ЛитМир - Электронная Библиотека

— Нам надо домой. Срочно. — Очевидно, что-то поняв по моим шалым глазам, ярый молча кивнул и уже через минуту, мы с Ольгой сидели на заднем сидении очередного вездехода, с рёвом несущегося по ночному шоссе в сторону боярского городка. Точнее, я сидел на сиденье, а Оля, обхватив меня руками и ногами ни в какую не желала разжимать объятий. Так что, даже на Красное крыльцо бестужевского дома, мне пришлось подниматься, с нею на руках. Впрочем, я не в претензии, а Оле, кажется, действительно становилось полегче, когда она чувствовала, что я рядом… очень рядом, если можно так выразиться. Чем ближе, тем лучше.

В результате, показавшись пред ясны очи боярина и его наследника и переждав, пока Валентин Эдуардович свяжется с доктором, который подтвердил мой короткий доклад о состоянии Оли, мы отправились прямиком в спальню. Нет-нет, никаких постельных игр. Просто, Ольге требовался отдых, сон… и моё присутствие под боком. Что ж, не имею ничего против…

Утро началось с того, что я почувствовал прикосновение к губам… но отвечать на поцелуй… впрочем, а стихийные техники на что?! Уж на такой-то фокус моих сил точно хватит! Оторвавшись друг от друга, мы перевели дыхание и Ольга, устроившись у меня на груди, испустила долгий облегчённый вздох.

— Если бы ты знал, как я боялась, что это только сон… — Пробормотала моя наречённая. Уже примерно понимая, о чём идёт речь, я всё-таки уточнил.

— Галлюцинации? — В ответ, Ольга кивнула.

— Они пичкали меня какой-то дрянью… но, она подействовала явно не так, как ожидалось. Меня скрутило судорогой, а потом… потом начался бред. Мне казалось, что ко мне подходишь ты, наклоняешься… а потом в нос шибал такой запах, что меня чуть не наизнанку выворачивало. Это был ужас какой-то… — Тихо проговорила Оля. — И ведь я понимала, что на самом деле, тебя рядом нет, что меня похитили какие-то уроды… Знаешь, больше всего я боялась, что меня… но они ничего не стали делать… хоть и облапали всю…

— Тебе ввели препарат… наркотик, скажем так, возбуждающего свойства, но… он почему-то не сработал.

— Препарат, да? Чтоб сама кидалась… А потом всплыла бы где-нибудь пикантная запись. Ур-роды. — Успокоившаяся было Ольга передёрнулась а потом обхватила меня руками и ногами, совсем как вчера, спрятала лицо за завесой растрепанных волос и… её обнажённые плечи дрогнули.

— Эй-эй, Оленька, солнце! Ты что?! — Я забеспокоился, почуяв накатывающие от наречённой чувства. Неужели истерика?

— Ох, Кир… Когда окажусь «там», я от всей души поблагодарю наших мам. — Не по… Ну, мамы… ну… спасибо. Глава 4. Доверяй, но проверяй… проверяй и проверяй

Догадаться, кому именно предполагалось подсунуть эту запись было несложно, даже без откровений командира наёмников. И это не добавляло мне благодушия, геометрически увеличивая счёт, который я уже почти готов был предъявить к оплате виновнику всех недавних событий, заставивших меня крутиться, как уж на сковородке.

Но… полагаться на один источник информации, каким бы достоверным он ни был, когда есть возможность получить сведения из двух и более, глупо. Жаль, что воплотить сию мудрую мысль в действие сразу, мне не удалось. Оля, похоже, взяла пример с Милы, и теперь старалась не оставлять меня одного ни на секунду. Ходила хвостиком по бестужевскому дому… и чёрт возьми, я ничем не мог возразить. Да и не хотел, честно говоря. В общем, доктор сделал мне ещё одну справку и следующие три дня я провел в компании наречённой, быстро приходящей в себя от этого «приключения», и старательно это скрывающей от окружающих. Ну, как маленькая, честное слово…

А Михаила, кстати, того самого крестника Аристарха, отыскали там, где и предсказывал майор «Северной Звезды»… в борделе. И, в отличие от Ольги, схлопотавшему дозу «лекарства» и не имеющего нашего «иммунитета», бедняге пришлось и в самом деле надолго зависнуть в медблоке бестужевского имения… реабилитация, штука тяжелая.

