ЛитМир - Электронная Библиотека

- Чему ты так удивляешься, – молвил он. – Мы же заключили с тобой сделку.

- Сделку…– как эхо отозвалась Айви. Эти слова были горькими для нее, как таблетка аспирина. – Замечательно, Джулиан… Ты просто с ног меня сбил.

- А чего же ты ожидала? Чтобы я тебя обхаживал и очаровывал? Будет тебе, Айви. Ты согласилась, что твое тело будет принадлежать мне – когда я захочу, согласилась на все мои условия. И мне показалось, тебе понравилось быть со мной.

Айви замутило от стыда. Все, что он говорил, – правда. Но с ней-то что случилось? Она таяла в его объятиях, жаждала его ласк. И она с любовью дотрагивалась до его волос, груди, бедер. Нежность ее не была притворной; Айви вела себя так, как будто любила Джулиана. Сделка.

Отвернувшись от Рамсдена, она стала смотреть на капли дождя, которые, попав на землю, собирались в небольшие ручейки, струящиеся между камнями.

- Так что, тебе не понравилось? – заговорил Джулиан таким тоном, словно ему на ум пришла удачная острота.

Айви резко повернулась к нему. Взглянув на его красивое лицо, она испытала невероятное желание вцепиться в эту нахальную физиономию.

- Нет. Не понравилось, Джулиан Рамсден.

«Нет, мне безумно понравилось быть с тобой, – говорили ее глаза. – Я даже представить себе не могла, что мне может быть так хорошо, черт бы тебя за это побрал!»

- Я так и думал, – произнес Рамсден так, будто прочитал ее мысли. – Что ж, мне надо нанести визит Фелиции. Это поможет отвлечь Эстли от мрачных мыслей. А пока он будет чувствовать себя счастливым, я подумаю о способе выбраться из его силков. Может быть, ты поможешь бабушке с девочкой до моего возвращения. Это, пожалуй, будет более полезным, чем бродить в одиночестве по темным закоулкам.

Оглядев его на прощание презрительным взглядом, Айви отвернулась и, подобрав длинные юбки, чтобы не мочить их в лужах, направилась к замку.

- Айви!

- Что? – с обидой в голосе отозвалась она.

Улыбнувшись, как кот, Джулиан протянул к ней руки:

- А тебе не приходило в голову, что хорошая любовница должна поцеловать меня на прощание?

- Ты болван, Джулиан.

Он рассмеялся, словно услыхал веселую шутку.

- Ты иного мнения? Что же, хочешь ты того или нет, я поцелую тебя.

Айви не шевельнулась, когда Рамсден обвил ее руками, заворачивая в складки своего плаща. Но когда он приподнял ее подбородок вверх, Айви поняла, что начинает терять голову. Его пропахший травами камзол, жар его тела, запах кожаных перчаток… У него был такой теплый, нежный рот…

Она попыталась сопротивляться, но у нее не хватало сил. Тело Айви было послушным, как теплый воск, в сильных руках Джулиана Рамсдена. Его длинные волосы спадали на ее лицо, нежно касаясь щек Айви. «Черт бы тебя побрал, Джулиан! Ненавижу тебя, ненавижу! Только не делай мне хорошо, не заставляй млеть в твоих объятиях!» – пронеслось у девушки в голове. Она приоткрыла рот, и его язык тут же проник в него, заставив ее тело покрыться мурашками. Когда страстный поцелуй прервался, Джулиан ласково дотронулся губами до ее закрытых век.

- Ну вот, довольно пока, – весело промолвил Рамсден, отпуская Айви.

Он взглянул на девушку с таким видом, словно был умелым игроком и только что выиграл пари.

- Ах, Айви, я искал… довольно долго такую женщину, как ты…

Холодный дождь капал на голову Айви, а в голове ее вихрем пронеслись строки: «В поисках тебя, все времена и страны обыскала я…»

- Веди себя хорошо.

С этими словами Джулиан, повернувшись, зашагал упругой походкой к конюшням. Его уверенная поступь никак не вязалась с понурой, ссутулившейся Айви, которая, не шевелясь, осталась стоять под дождем.

Она не сдвинулась с места до тех пор, пока Рамсден не завернул за угол. Девушка дрожала от холода, ее волосы вымокли и липли к влажному лицу, а во рту еще не остыл жар от сладкого поцелуя.

Айви не пошевелилась и тогда, когда Джулиан выехал на коне из конюшни и, бросив ей веселую улыбку и помахав рукой, крикнул: «До вечера!» Направив коня к воротам, он выехал из Виткомб-Кипа.

