ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 10

Наконец- то Айви обрела желанную свободу. Теперь она могла бродить по замку, сколько душе угодно. Предоставленная самой себе, забытая Джулианом, Маргарет и Сюзанной, девушка решила получше изучить свое новое жилище. Она поднялась вверх по каменным лестницам, ступени которых были наполовину стерты многими поколениями Рамсденов, а потом спустилась вниз, в кухню, где на огромной плите можно было запросто зажарить целую корову. Кухарка посмотрела на Айви с подозрением, и девушка поспешила ретироваться. Айви забрела на балкон для музыкантов и посмотрела вниз на большой зал. Она так и представила себе, как здесь собирались знатные дамы и господа. Зал наверняка был увешан родовыми знаменами, освещался факелами, а сверху лилась нежная мелодия, исполняемая на флейтах, которым подыгрывали барабаны. Затем она вышла во двор. Моросил холодный дождь. Айви обнаружила за стеной замка дома, в которых прежде жили солдаты и многочисленная прислуга Теперь дома опустели, и каменные стены стыли на ледяном ветру.

Айви поднялась в караульную башню. Высунувшись в бойницу, она оглядела поля и лес, простиравшиеся до самого берега моря. «Как здесь, должно быть, красиво летом», – подумала она.

Даже полуразрушившийся и покинутый людьми, Виткомб-Кип был самым чудесным из когда-либо виденных Айви мест. «Интересно, – пришло ей в голову, – как долго простоит замок? Если я вернусь в свое время и прилечу сюда на самолете, что за зрелище предстанет моим глазам?»

Скорее всего на этом месте ничего не будет, а может, останутся руины стен, поросшие сорняками. Не исключено, однако, что замок отреставрируют и по выходным дням его обновленные залы будут наполняться разноголосой толпой посетителей. Кто знает? От подобных размышлений девушка впала в меланхолическое состояние.

Через некоторое время, заледенев на холодном ветру, она спустилась во двор замка по древним, вековым ступеням. Потом Айви направилась в часовню. Как она и ожидала, в часовне не было ни души. Ее шаги гулко отдавались под высокими сводами. В стенах под потолком темнели полукруглые дыры – раньше на их месте были застекленные окна. Сквозь оконные отверстия в часовню, завывая, рвался ветер. В одном из окон еще остались обломки витражей. Весь пол часовни был усыпан покрытыми сажей осколками стекла и щепками дерева. Как будто после пожара.

Наклонившись, Айви подобрала кусок витража, на котором можно было разглядеть женскую руку в голубом рукаве. Рука держала розу. Стерев с обломка слой сажи, Айви посмотрела на него на просвет.

- Наслаждаешься работой Кромвеля?

Вздрогнув, Айви быстро обернулась.

В дверях, наблюдая за ней, стоял Джулиан. Его темный силуэт резко выделялся на фоне серого зимнего дня. Голос молодого человека был холодным и равнодушным. По нему было не сказать, что он помнит поцелуи Айви, помнит, как его руки гладили и ласкали ее тело и волосы, как он прижимал ее к своему сердцу, когда они спали, как они занимались любовью. Таким тоном можно было разговаривать с незнакомкой.

- Наслаждаешься работой Кромвеля? – повторил Рамсден.

Айви наконец догадалась, что он говорит о разрушенной часовне. Стало быть, все произошло совсем недавно. Айви еще раз оглядела пустые глазницы окон, голые стены, кучи обгорелого мусора.

- Это все сделали люди Кромвеля?

Кивнув, Джулиан подошел к Айви, оглядывая разрушенную часовню с таким видом, словно он попал сюда впервые.

- Да. Во имя Господа. Что скажешь об их работе?

Взглянув на обломок витража в своей руке, девушка промолвила:

- Это осквернение.

- Верно, – согласился с ней молодой человек.

Он протянул руку, и Айви вложила в его ладонь цветное стеклышко с изображением женской руки. На Рамсдене были те самые кожаные перчатки, в которых он был, когда Айви впервые увидела его.

- Это окно, – объяснил он, – было вон там, за алтарем. Мой дед заказал этот витраж в подарок бабушке на свадьбу.

Айви молча наблюдала за ним. Будь она художницей, она бы написала его портрет именно таким, каким Джулиан был сейчас: он стоит посередине полуразрушенной часовни. Резко выделяются его темные волосы и темные глаза, с широких плеч спадает длинный плащ, на сапогах блестят капли дождя; в руках, словно обломок собственной жизни, он держит кусок цветного стекла. Больше всего Джулиан походил в это мгновение на скорбящего принца.

