ЛитМир - Электронная Библиотека

— Здравствуй.

— Привет. — Тихо ответила девушка. — Ты куда-то собрался? А наше занятие?

— Честно говоря, я не думал, что ты сегодня приедешь. Все-таки… — Я не закончил, но Мила меня прекрасно поняла.

— Я хотела позвонить, но твой браслет не отвечал. А когда обратилась к отцу, он только пожал плечами и сказал, что если я не могу договориться об отмене занятия, то должна на него идти… Вот, я здесь.

— Ясно. — Кивнул я. — У меня действительно случилась неприятность с браслетом. Вот, запиши новый номер… только учти, он левый, так что информацию на него лучше не присылать. Это только для звонков. Ладно?

— Неприятность? — Мила покосилась на створки ворот.

— Да, небольшая неприятность… — Подтвердил я. — Может, пройдем в дом? Разносолов не обещаю, но чай с вареньем и ватрушками точно есть.

— Ты приготовил ватрушки? — Удивленно хлопнула ресницами Мила, на миг вынырнув из своего безразличия.

— Нет, пока руки не дошли. Купил в лавке напротив Алексеевских рядов. Там замечательная выпечка, не хуже чем у вашего Ратмира.

— У нашего. — Поправила меня сестра. В ответ, я только пожал плечами.

— Извини. Но мне надо отвыкать от отождествления себя с Громовыми. — Заметив тень недоумения, мелькнувшую на лице кузины, пояснил я.

— Понятно. — Странным тоном протянула Мила. — И что, даже на похороны ма… Ирины Михайловны не придешь?

— Зачем? Изображать скорбь по усопшей? Это будет лицемерием. Сочувствие? Я выражаю его тебе сейчас. С Алексеем и дядей Федором я уже объяснился. Мне нечего делать на похоронах Ирины Михайловны.

— Наверное, ты прав. — Задумчиво проговорила Мила, и попыталась улыбнуться. — Ты действительно мне сочувствуешь? Это не то лицемерие, о котором ты только что говорил?

— Я всегда думал, что в своем поколении, ты самая умная в роду Громовых. — Я хмыкнул, отворяя дверь в сени. — Не разочаровывай меня, Мила. Ты не единственная, кто потерял мать.

— О… извини. — Надо же, она смутилась… Однако.

— До Алексея это дошло быстрее. — Покачал я головой. И махнул рукой в сторону распахнутой двери. — Заходите, не стойте на пороге.

— А что, заниматься сегодня не будем? — Заглянув в дверной проем, спросила сестра.

— Нет. В таком состоянии тебя к Эфиру на километр подпускать нельзя. — Вздохнул я. — Да и у меня уже есть планы на оставшуюся часть дня, отменять которые, я бы очень не хотел. Идемте в дом.

Николай попытался было отвертеться, но не вышло. Я усадил визитеров за стол, выставил перед ними чашки-сласти, и занялся самоваром. А через каких-то полчаса мы уже вполне мирно беседовали, запивая теплые ватрушки крепким чаем. Даже странно, как-то… В гости, того и гляди один неудавшийся убийца нагрянет, а я, убийца вполне состоявшийся, с другой неудачницей чаи гоняю. Полный сюр…

Глава 10. Любимые мужские игрушки

Впрочем, разговор наш довольно быстро угас. Мила все чаще замыкалась в себе и смотрела невидящим взглядом куда-то за окно, а потом и вовсе замолчала и за столом воцарилась тяжелая тишина. В общем, через час мои гости решили, что пора и честь знать, и свалили в неизвестном направлении. Выпроводив визитеров, я облегченно вздохнул и, глянув на часы, поспешил на выход. В принципе, времени у меня было более чем достаточно, но… кто его знает, как пойдет дело с рунной затеей? Вдруг, что-то засбоит, и мне придется обратиться к старым проверенным способам? Так что, пусть лучше будет запас, тот самый который карман не тянет.