Она сводила его с ума.

О чем Айви, интересно, думала, стоя под дождем и не сводя с него взгляда огромных, темных глаз? Прекрасные глаза, как у оленихи, карие и нежные. В глубине этих глаз всегда светится какая-то странная грусть.

Она такой и осталась перед глазами Джулиана: с мокрыми, повисшими плетьми волосами, ее бледные плечи и грудь в вырезе платья покрыты каплями дождя, руки стиснули промокшие юбки. Но откуда, черт возьми, она появилась? Она завладела всеми его помыслами. Когда Джулиан вместе с Айви сидел у огня, остальной мир переставал существовать для него. Когда он уезжал от нее, мысли о ней ни на секунду не покидали его. Что она делала, куда направлялась, с кем разговаривала? Рамсден представил, как она вернулась в замок и теперь говорит с бабушкой и Сюзанной. Они наверняка сидят в комнате леди Маргарет, пламя отражается в ее распущенных до пояса, буйных кудрях и в полированной мебели, а они смеются все вместе и говорят о… Черт, о чем только могут говорить женщины, когда с ними нет мужчин?

Забавно, до чего же легко было представить себе такую картину! Айви была в его замке на месте, в точности как в его объятиях – как будто их тела были созданы друг для друга.

Если Айви – шпионка, значит, она очень умна.

Если она – ведьма, то очень могущественная.

Но если она – потерявшаяся сирота, как Айви сама утверждает, то он – счастливый человек. Если это так, то он не отпустит ее от себя. Они всегда будут сидеть у огня, и он станет прижимать к себе ее бледное, шелковое тело, а потом будет спать, ощущая ее чудные кудри на своей коже.

До тех пор, пока не женится на Фелиции.

Джулиан знал, что, казавшаяся на первый взгляд мягкой и безмятежной, Фелиция ни за что не потерпит в своем доме любовницу мужа. Да он и не мог ее попросить об этом. Джулиан много себе позволял в прошлом, и теперь пора было остепениться.

Конь Рамсдена тяжело вздохнул, а потом выдохнул из ноздрей облачко пара. Джулиан засмеялся, услышав вздох животного, прозвучавший как бы в подтверждение его мыслей, и ласково потрепал коня по шее.

- Ну что, Бахус? У тебя тоже мрачное настроение?

Обернувшись, конь бросил на него быстрый, укоризненный взгляд, словно хотел сказать: «Глупый ты человек».

- Ну да, может, и глупый, – согласился Джулиан. – Попал в ловушку Кромвеля, в ловушку Эстли и, возможно, в ловушку Айви. И не представляю, как выбираться из всех этих капканов. Только на ощупь.

Впрочем, кое-что он может сделать. Он никогда не покажет Айви, что она так сильно его околдовала. Дать ей такую власть? Вот уж это было бы настоящей глупостью! Неважно, шпионка она, или ведьма – не то, чтобы он очень верил в бабушкину болтовню, – но с его стороны было бы сущим безумием показать девушке, какую власть она имеет над его сердцем.

Рамсден направил коня вверх по горной тропе, в сторону болот. Долгая дорога будет ему на руку. Некоторое время он опять будет чувствовать себя Джулианом Рамсденом, лордом Редверзом, беспечным деревенским графом, который то веселится в Лондоне, то любуется на дикую красоту морского побережья в собственных угодьях, думая лишь о том, сколько выложить за породистого скакуна да куда повести сегодня свою новую любовницу.

- Когда я была молода, – говорила леди Маргарет, – девушки никогда не беспокоились о том, как провести время. У них были уроки, они учились управлять поместьем, вести дом и они никогда не перечили старшим. Пожалуйста, Айви, передай мне моток голубого шелка. Спасибо, дорогая.

Леди Маргарет придвинула стул поближе к окну– там было светлее, а пожилая дама шила. Айви тоже сидела у окна. Ее стул был обит невероятной красоты парчой– на зеленом фоне темно-зеленым и золотым были вышиты розы с затейливыми завитками. Вот если бы ей удалось взять с собой в двадцатый век кусочек такой ткани! Это была бы настоящая удача!

Сюзанна, одетая в серое платье, которое оживляли белые кружева и розочки из красных лент, ходила взад-вперед по галерее. Ее низкие каблучки, как ритуальный барабан, стучали по натертому деревянному полу.

31
{"b":"25469","o":1}