глаза внимательные, взгляд сосредоточенный и добрый, как у Ленина с бритвой.

Я не стал спрашивать, его ли это лицо, сейчас приличные люди ставят аватары всюду, это якобы приучает к толерантности. Голос тоже идет через аппаратуру, она обогащает различными фриволетами.

Ни один уважающий себя бизнесмен не говорит своим истинным голосом, но кому это важно? Врать так же легко и своим натуральным.

Он уселся поудобнее, опустил локти на стол и даже чуточку наклонился вперед, как бы рассматривая меня внимательнее, хотя для этого проще приблизить изображение.

- Понимаю, - сказал он доброжелательно, - про нас всегда ходили и все еще ходят страшилки. Еще при монолитной власти правительств, хотя мы и пытались пиар-кампаниями что-то переломить в свою пользу. Но все равно простой народ верит, что транснациональные корпорации творят в своих недрах что-то просто ужасное и пытаются захватить власть над миром.

Я сказал вежливо:

- Но сейчас власть и так у вас.

Он усмехнулся:

- В какой-то мере верно. Но разве что-то изменилось? Раньше в мире было сто правительств, теперь сто корпораций… И между ними такая же борьба за лидерство. Но есть разница…

- Какая?

- Как вы понимаете, - сказал он мягко, - для того чтобы сделать мир безопаснее и предотвратить войны, роль государств постепенно и планомерно уменьшалась. Сокращались армии, останавливалось производство новых видов вооружений… Хорошо это?

- Хорошо, - ответил я с настороженностью. - Еще бы!

- Хорошо, - согласился он, - даже замечательно. Но чем больше падает роль государства, тем больше власти у частных фирм, корпораций, тем крупнее и лучше оснащены частные армии.

Я кивнул.

- Догадываюсь.

Он сказал невесело:

- Усиление мощи несет и ответственность и… опасность. Раньше враждовали страны и народы, но сейчас от Лиссабона до Владивостока фактически одно государство, что уже не государство, зато мощь прежних перешла к усилившимся корпорациям. Думаете, мы от этого в восторге? Но это данность.

Я пробормотал:

- Должны быть в восторге.

- Почему?

- Вы, как и пираты в те времена, не стеснены законами, правилами, параграфами. Или как ЧВК ныне. Зато намного выше мобильность, цена-качество… И, возможно, так быстрее наступит долгожданная сингулярность.

Он усмехнулся:

- Мы тоже так частенько думаем. Но иногда, вы даже не представляете, охватывает настоящий страх… Не верите? Зря… Раньше свою дурость можно было свалить на правительство, а сейчас, увы, наши не только пряники, но и шишки. Потому так отчаянно стараемся упрочить свое положение, следим за конкурентами, стараемся сделать мир как можно более безопасным… Вы следите за моей мыслью?

Я сказал совершенно искренне:

- Если вы представляете интересы корпорации, то вам ничего не стоит похитить меня, пытать, разрезать на куски и скормить своим собакам или что там у вас… но вы не узнаете больше, чем я сказал. Потому что больше я и сам не знаю.

Он чарующе улыбнулся.

- Похоже, вы в плену странных слухов. На самом деле у нас работают на благо человечества настоящие ученые, преданные своему делу. Подчеркиваю, на благо человечества!… Я не уверен, что такие же благие побуждения у тех, кто работает на правительство… Знаете ли, у меня есть интересное предложение.

Я ответил настороженно:

- Слушаю вас.

- Просто приезжайте к нам, - сказал он спокойно. - Сообщите в полицию или куда там еще, что едете к нам… это для страховки, и приезжайте.

- Зачем?

- Во-первых, - сказал он, - увидите, что у нас все открыто. Увидите, что у нас люди увлеченные, интересные и… жаждущие осчастливить мир.

Я пробормотал:

- Это я еще могу понять. Но… вам-то зачем со мной возиться?

Он кивнул.

- Хороший вопрос. Похоже, вы очень удачливый человек. Сперва у нас решили, что вы из элиты спецназа, но ваша биография прослежена от момента зачатия и до нынешней секунды. Никаких пробелов нет… Значит, вам просто очень везло. А везение, как гласит теория Вилминд-Фауста, физическая величина. И это находит подтверждение: вам и алмаз в руки, и вы каким-то чудом сумели пройти через весь особняк магната Сиделов- ского, перебив всех его обитателей… К сожалению, он всегда отключает наблюдение, потому просмотреть, что же там случилось, нельзя… Да-да, я знаю вашу версию! Пусть по-вашему: они сами друг друга перебили. Это не важно. Главное, вы опять же вышли сухим из воды. Принуждать ни к чему вас не будем, это и понятно. Любое принуждение обернется против нас… Ну как?

27
{"b":"254678","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Тостуемый пьет до дна
Вавилонский район безразмерного города
Рискуя собственной шкурой. Скрытая асимметрия повседневной жизни
Клуб «5 часов утра». Секрет личной эффективности от монаха, который продал свой «феррари»
Пациент особой клиники
Пойманная
Пусть об этом знают все
Шедевры еврейской мудрости
1917: Да здравствует император!