И дело тут не в его физическом состоянии, хотя оно и оставляло желать лучшего после двухдневного секс-марафона, нет. Проблема была у Миши с головой… парень пребывал в розовых облаках и каждый его… м-м-м… «заход», словно забрасывал несчастного ещё выше на волнах эйфории… иными словами, оргазм действовал на него, как наркотический приход и, в отличие от обычных наркотиков, с каждым разом эффект только возрастал, так что, в последние несколько часов проведённые им в борделе, парень был уже в абсолютном неадеквате. Настолько, что даже привыкшая ко всякому владелица этого заведения уже начала подумывать о том, чтобы сбагрить неугомонного и практически невменяемого клиента, затрахавшего весь бордель, в прямом смысле этого слова, то ли врачам, то ли полиции, и останавливала её только жадность, поскольку деньги за «развлечения» списывались с болтавшегося на руке клиента браслета, каждый «отработанный» час…

Впрочем, бестужевский доктор говорит, что его вовремя доставили, и вернуть Михаила к нормальному состоянию будет несложно. Хотя недели две-три на это уйдёт, точно.

Услышав эти новости, Аристарх сначала нажрался, потом посетовал, что не ему так повезло… поперхнулся под злым взглядом сюзерена и, наконец, пообещав, что набьет крестнику морду, когда тот вернётся из «рая» на грешную землю, попытался вырубиться прямо в кабинете Бестужева.

— А морду-то за что? — Растеряно глядя на сладко похрапывающего в кресле, наклюкавшегося ярого, вопросил пустоту мой будущий тесть.

— Может, за ненадлежащее исполнение обязанностей? Или… — Пожав плечами, предположил я, но договорить мне не удалось.

— Из зависти. — Неожиданно отчётливо произнёс Аристарх, приоткрыв один глаз, и снова захрапел, как ни в чём ни бывало. И наш с Бестужевым хохот ему совершенно не мешал.

А вот Вербицкий, приславший приглашение на беседу, не смеялся. Ольга, наконец, пришла в себя окончательно, так что в гости к Пятому Столу я отправился в сугубом одиночестве. Встретивший меня у входа в невзрачное здание довоенной постройки в одном из арбатских переулков, такой же невзрачный человечек в мышино-сером костюме, стал для меня гидом… очень молчаливым, надо заметить. Проводив меня до одного из кабинетов на втором этаже здания, «гид» исчез так же тихо и незаметно, как и появился рядом, когда я перешагнул порог штаб-квартиры Пятого Стола Преображенского Приказа.

— Здравствуйте, Кирилл Николаевич. — Оторвавшись от набора какого-то текста на вычислителе, проговорил Вербицкий и кивнул мне на довольно удобное с виду кресло поставленное с торца от его двухтумбового стола.

— Добрый день, Анатолий Семёнович. — Воспользовавшись разрешением, я приземлился на подпружиненное сиденье, и закрутил головой. — Хм… не похоже это на знаменитые преображенские застенки. Дубовые панели на стенах вместо бетонной «шубы», люстра вместо забранного в решётку плафона… Даже стул, и тот совсем не жёсткий. Не отказался бы от такого кресла дома, кстати…

— Я дам вам адрес моего поставщика. — Скривил губы в холодной улыбке Вербицкий. — Но… позже. А пока, Кирилл Николаевич, прошу вас ознакомиться вот с этим документом…

Передо мной оказался лист, украшенный печатью в виде золотой короны на алом щите. Пробежав взглядом по ровным, написанным от руки строчкам, я поднял взгляд на полковника и покачал головой.

— До недавнего времени, я бы, наверное, ни словом не возразил против этих условий, но сейчас… извините, Анатолий Семёнович, мой ответ: «нет».

— А если вы получите обещание, что ваш… хм-м… недруг понесёт наказание п о з а к о н у? — Чуть помедлив, проговорил Вербицкий.

— При оказии и в том случае, если это не будет противоречить текущим интересам государства? — Усмехнулся я… и, заметив, как скривился мой собеседник, покачал головой. — Нет, Анатолий Семёнович. Увы… такой вариант меня не устраивает.

— Тогда… — Начал было Вербицкий, но я его перебил.

— Извините, могу обещать только одно. Пока он не пытается добраться до меня или моих близких и учеников, я не буду предпринимать никаких шагов. Точка.

135
{"b":"254680","o":1}