ЛитМир - Электронная Библиотека

Просыпаюсь от писка браслета на руке. Вокруг, темно, хоть глаз выколи… и тесно. Похоже, я в каком-то ящике, но… Благодарю провидение за то, что подавители не глушат Эфир, и пытаюсь ощупать пространство за пределами коробки. Тщетно. Кажется, меня закопали…

— Очнулся, уродец? — Голос Громовой доносится из самостоятельно активировавшегося браслета. Понятно, кто-то в нем поковырялся.

— И? — А в горле, словно наждачкой провели… Это ж, сколько я здесь провалялся?

— И все. Вот, хочу полюбоваться, как ты сдохнешь. Да, можешь не надеяться, что кто-то тебя найдет. Браслеты полностью очищены от всех «маячков». Так что, можно сказать, что здесь, только ты и я. Романтично, не находишь?

— Хм… Нет, не хватает мне душевной тонкости, очевидно. — Подумав, вздыхаю я.

— Ну что ты… — А голос такой ласковый-ласковый. Так и хочется удушить. — Смерть воздушника от асфиксии, всю нелепую красоту такой смерти должен оценить даже такой ублюдок, как ты…

— Не дождешься. — Обволакиваю браслет коконом от прослушивания и, убедившись, что никакие звуки не слышны, пытаюсь определиться, в каком направлении копать. Нет, я вовсе не собираюсь изображать крота. Тем более, что наверху, наверняка, есть наблюдатель. Если они не совсем идиоты, конечно. Я поступлю иначе…

«Прощупав» подавители, я довольно хмыкнул и принялся накачивать их питающие кристаллы Эфиром. Десять минут деструктивной деятельности и «напульсники» едва не падают мне на колени. Еле успеваю удержать их от этого. Вот что значит вера в печатное слово… Покажи я реальные возможности в управлении Эфиром, и давешние экзаменаторы долго бы еще ломали головы, какой ранг вписывать в сертификат. А так, мастер, и баста. И мои захватчики поверили в написанное. А если бы не поверили, то и возиться с подавителями не стали… да и со мной, скорее всего, тоже. Забили бы до смерти, и все.

Острая воздушная игла разогревается, шипит, соприкасаясь с металлической стенкой моего «гроба» и я чувствую, как по лицу струится пот. Жарко… Но я старательно удерживаю концентрацию и выплесками эфира затираю следы воздушной техники. Оперировать стихией и Эфиром одновременно, чрезвычайно сложно. Но надо. Я не знаю, что именно передает мой «почищенный» браслет на экран этой твари, но очень не хочу, чтобы у нее, или еще у кого-то из наблюдателей возникли какие-то подозрения, насчет происходящего здесь.

Облизав пересохшие губы, расширяю получившееся отверстие, а потом, та же игла с легкостью вворачивается в еще не слежавшийся грунт. А еще через полчаса, уже чувствуя, как мутнеет в глазах, и тело наливается слабостью от нехватки кислорода, я делаю глубокий вдох и легкие наполняются живительным свежим воздухом… Получилось.

Пора. Снимаю кокон с браслета и довольно натурально сиплю, выпучивая глаза. Сжимаю горло руками и, дернувшись, замираю, старательно изображая труп. Даже сердцебиение замедлил и скрыл в эфире.

Слышу довольный смех Громовой и голос «камуфляжного».

— Вот видишь, Ириша. Согласись, это лучше, чем марать руки его кровью?

— Согласна. Спасибо за хорошую идею, Рома. И за помощь.

— Мы же, родня, сестренка. — Усмехается «камуфляжный» и тут же добавляет, явно куда-то в сторону. — Убирайте охрану.

А еще через час, браслет на моей руке осыпается пеплом. Пора идти…

* * *

Установить, куда делся Кирилл, удалось только к утру и, то лишь благодаря личному визиту боярина Громова в полицию, которая, поворчав, все-таки предоставила ему доступ к архивам системы наблюдения.

— Ты уверен, что он должен быть где-то тут? — Хмуро поинтересовался Федор Георгиевич.

— Других удобных мест, поблизости нет, а на записи следующего дорожного фиксатора, ее машина отсутствует. — Ответил Гдовицкой, обращаясь одновременно к обоим Громовым. И дождавшись кивка боярина, махнул рукой своим подчиненным. Те тут же рассыпались цепью и принялись прочесывать карьер.

