ЛитМир - Электронная Библиотека

Обернувшись назад, Рамсден хмуро посмотрел на Айви. Его явно не обрадовало ее присутствие.

- Иди, Айви, – велел он.

Айви помешкала минуту, а потом подошла к малышке, державшей на руках коричнево-белого кролика, и протянула ей руку.

- Ой, она не сможет сама подняться по лестнице, – сказала Сюзанна. – Тебе придется понести ее наверх.

Айви наклонилась и взяла девочку. Несмотря на довольно высокий рост, девчушка весила не больше кошки. Длинная ночная рубашка свешивалась вниз.

- О'кей, – проговорила Айви. – Увидимся утром.

Айви прошла уже половину лестницы, когда услышала голос Сюзанны:

- «О'кей»? Что она сказала? Что это? Что такое «о'кей», Джулиан? Что означает это слово?

Но чем выше они поднимались, тем тише становились голоса говоривших, и Айви не расслышала, что ответил Рамсден.

- Ну вот, мы и поднялись, – промолвила Айви. – Ты знаешь дорогу?

Айви осторожно поставила девочку на пол, придерживая ее руками, чтобы та не упала. Девочка ничего не ответила, но пошла по коридору медленной неуклюжей походкой. Айви шла вслед за малышкой, наблюдая за ней. Джулиан говорил, что она немая. Ее мать повесили, а про девочку Рамсдену сказали, что она ненормальная. Айви не верила в это. У малышки были умные глаза, и, похоже, она прекрасно понимала, что происходит вокруг. У девочки явно был церебральный паралич. Она не была ненормальной психически. Она просто не владела своими мышцами. С Айви вместе учился молодой человек, больной этой же болезнью, хотя его хромота не была такой выраженной, как у девочки. И еще этот парень иногда заикался, а больше ничем не отличался от остальных студентов. Глядя на крохотное существо, Айви думала о том, каким адом была жизнь несчастной сироты, если ее считали идиоткой, дьявольским отродьем и всегда говорили, что она не заслуживает любви, как другие дети. Девочка остановилась перед полуоткрытой дверью.

- Ну вот, – ласково проговорила Айви, – ты так легко нашла свою комнату. С тобой все в порядке. Ты ничуть не глупее тех детей, которых ты знала, а, может быть, умнее многих. Пойдем, маленькая. Я помогу тебе улечься.

Подняв девочку на руки, Айви уложила ее в огромную кровать. Малышка внимательно смотрела на нее небесного цвета глазами.

- Меня зовут Айви. Айви – плющ, знаешь такое растение? Джулиан привез меня сюда на коне– так же, как и тебя. – Айви помешала угли в камине. – Значит, у нас с тобой много общего, ведь правда? Я, как и ты, никого здесь не знаю. Мы с тобой обе одиноки и, как говорится, зависим от доброты незнакомцев. – Айви, оглянувшись, посмотрела на девочку и кролика, не сводящих с нее внимательного взгляда. – Хочешь, чтобы кролик остался с тобой? Уверена, что тебе разрешат это. Хочешь, я зажгу тебе свечу? Я сама терпеть не могу оставаться в темноте в незнакомом месте.

Голубые глаза блеснули.

Айви подождала. А потом девочка очень нерешительно кивнула.

- Хорошо, – улыбнулась Айви, – я зажгу свечу. – Взяв свечу, девушка зажгла ее от пламени в камине и поставила в подсвечник. – Хочешь, чтобы я осталась, пока ты не уснешь?

Прошло некоторое время, прежде чем золотоволосый ребенок очень медленно, неуверенно кивнул, и, что самое главное, на лице девочки мелькнуло некое подобие улыбки, или это только показалось Айви?

Взяв стул со сломанным подлокотником, обитый зеленой с золотом парчой, девушка протащила его через всю комнату.

- Ну вот. Может быть, завтра мы сходим с тобой погулять или еще чем-нибудь займемся.