Взглянув, как и Айви, через обломок стекла на серое небо, Джулиан бросил его на пол.

- И я не мог ничего сделать. Я хотел сражаться, убить их всех. Виткомб был одним из последних осаждаемых замков, которые затем пали. И я позволил этому случиться, должен был позволить. Я, как крыса, спрятался в укрытии, а бабушка открыла ворота круглоголовым мерзавцам.

Некоторое время они молчали. Джулиан прижал ко рту руку в перчатке, его напряженное лицо выражало горечь.

- Но что еще ты мог сделать? – спросила Айви.

- Ничего. Мы, по сути, были побеждены еще до начала осады. У нас было мало еды, и нападавшие многократно превышали нас числом. Если бы меня нашли, то тут же арестовали бы и скорее всего казнили. Я не мог этого допустить – из-за бабушки и Сюзанны. Они искали меня три долгих дня.

Айви так и представляла себе, как солдаты бесчинствуют в замке, допрашивают леди Маргарет и Сюзанну.

- Где же ты прятался, Джулиан? – поинтересовалась Айви.

Подозрительно взглянув на нее, Рамсден пожал плечами.

- Думаю, я могу показать тебе. Смотри. Джулиан пошел по засыпанному мусором полу в заднюю часть часовни, за алтарь. Айви послушно последовала за ним.

Рамсден сунул руку в небольшое отверстие в стене, и, к удивлению Айви, тяжелая стена слегка сдвинулась.

- Ну же, Айви, помоги мне! Толкай! Она изо всех сил уперлась в холодную влажную стену, и та медленно отъехала назад, открывая взору крохотную, не больше шкафа для одежды, комнатенку.

- Тайник священника, – сообщил Джулиан. – Эта комнатка была здесь со времен короля Генри. Мы, деревенские жители, предпочитали не предавать наших священников – не то что городские.

Шагнув в комнатку, Айви огляделась. Одна пыль да паутина. Больше ничего.

- Тебе было страшно? – спросила Айви, представляя себе, как Джулиан лежал здесь, слушая, как рушат часовню.

- Нет, я был в ярости. Мне хотелось сбивать. Мне стоило неимоверных усилий не выйти отсюда и не начать драться с подонками. Я бы с таким удовольствием хоть некоторым из них повышибал мозги.

- И тебя бы убили, – прибавила Айви. – Много от этого было бы проку.

Джулиан усмехнулся, и девушке сразу же стало немного веселее.

- Ты говоришь в точности как бабушка, – заявил Рамсден. – Помоги мне, Господи.

- Верно. Но ты не вышел и тем самым сохранил свой замок, и вы трое по-прежнему вместе. Это гораздо больше, чем имеют некоторые люди.

- Выходи, Айви, я закрою комнатку. Я с презрением вспоминаю себя здесь.

Айви вышла из маленькой, холодной комнаты и помогла Джулиану задвинуть плиту на место. Мгновение – и перед ними вновь стояла глухая, гладкая стена.

- Поразительно, – тихо проговорила Айви.

На Джулиана трюк со стеной, похоже, не произвел никакого впечатления.

- Давай уйдем отсюда, – предложил он. – Тут все на меня давит.

Они направились к дверям часовни. Снаружи монотонно барабанил дождь.

- Кстати, – поинтересовался Рамсден, – что ты здесь делала?

- Просто смотрела. Изучала место, в которое попала.

- Скажи, ты что-то искала? – тихо спросил Джулиан.

Айви тут же вспомнила о книге. О ЕЕ книге. Куда Рамсден спрятал ее?

- Айви!

Девушка подняла голову, чувствуя, что ее лицо заливает краска. «Они умеют читать мысли, – говорила ей Долл. – Они все знают обо всех».

Джулиан внимательно наблюдал за ней.

- Я хочу, чтобы ты пришла ко мне сегодня ночью, – просто сказал он. – Когда я вернусь от Эстли.

Айви отпрянула от Рамсдена, словно он ударил ее. Его слова были грубыми, в них не было ни капли чувственности, нежности… Несмотря на холод и дождь, лицо девушки покраснело, в горле у нее запершило – то ли от обиды, то ли от злости, она не поняла сразу. А Джулиан просто смотрел на нее, приподняв брови. Он ждал ответа.

30
{"b":"25469","o":1}