Лисёнок выстрелил песком из-под заднего колеса и, выбравшись на просеку, прибавил ходу. До закрытия магазинов еще часа три, а то и все четыре, но стоит поторопиться. Чем меньше времени я затрачу на покупки, тем больше его у меня останется на работу…

Казалось бы, имея вполне рабочий вариант, к чему я решил выдумывать что-то новое… Но тут есть одно «но». Обычным огнестрелом, тем более, такой «плевалкой», которую я только и способен собрать в условиях ограниченного доступа к нормальному металлу и инструменту, стихийника можно завалить, разве что во сне. Мало того, что любой одаренный в с е г д а чувствует направленное на него негативное или, скорее, агрессивное внимание… ну, за исключением случаев, вроде моего «отвода глаз», да и то не уверен, что этот прием, такая уж панацея. М-да… Так вот, мало этого, каждого одаренного, вне зависимости от его происхождения, первым делом, обучают рефлекторной постановке стихийного кинетического щита, в ответ на конкретное возмущение Эфира, сопровождающее выстрел. Причем, хватит даже такого щита, какой мог бы выставить я сам. Собственно, именно поэтому подельники тетки и орудовали «заряженными» стрелками, а не обычным огнестрелом.

Это правило было введено в «Уложение о выявлении и обучении обладающих Даром» в восьмидесятых годах девятнадцатого века, то есть почти сто пятьдесят лет назад. Тогда, как раз, в моде оказался превентивный отстрел одаренных вероятного противника. Правда, практика эта достаточно быстро сошла на нет, ввиду того, что стихийники разных стран, поняв, к чему идет дело, моментально забыли все межродовые склоки и, скооперировавшись, зачистили затеявших этот отстрел умников, последовательно, в каждой стране. Кстати, ни на Востоке, ни в Азии и Африке, почему-то стрелки не действовали, в отличие от Европы. Почему, уж бог весть. Соответственно, и досталось больше всего именно Европе, по которой стихийники прошлись частым гребнем, причем, кое-где, как, например, во Франции, под ответный удар попали и первые лица государства. Так, на оставшийся вакантным трон, после смерти Наполеона IV, сел Антуан де Бурбон, принц Конде.

Хотя нет, была страна, вляпавшаяся куда глубже, чем вся Европа вместе взятая. САСШ, бедная на одаренных, молодая держава, в которой нашла свою опору католическая церковь, давний и последовательный противник одаренных, она с удовольствием спонсировала своих европейских «друзей» и, в результате, получила десант из двухсот «ярых», или, по европейской классификации: «экселенц», которые, недолго думая, просто выжгли столичный Бостон, причем, умудрились прихватить вместе в городом, расположенную в пятидесяти километрах от него, так называемую, «заморскую резиденцию Римского престола» и духовную академию святого Игнатия[4], после чего, вдвое увеличили Гудзонский залив, на берегу которого был возведен финансовый центр САСШ, под названием Новый Амстердам[5]. Там, кстати говоря, постарались члены рода Оранье-Нассау, так и не забывшие голландцам отказ от института штатгальтера, хоть этот давний казус и привел в свое время представителя их рода, Вильгельма Оранского на английский престол. Вот, что значит, настоящая злопамятность!

Так, размышляя об извивах здешней истории, я сам не заметил, как добрался до магазинов, которые должны были дать мне все необходимое для создания небольшого арсенала. Вот, чем хороши Алексеевские ряды, так это тем, что здесь можно найти все что угодно. В том числе и вполне приличные прицелы… Нет, я не собираюсь делать снайперскую винтовку. Да и без серьезной мастерской, это гиблое дело, а я вовсе не гениальный механик. Так, с миру по нитке… как говорил один мой друг Там: «я — дилетант широкого профиля… Ну, если не касаться основной профессии». Вот он, как раз, был настоящим механиком. Жаль, сгинул во взрыве… И ведь, самое паршивое, не где-то в «зеленке» или песках погиб, хотя возможностей было, хоть отбавляй, а уже в запасе. Вернулся Испанец в мастерскую чуть раньше, окончания обеденного перерыва, а она возьми, да и взлети на воздух. Только дым и пыль из выбитых окон столбом. Хоронить, и то нечего было. Если б не запись камеры, на которой было видно, как он входит в подвал, Игоря до сих пор бы, наверное, в пропавших без вести числили.

— Извините, вы что-то выбрали? — Нарисовавшийся рядом, консультант выдернул меня из размышлений-воспоминаний, как морковку из грядки.

— Да. Вот, на этот прицел разрешите взглянуть? — Кивнул я, указывая на знакомую по тренировкам в имении Громовых, вещицу. Сам прицел мне ни к чему, а вот направляющее кольцо, идущее в комплекте с ним, это то, что нужно. Очень нужная штучка, которая должна исправить самый большой недостаток задуманной мною «плевалки», а именно, повысить точность боя до разумных пределов.

45
{"b":"254680","o":1}