ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Английский для дебилов
Психология для детей: сказки кота Киселя
Комиссар Гордон. Дело для Жаби
Ничья
Небо, под которым тебя нет
FreshLife28. Как начать новую жизнь в понедельник и не бросить во вторник
Легкий способ бросить курить
Падение в небо
Спаси себя
A
A

Часть третья

Глава 1

Фицрой красиво разложил на чистой тряпице мясо, сыр и хлеб, придвинул ко мне ближе бурдюк с вином. В молчании ужинали, а в это время из-за леса поднялась в страшном фиолетовом небе огромная багровая луна, пугающе заняла треть неба, медленно и тяжело двинулась к зениту, а когда почти добралась, вдогонку выскочила еще одна, маленькая и сверкающе зеленая, похожая на драгоценный камень.

От нас пошли по две тени, обе зловеще-недобрые, пусть едва заметные, призрачные, но все же… все же не настолько пугающие, как в те первые дни, когда я был в каменоломне.

- У тебя что-то с луной? - спросил Фицрой. - Ладно, не говори, если не хочешь. Просто у многих чародеев с лунами тесные связи.

- Я не чародей, - возразил я тускло.

- Но ты чародеешь?

- Помаленьку, - согласился я. - Так, по необходимости.

Он хмыкнул:

- Ну да, конечно…

- Да ладно, - ответил я. - Я не чародей, сам видишь. По крайней мере по натуре. Но когда что-то получается, я что, совсем дурак?… Ты давай ешь, сейчас пойдем копать.

- Еще и копать?

- Это моя новая придумка, - сказал я гордо. - Я не трус, просто я демократ, потому осторожный и боязливый. Трусливый даже, но это показатель высокого развития и недюжинного ума. История показывает, что прогресс двигает человека отважного к человеку трусливому. И чем цивилизация выше, чем человек трусливее. На высоком уровне своей тени будет страшиться до свинячьего писка!

Он посмотрел на меня исподлобья.

- Что-то твои шуточки какие-то хреновые.

- Зато, - сказал я гордо, - мой недюжинный ум подсказывает, где тебе копать и как копать. Дабы!

Он вздохнул, но смолчал, только пробку выдернул из бурдюка несколько резче, чем обычно, и пил тоже дольше, не отрываясь.

Небо бездонное, страшноватое, но уже привычное, человек ко всему привыкает и приспосабливается, иначе бы мы не стали царями природы. Первая луна осталась на месте, так это выглядит в сравнении со второй, что пошла по небу не просто быстро, а помчалась, словно за нею гонится злой волк с широко распахнутой пастью.

Я поднялся, сунул Фицрою саперную лопатку с короткой ручкой.

- Твой боевой инструмент.

Он спросил опасливо:

- Да колдовства?

- Именно, - заверил я. - Правда, оборонительного. Мы, как гуманисты, никогда не нападаем, а только защищаемся. За исключением случаев, когда напасть нужно или почему-то хочется.

В том месте, где мост заканчивается и начинается дорога, я провел поперечную черту.

- Вот здесь и копай. На глубину… в две ладони.

- Хорошо, - ответил он в недоумении, - но что-то не слишком глубоко для ямы-ловушки. Таких мелких людей не бывает.

- Копай, - повторил я. - Увидишь потом, все станет ясно. А объяснять долго.

- Ладно, - пробормотал он, - как же люблю эти колдовские штучки… Все у вас так таинственно, поубивал бы…

Понаблюдав, как у него идет дело, я как можно более скрытно пробрался на мост, используя время, когда тучи закрывают первую луну, а вторая уже убежала, заложил фугасные гранаты, так же тихо выбрался обратно.

Фицрой за это время прорыл указанные три полоски на расстоянии десяти шагов одна от другой, я поставил на равное расстояние оборонительные гранаты, у них разлет осколков вдесятеро больше, как и сама мощность взрыва, сам тщательно засыпал землей и заровнял, чуть ли метелочкой не поработал.

- Ну вот, готово, - сказал я.

- А на мосту?

- Я уже прицепил, - ответил я.

- Все заклятия?

- Да, - ответил я. - Вижу, ты тут уработался с этими ловушками для муравьев. А теперь поспим малость, я едва дышу…

Он охнул:

- Ты что? А если сейчас привезут Рундельштотта?

Я покачал головой.

- Они уже близко. И в безопасности. Какой им смысл ехать ночью? С ними наверняка большой отряд охраны из встречающих. Прибудут утром, увидишь.

Он пробормотал:

- Думаешь, мне поспать не хочется? Но если вдруг…

- Полоса поднимет тревогу, - сказал я.