Солнце как раз показалось над верхушками сосен, когда охранники вытащили с трехметровой глубины металлический ящик, больше всего похожий на запаянный мусорный контейнер. Огненное лезвие с легкостью срезало плохо приваренную крышку и, откинув ее в сторону, Громов-младший заглянул внутрь.

— Живой. — Выдохнул он, доставая из контейнера осунувшегося племянника.

— Как же ты…

— Всё потом, Володя. Организуйте ребенку воды, ну и… прочее. — Рыкнул Громов-старший и Гдовицкой, кивнув, тут же утащил Кирилла к машине.

— И все-таки, я не понимаю. Почему было не вернуться домой для допроса Ирины? Хотя бы одному из нас? — Тихо проговорил наследник, глядя вслед начальнику СБ. — Насколько быстрее управились бы!

— Кому, например? Мне? И кто бы вас пустил в полицейский архив, в мое отсутствие? Или, ты сам хотел бы допросить свою жену? Смешно. — Боярин вздохнул и кивнул в сторону автомобилей, куда Гдовицкой увел Кирилла. — Или он? Ты готов доверить допрос первой женщины рода, собственной СБ? Однако. В общем, не говори ерунды, мы поступили правильно. А с Ириной, я сам побеседую. Пора уже.

Спустя полчаса, Кирилл сидел на заднем сиденье громовского вездехода и, уплетая огромный бутерброд из запасов охраны, довольно бодро отчитывался о своих приключениях… Вот только рассказ этот был довольно куцым и, самое главное, Кирилл не узнал никого из нападавших. Громовы переглянулись с Гдовицким.

— Если бы близняшки не сломали на прошлом занятии подавители, я бы до утра не дожил. — Заключил спасенный и зло договорил. — Знать бы, кто меня туда замуровал…

Федор Георгиевич хотел было что-то у него спросить, но в этот момент зазвонил браслет Гдовицкого, а через секунду и его собственный. Наследник рода и начальник службы безопасности обеспокоенно переглянулись и, развернули экраны. По мере того, как они выслушивали то, что говорили абоненты, лица Громова и Гдовицкого вытягивались все сильнее, но они так и не сказали ни слова.

— По машинам. — Отдав приказ охране, Владимир Александрович тяжело вздохнул и, забравшись на водительское сиденье вездехода, завел двигатель. Хлопнула задняя дверь, и рядом с клюющим носом Кириллом на сиденье уселся явно недовольный дед. Глянул искоса на внука и вздохнул.

— Судьба, наверное.

— Примите мои соболезнования. — Тихо проговорил Гдовицкой, обращаясь к сидящему рядом наследнику. Тот, в ответ только кивнул и махнул рукой.

— Дядя Федор, что-то случилось? — Нахмурившись, спросил Кирилл, когда вереница автомобилей уже вывернула на шоссе. Но, вместо ушедшего в себя наследника рода, ответил дед.

— Тетка твоя преставилась. Сегодня ночью. Опоздали…

Глава 5. Ходячие мертвецы, неходячие мертвецы

Выкапывался я долго, чуть ли не дольше, чем срезал приваренную жестяную крышку моего «гроба», но не потому, что было так уж сложно или тяжело. Хотя, назвать простым этот процесс, у меня язык не повернется. Жутко муторное и… «неудобное» занятие, осложнявшееся тем, что выкапываясь, я одновременно пытался «прощупать» пространство надо мной в эфире. И, лишь убедившись, что в радиусе полукилометра нет ни одной живой души, я, наконец, обрушил тонкий «потолок», который удерживал над собой слабым кинетическим щитом.

Выбравшись, в конце концов, из этой могилы, я на всякий случай огляделся по сторонам и, узрев «лунный» пейзаж вокруг, невольно выматерился. В сгущающихся сумерках, песчаный карьер, на дне которого меня похоронили, производил весьма унылое впечатление. Но причина моей реакции, была в другом. В городе нет мест, подобных этому. А значит, я за пределами Москвы… Плохая новость, учитывая мои планы…

Да, я решил не пускать дело на самотек и как можно скорее вернуть долг Ирине Михайловне. А если повезет, то и ее «братику Роме». Не дурак ведь, и понимаю, стоит мне теперь «засветиться», и в ход пойдут куда менее изощренные, зато более надежные способы убийства. Оно мне надо? Вот уж, нафиг. А значит… значит надо действовать. И первым делом, необходимо добраться до города.

39
{"b":"254680","o":1}