ЛитМир - Электронная Библиотека

— Если бы мне предложили блюдо с таким запахом, я бы бежал от повара без оглядки. — Согласно кивнул Винокуров.

— Ну, Кирилл, ну расскажи! — Моментально преобразившись, заканючила одноклассница. — Ну, я же умру от любопытства!

— Тебя не устраивает их версия? — Кивнул я в сторону Бестужева и своего бывшего противника.

— Я же не дура. — Вздернула носик Вербицкая. Пилочка указала на перемытые колбы и мензурки. — Это, совсем не похоже на горшочки для жаркого. Да и запахи сплошь химические, ну, если не считать легкой нотки гнили…

— И плесени. — Согласно кивнула Мила. — Такое впечатление, что здесь препарировали труп недельной давности.

— Хм. Какие интересные сравнения. — Ухмыльнулся я и, поняв, что еще немного и мои «гости» задымятся от любопытства, махнул рукой. — Ладно-ладно, расскажу. Но сначала, закончим с делами.

Правильно меня понявший, Винокуров выудил из кармана стопку купюр и, выложив её на столешницу, насмешливо улыбнувшись, кивнул Бестужеву и Вербицкой. Какой понятливый молодой человек, а? Мои одноклассники проводили деньги непонимающими взглядами, тут же ставшими возмущенными, едва я наложил на стопку купюр свою лапу. Разметав доли участникам аферы, я повернулся к недовольному Леониду.

— Понял, за что?

— Хм. За подставу под «охоту». — Вздохнул он, отводя взгляд. М-да, не дошло.

— Неверный ответ. — Я покачал головой. — Если бы дело было только в этом, я бы первым посмеялся над такой забавной шуткой. После того, как отомстил в том же духе, разумеется.

— А за что, тогда? — Склонив голову к плечу, спросила Вербицкая, кажется, уже позабывшая, что её только что развели на немаленькую сумму. Ну да…

— За жадность. — Ответила вместо меня Мила. Я всегда говорил, что у неё есть мозги. Еще бы пореже шла на поводу у сестры, и цены б ей не было. — Не надо было превращать месть в заработок. Это, скользкая дорожка.

— Ладно-ладно. Мы поняли. — Кивнула Мария, явно не пребывающая в восторге от начавшейся нотации. Да и Леонид рад был сменить тему. — Больше не повторится. А сейчас, Кирилл, рассказывай давай, как ты от них избавился?!

Актриса… прирожденная. Так изобразить легкомысленную наивность, это ж какой талант пропадает, а?

— Баш на баш. — Предложил я. — Ты расскажешь, как умудрилась сподвигнуть всех этих школьниц на «охоту».

— Договорились. Расскажу… хм, наедине, с твоего позволения. — Протянула Вербицкая. — Но ты, первый.

— Хорошо. — Согласился я. — В принципе, тут не было ничего сложного. Вспомни, с чего начинается первое занятие по любому практическому предмету, где используется оборудование или вещества, представляющие потенциальную опасность?

— С техники безопасности. — Ответил вместо Марии Винокуров.

— Вот, с неё я и начал.

— Не поняла. — Три голоса слились в один. Да и «арамис» с Бестужевым явно пребывали в недоумении.

— Ну, это же просто! — Развел я руками. — Какая первая опасность угрожает при обращении с продуктами? Истекший срок хранения! Знаете, как сложно было найти лежалую говядину? А протухшие яйца? Хорошо ещё, что с видеоматериалами проблем не было… хотя, отыскать изображения иллюстрирующие заражение человека ленточными червями было тоже непросто. — Я щелкнул пультом, и на стене появилась проекция одной из записей. Девчонки дружно охнули и отвернулись, а Бестужев с Винокуровым судорожно сглотнули.

— Хм… Но, ведь лекции по технике безопасности обычно читаются только один раз… — Нехотя протянула чуть побледневшая Вербицкая, отворачиваясь от неаппетитного изображения на стене. — А дальше…

— А темой следующего занятия я заявил сводку по простым однокомпонентным пищевым ядам и признакам интоксикации ими. Практика же… способы нейтрализации в домашних условиях. — Ухмыльнулся я. — Идея клизмы и рвотного не пришлась дамам по душе. Ну, и были еще варианты… вроде поиска и определения съедобных насекомых в полевых условиях и особенностей экзотических кухонь мира. Ну, знаете: жареные змеи, саранча в кляре, брюшки тарантулов во фритюре… В общем, у меня был неплохой план занятий. Жаль, кандидаты его не оценили… или наоборот, оценили слишком высоко, как посмотреть.