Дейзи крепко закрыла глаза – слишком крепко, чтобы можно было поверить, что она и вправду заснула. «Может, ей просто хочется покоя, – подумалось Айви. – Наверняка она устала и стесняется». Через некоторое время ручки малышки перестали судорожно прижимать к себе кролика, напряжение с крохотного личика исчезло, уступив место спокойному выражению: девочка уснула. К удивлению Айви, коричнево-белый кролик тоже уснул, дергая носиком. Интересно, насколько Айви почувствовала себя лучше в обществе существа, которое было еще в худшем положении, чем она сама. Она думала о том, каким странным и необычным казалось здесь все этой малышке, которая не бывала нигде, кроме родной деревни. «Но как же все-таки эти кролики и зайцы попали в дом, – раздумывала Айви, – и почему Джулиан во всем обвинил свою бабушку?»

И еще одна вещь интересовала Айви: хотел ли Рамсден, чтобы она вернулась в его комнату? Еще некоторое время она просидела вот так, рядом с огромной кроватью, поставив ноги на скамеечку и мечтая о том, чтобы вновь оказаться в сильных объятиях Джулиана. Уже рассветало, когда Айви направилась в собственную комнату. На пути ей попался лишь заблудившийся заяц; больше она никого не встретила в пустых, холодных залах замка.

Рамсден забыл о ней. Она старалась не думать об этом, старалась тоже забыть о нем. «Не давай ему полностью завладеть твоими мыслями, Айви. То, что произошло между нами, не имело для него никакого значения», – снова и снова повторяла она себе. Но это не помогало. Засыпая в объятиях Рамсдена, она радовалась, ощущая его поцелуи на своих волосах, чувствовала себя довольной, защищенной и… влюбленной. Идя по пустому замку и дрожа от холода, Айви была очень несчастной. Ей всегда казалось, что мужчины не интересуются такими, как она, и Айви почти с этим смирилась. Но после того, что произошло с Джулианом, она чувствовала себя еще хуже.

Чем скорее она разыщет проклятую книгу и уберется отсюда, тем лучше. И Айви лишь оставалось надеяться, что в привычном для нее мире ее сердце успокоится.

На следующий день вся деревня жужжала, как улей. Хотя, честно говоря, подарки в виде кроликов пришлись всем очень кстати – так хорошо было разнообразить свое рыбное меню зайчатинкой. Но откуда же взялись все эти зайцы?

- Запоздалый новогодний подарок, – снова и снова повторяла леди Сюзанна, останавливаясь около каждого дома, каждой лавки и стучась в каждую дверь. В руках девушка держала шевелящийся мешок со зверьками.

Все говорили, что это что-то сверхъестественное. Жена рыбака сказала это жене булочника, та, в свою очередь, передала эти слова жене трактирщика, которая поспешила поделиться ими с женой пивовара. Все эти кролики – жирные и чистые – да еще в самой середине зимы. А как смеялась молодая леди, какое выражение лица у нее было! Сразу видно: что-то этими кроликами нечисто, здесь попахивает колдовством. Жена булочника боялась есть кроликов отпустила их. Всем известно, что дьявол часто принимает облик зайца, и она решила не связываться с ним. Сестра Долл – Агнес, бывшая женой мясника, с радостью изжарила кроликов и съела их но сплетни поддержала с большим воодушевлением. Разве ее сестрица не работала в их доме и не рассказывала о них всякие странные вещи? Многое происходило в замке, очень многое… Агнес, в фартуке, с руками, забрызганными кровью скота, повторяла сплетни всем, кто приходил в тот день в их лавку. «Да-да, все это очень странно», – не уставала повторять она. «Эта старуха, да и сама Сюзанна, слишком хорошенькая для молодой девушки, таких не бывает обычно, это неестественная красота. И еще эта новая женщина, которую они называют кузиной – врут, конечно, – говорила Долл. – Надо же, рыжеволосая! Всем, всем известно, у кого бывают рыжие волосы, вот так вот!»

«А этот- то, этот, Джулиан! Вот уж где зло, тут не ошибешься. Стоит на него посмотреть, как тело сразу пронзает дрожь!» Так эти сплетни и перелетали из дома в дом. Повторялись старые истории, на ходу сочинялись новые –одна нелепее другой. И все, абсолютно все соглашались, что в Виткомб-Кипе происходит что-то странное и что надо с этим что-то делать.

29
{"b":"25469","o":1}