ЛитМир - Электронная Библиотека

Спрыгнув с крыши, я вернулся в дом, и вывел на видеопанель вычислителя записи системы наблюдения.

— Кирилл… — Чёрт, совсем забыл про Бестужева, так и болтающегося на линии.

— Да, Валентин Эдуардович. — Кивнул я, подвесив экран браслета чуть сбоку от видеопанели вычислителя. — Браслет её, я нашёл на крыше моего дома. Браслет пустой, Если в нём и были записи, восстановить их не получиться. Оба накопителя всмятку.

— Сигнал о выключении поступил сразу после её звонка из машины. — Ровным, глухим тоном ответил Бестужев и, на миг замолчав, договорил. — Соответственно, никаких записей о том, что было после, на вычислители системы безопасности не приходило. Если не считать данных маячка, разумеется.

— Одну минуту, Валентин Эдуардович, я гляну, что есть на моём вычислителе. — Боярин кивнул и замер в ожидании. А я запустил ускоренную прокрутку записей домашних фиксаторов. Есть… Вот, по просеке проехала машина. Количество людей… Чёртовы фиксаторы. Будь у меня нормальная камера, было бы проще. А так… только силуэты, почти непросматривающиеся. Надо будет заняться модернизацией фиксаторов… или попытаться купить что-нибудь из арсенала средств таможенного досмотра… просека, не трасса, скорость движения куда меньше, так что и проблем с обработкой возмущений будет меньше. Займусь на досуге. Ага. А ничего так, способности у этого кадра… или рогатка оказалась под рукой. Потому как, я бы даже под ускорением не рискнул без подготовки забросить довольно лёгкий браслет из окна едущей машины, через двухметровый забор на крышу стоящего в глубине двора дома… Хм. Время? Восемнадцать двадцать, то есть, меня дома ещё не было… Ну да, я бы непременно заметил, что кто-то едет.

Побарабанив пальцами по столешнице, я откинулся на спинку кресла, но подумать над сложившейся ситуацией мне не дал Бестужев, про которого я забыл уже во второй раз.

— Кирилл…

— Да.

— Есть идеи? — В голосе боярина проскользнуло нетерпение. — Или я поднимаю гвардию и объявляю открытый поиск.

— Открытый поиск? — Не понял я.

— Хм. Ну да… ты же из владетельных, а у них такой традиции нет. Да и мы, служилые, стараемся о ней не распространяться. — Вздохнув, вспомнил он. — Объявление поиска означает, что все бояре — личные вассалы государя займутся этим вопросом. Никому не хочется, чтобы его дети стали способом давления… знаешь ли. Но, в отличие от тех же владетельных бояр, с их огромной финансовой и боевой мощью, мы можем защищаться лишь своей сплоченностью и… влиянием в государственных структурах. Поиск, метод довольно действенный… хотя и хлопотный.

— А личные трения? — Поинтересовался я. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь из противников Бестужевых воспользовался ситуацией и начал ставить палки в колёса.

— По боку. — Мотнул головой Бестужев. — Шантаж детьми… это, знаешь ли, не та вещь, которая может помочь в подковёрных играх. Таких любителей половить рыбку в мутной воде, свои же собратья служилые и задушат… собственно, бывало и душили. Больше, дураков нет.

— Понял… Я прошу четверть часа. — Подумав, медленно проговорил я. Есть, есть у меня одна идейка…

— Хорошо. Буду ждать твоего звонка. — Кивнул Бестужев.

— Только, пожалуйста, до моего звонка никакой суеты, пожалуйста, Валентин Эдуардович. — Попросил я. — Очень прошу. До звонка, всё должно быть как обычно.

— Только не наделай глупостей, Кирилл. — Помедлив, вздохнул боярин и отключился.

Вот так, так… Второй, «левый» браслет мигнул и, отрапортовав о наборе номера, с готовностью развернул экран.

— Мария Анатольевна, добрый вечер. — Улыбнулся я. — Замечательно выглядите.

— О! Гений-отравитель! Привет, привет! Ты в курсе, что ни одна из девушек нашей школы так и не рискнула попробовать твои блюда на демонстрации? — Улыбнулась Маша.

— Хм, зато парням больше досталось. — Ухмыльнулся я в ответ, но едва одноклассница собралась продолжить пикировку, покачал головой. — Маша, извини, я по делу. Можешь связать меня с отцом?

Умница, настоящая умница… почти как Ольга. Ни словом не выдала своего любопытства. Кивнула и, через пару минут, с экрана на меня уже смотрело усталое лицо главы Пятого Стола Преображенского Приказа.

— Добрый вечер, Кирилл. — Кивнул он. — Что-то случилось?