— Кто б тебе такое позволил в стенах школы? — Кое-как справившись с взбунтовавшимся организмом, заметила Мила.

— Главное, подача материала. — Я хмыкнул, глядя на моих собеседников. О как! Даже парней пробрало. — Никому из кандидаток даже в голову не пришло, что подобные эксперименты не будут одобрены администрацией.

— А какое это имеет отношение к кулинарии? — Вдруг спросил Винокуров, нервно облизав губы. — Я имею в виду яды.

— Самое прямое. — Состроив серьёзную физиономию, ответил я. — Учить готовить девушек, которых с малолетства наставляли в умении вести хозяйство, просто глупость. Зато разбираться в ядах, их применении, симптомах и эффектах, что в вашем высшем обществе, совсем не лишнее, никто не учит. А ведь большинство ядовитых веществ проще всего подать цели именно в пище… И иногда достаточно просто знать, в какое блюдо какой «неучтенный ингредиент» можно подсунуть, чтобы «клиент» его не учуял, и принять соответствующие меры, чтобы не оказаться на том свете, например, от убойной дозы гликозида амигдалина в абрикосовых косточках.

— Но почему «кулинарный»? — Поддержал «арамиса» Леонид и заработал сожалеющий взгляд от Вербицкой.

— Ну конечно, почему бы сразу не обозвать это сборище «сообществом последователей Борджиа», или «клуб почитателей синьоры Тофаны»? Или нет, лучше «Медичи и Руджиери». — Язвительно заметила Мария и, повернувшись ко мне, мило так улыбнулась. — Кирилл, а можно я приду на следующую лекцию?

— Давай, я лучше просто скину тебе нужные тексты. — Вздохнул я. — Не зря же я их в Паутинке искал…

Через полчаса, то есть одно чаепитие спустя, мы дружной толпой вывалились из кабинета и разошлись в разные стороны. Впрочем, с близняшками мы вскоре пересеклись у моего портного, куда они приехали посмотреть, как идет постройка костюма, а после отправились на очередную тренировку, где дела наконец, стронулись с мертвой точки.

Сестры, всё-таки, поняли, что манипуляции эфиром, совсем не то же самое, что заученные стихийные техники, и здесь нет необходимости в формальном подходе и делении на те умения, что доступны старшему новику и совершенно недоступны младшему. Эфир, куда более гибок. Да, купол тишины радиусом в десяток метров, у начинающего эфирника, скорее всего не получится, но два-три метра, почему бы и нет?

Надо было видеть удивление на их лицах, когда следуя моим указаниям, Мила смогла поднять сестру в воздух, разместив под ней кинетический щит. Правда, сил на него у кузины ушло куда больше, чем даже если бы она развернула подряд пяток техник уровня воя. Концентрацию надо тренировать, концентрацию!

За то, что она уронила Лину с двухметровой высоты, я загнал Милу на медитацию и, всучив пару металлических шариков для последующей за ней отработки телекинеза, занялся шипящей от боли в отбитой попе, близняшкой.

Как результат, по окончании занятия, сестры на пару приводили в порядок нашу «песочницу», используя для выравнивания покрытия все те же кинетические щиты. Благо, той дури, что они могли вкачать в эти простые эфирные приемы, хватило бы, чтобы заменить ими двадцатипятитонный трамбующий механизм.

В общем, толк был, и это не могло не радовать. Так что, засыпал я с улыбкой на губах. Волнение от грядущего визита громовских «инспекторов», с каждым проходящим днем подкрадывавшееся всё ближе, отступило, недовольно ворча, и я уже было совсем уснул… но тут до моего слуха донесся прямо-таки истошный вопль автомобильного клаксона, моментально сорвавший дремоту, словно теплое одеяло с плеч. Наученный горьким опытом, я скатился на пол, успев выдернуть из-под подушки один из «ругеров» и, скрывшись за отводом глаз, принялся сканировать окружающее пространство. Вездеход на улице. Один. Людей — двое. Знакомые. Теперь понятно, почему сигнализация не подняла тревогу. Гости из допущенных и, наверняка, дали нужный код.

85
{"b":"254680","o":1}