- Громко? А то я сплю крепко.

- Услышим, - заверил я.

- Глаз не сомкну, - буркнул он.

Мы вернулись к стреноженным коням, он проверил путы на их ногах, лег под дерево и сразу же начал тихонько похрапывать. Я лег рядом, но сон не идет, странное раздражение еще не грызет, но уже покусывает внутренности, словно я интеллигент какой хренов и мучаюсь проблемой: тварь я дрожащая или право имею?

На самом деле, конечно же, я право имею и даже имею право, но, с другой стороны, если я на все имею, то как-то вот лежать не совсем, а если не лежать, то это действовать, к чему я не привык, не приучен, а все как раз напротив, вся цивилизация отучала меня что-то делать по своей воле.

И вот сейчас я лежу под деревом, вроде бы по своей воле, но не уверен, что по своей. Хотя да, законы мною теперь не рулят, а если что-то и оказывает влияние, то это принципы, взгляды… еще что-то такое, чего не возьмется объяснить ни один адвокат.

Я не возьмусь тем более, а надо бы, потому что человеком всегда что-то да движет. Когда движет желание поесть, попить и подефекалить, то это не человека движет, а питекантропа во мне, как и желание копуляции, но я же не только питекантроп, хотя, если честно, все мы питекантропы, но иногда же я и человек?

Небо начало светлеть, из-за края темной земли приподнялось чудовищно огромное светило, заливая мир косым светом, а Фицрой беспокойно задвигался, вздрогнул, широко раскрыл заспанные глаза.

- Едут, - сказал он до жути серьезным голосом. - Уже близко.

- Спи, - ответил я. - Все тихо, тебе приснилось.

- Уже близко, - ответил он и приподнялся на локте. - С той стороны… Нет, вон оттуда!

Меня как раз начало охватывать предсонное тепло, заворчал, но преодолел желание лежать и расслабиться, здесь мне не там, здесь реальная жизнь, а там имитация.

- Тогда давай к ним поближе, - сказал я

- И подальше от города, - добавил он.

Я поднялся, буркнул:

- Стратег… Хотя вообще-то тактик, но быть тактиком даже важнее. Тактику видишь сразу, а стратегию… мы все на диване лучшие в мире стратеги. И не придерешься!

Он молча освободил коней от пут, оба поднялись в седла и двинулись в сторону дороги, что идет к мосту с левой стороны. Я хотел было спросить, а точно ему ничего не померещилось спросонья, как сердце трусливо дрогнуло.

Из-за выступа пока еще темного леса начали выезжать всадники на добротных конях, все в доспехах, кони покрыты кожаной броней, защищающей от стрел.

Фицрой тут же заставил коня попятиться, с хрустом вломились в заросли густых кустов. Я на всякий случай углубился так, что едва видел сквозь листву выдвигающийся отряд.

- Многовато, - обронил Фицрой. - Точно эти ждали на полдороге.

- Считаешь, - поинтересовался я, - надо было раньше перехватывать?

- Да, - ответил он. - Жаль, твое колдовство не указало, какой дорогой повезут.

Всадники все выезжали и выезжали на дорогу, уже не меньше трех десятков, и все продолжают и продолжают появляться, и конца не видно.

Я уже соскочил на землю и, распаковав мешок, быстро-быстро установил в кустах винтовку.

Фицрой пробормотал:

- Что-то повозки не видно… Неужели старика повезли в седле?

- А если на драконе? - спросил я.

Он взглянул как на сумасшедшего.

- Дракон сожрет чужака.

- Тогда хорошо, - ответил я. - Не в том смысле, что сожрет, чужаков можно, особенно чужих чужаков, но Рундельштотта точно не повезут на жрущем людей драконе…

- Ценность, - согласился он. - Заметил, в жертву драконам всегда приносят женщин?

- Особенно девственниц, - согласился я. - Правильно, кому они нужны?… А вот мужчин ни разу. А то еще дракон подавится, нехорошо. Животных надо беречь.

Он сказал быстро:

- Смотри-смотри!… Пешие…

Из-за деревьев выходили один за другим ратники в кожаных доспехах, со щитами за спинами и короткими мечами у пояса. Я насчитал пятьдесят человек, Фицрой буркнул:

49
{"b":"254678","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца
Самый главный приз
Испанский вариант (сборник)
Сияние Черной звезды
Кукушата Мидвича. Чокки. Рассказы
Наяль Давье. Ученик древнего стража
Тайна двух чемоданов
Сильнобеременная. Комиксы о плюсах и минусах беременности (и о том, что между ними)
Жареные зеленые помидоры в кафе «Полустанок»
След предателя