— Да. И хочу предупредить, разговор конфиденциальный. — Проговорил я. С «той» стороны донёсся приглушенный фырк. Мария Анатольевна изволили выразить свое «фэ», но удалились под строгим взглядом отца. Стена комнаты за его спиной словно подернулась рябью. Ага, защита установлена…

— Готово. Слушаю тебя, Кирилл.

— Замечательно. — Я растянул губы в улыбке… Судя по взгляду собеседника, получилось не очень. — Скажите, Анатолий Семёнович, вы действительно намерены вести со мной дела?

— Конечно! Что за вопросы, Кирилл? Мы же говорили об этом… — Изумился Вербицкий. Ну-ну…

— Вот как? Тогда, будьте любезны объясните мне, как это желание соотносится с вашими действиями. Сначала, вы передаёте мне данные на «Северную Звезду», с явным намёком, что неплохо бы, дескать, наведаться к ним в гости. Именно такой вывод я сделал из вашего письма и слов Ив… вашего представителя по поводу «развязанных рук». Или, вы можете как-то иначе объяснить присланные документы «заштатного сотрудника» и выдержку из законодательства о процедуре гражданского ареста? Решили сделать из меня наживку?

— Кхм… Я же настаивал в письме, чтобы ты сообщил боярину Бестужеву об… этом.

— Было такое. — Кивнул я. — Вот только, написана эта просьба так, что любой пятнадцатилетний мальчишка и не подумал бы делиться такой информацией с кем бы то ни было. Или вы хотите меня убедить в своей некомпетентности, уверяя, что ничего подобного не задумывали?

— Кирилл-Кирилл-Кирилл… Ты не прав. Сам знаешь, при тебе всегда есть команда поддержки. Они бы просто не дали тебе… защитили бы тебя от любой опасности.

— Вот так. Значит, всё-таки, наживка… Удобно и логично. Зацепить этих «северных», я так полагаю, не за что. Но если к ним в пасть сам полезет некий мальчишка, на которого у них явный заказ, можно будет разом взять их «на горячем»… Всё бы хорошо, Анатолий Семёнович. И я бы, может быть, повторяю, только может быть, даже согласился с вашей затеей, если бы вы соизволили объяснить мне это заранее. Господин Вербицкий, я НЕ ЛЮБЛЮ, когда мною пытаются играть втёмную.

Мой собеседник тяжело вздохнул… помолчал, развернул экран на полную и, поднявшись из-за стола, склонил голову, стоя при этом навытяжку.

— Я приношу свои извинения, господин Николаев. Чем род Вербицких может загладить свою вину?

— Мы союзники, Анатолий Семёнович… — Протянул я. — Надеюсь, больше таких разногласий между нами не возникнет. Что же до вины… мне нужна информация об этом эфирном слепке автомобиля сейчас, и всё, что есть на «Звезду»… до полуночи.

— Хм… — Вербицкий вернулся за стол и, кивнув, активировал экран вычислителя… А через минуту, удивлённо присвистнул. — Знаешь, Кирилл, а ведь это и есть их автомобиль… у тебя очень хорошие фиксаторы дома. Кто бы мог подумать? ЧАСТЬ VI. СМЕШАЛИСЬ В КУЧУ КОНИ, ЛЮДИ…

Глава 1. Два сапога… страшная сила

Ничуть не сомневаюсь, что Вербицкий был очень удивлён моими вопросами, если учесть, что за несколько минут до этого, ему пришлось извиняться за попытку подставить меня под разборки с «Северной Звездой». Рассказывать возможному союзнику об исчезновении Ольги и своих, теперь уже подтвердившихся подозрениях о причастности к этому происшествию столь долго мотавших мне нервы наёмников, я не стал. Почему? А потому, что он, всё равно, ничего не сможет с этим поделать. Иные неписаные традиции куда сильнее, чем тонны толстенных томов закона, а уж когда они подтверждены тонкими листиками внутренних инструкций… В общем, государевы люди старательно и показательно не вмешиваются в разборки меж именитыми, без их личной просьбы. А Бестужев-старший, хоть и входит в число служилых бояр, но при этом не перестаёт быть владетелем… и просить помощи у государства, поступаясь традициями и древними привилегиями, не станет. Общество не поймёт… а дипломат отвергнутый светом, это… В общем, пока не исчерпает собственные возможности, на поклон государю, Бестужев не пойдёт. Впрочем, возможно, после нашего разговора с Валентином Эдуардовичем, ситуация несколько изменится, посмотрим. Хотя, мне бы не хотелось привлекать Пятый стол к этому делу, даже в личном порядке. Чёрт, да в этих традициях непотизма, хрен разберёшься! Что позволено, что не дозволено, что прилично, а что… Ну его! Пусть, Бестужев сам разбирается с кем договариваться… он дипломат, ему и карты в руки. А я… я займусь тем, что умею лучше всего.

131
{"b":"254680","o":1}